Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
 
Весь мир

Страны и регионы

Израиль

к списку персоналий напечатать
Некод Зингер в Библиотеке имени Тургенева на презентации книжной серии ''Воздух''. Москва, 28.09.2005. (Четвертый Московский международный фестиваль поэтов)
Некод Зингер
прозаик, переводчик
Родился 9 августа 1960 года

Фото: Дмитрий Кузьмин, 2005

Визитная карточка
В своей квартире на улице Потанинской умерла, стоя за конторкой, как Гете-олимпиец, мощная старуха Вера Теодоровна Штерн. Саму старуху ребенок Зингер очень любил и ее наставничеству был обязан первыми своими радостями пластилинового ваяния, а вот улицу эту Потанинскую недолюбливал с тех пор, как впервые услышал жуткую арию «Силы пота-айные» из оперы «Хованщина», и это опасливое отношение к ничем не примечательной улице сохранялось у него на протяжении долгих лет.
Дома заговорили о том, что надо пойти проститься с покойной, стали собираться, а ребенку велели сидеть и слушать пластинки: реквием, магнификат, фрау Холле – кик-кирики, кик-кирики, унзере пехь-мари ист видер хи... Никому и в голову не приходило брать его с собой. Но сам-то он прекрасно понимал, что этого испытания просто не выдержит, что вот вернутся они домой, а ребенок у них совершенно седой. С остекленевшими глазами. И он решительно заявил, что обязательно тоже должен пойти посмотреть на Веру Теодоровну. От изумления с ним даже не пытались спорить, и вместо этого всю дорогу неуклюже пытались отвлечь его внимание от гробовой проблематики и поэтики разговорами об активном и здоровом образе жизни Иоганна Вольфганга Гете в частности и о долголетии в целом. Совершенно пустая комната, в которой находился труп, сильно пропахла сырой сосновой древесиной гроба, и этот въедливый запах, воспринятый им как смрад разложения, оставался у него в ноздрях долгие годы.
– Ну вот, Верочка Теодоровна, – сказала мама. – Как солдатик на посту.
– Оставайся на своем месте, – твердил про себя впечатлительный ребенок, не сводя с трупа пристального взгляда. – Я запрещаю тебе двигаться, кривить рот, подмигивать. И потом, когда мы уйдем, не вздумай оставлять свой гроб и ползти за нами. Когда я отвернусь, чтобы выйти из комнаты, не смей подниматься в гробу. Властью, данной мне Богом и людьми, я тебе запрещаю двигаться.
Слухи об этом бесстрашном мальчике, не отводя взгляда смотревшем на мертвое тело, расползались по городу. А он никак не мог понять, двигало оно носом в ответ на его заклинания или все-таки нет.

БИЛЕТЫ В КАССЕ. Роман. Книга четвёртая


Биография

Родился в Новосибирске. С 1980 г. жил в Ленинграде, с 1985 г. – в Риге и с 1988 г. живет в Иерусалиме. Учился на театроведческом факультете Ленинградского Государственного Института Театра, Музыки и Кинематографии.

Редактор двуязычного литературного журнала «Двоеточие» (совместно с Г.-Д. Зингер). Участник более 30-и израильских и международных выставок. Автор серии статей, прослеживающих эксцентрические тенденции в израильской поэзии на русском языке. Постоянный автор статей и эссе в израильской прессе и на сайте “Booknik.ru”. В числе переводов с иврита – три романа: «Лето на улице Пророков», «Путешествие в Ур Халдейский» Д. Шахара и «С кем бы побегать» Д. Гроссмана, многочисленные рассказы и главы из книг израильских авторов, а также переводы классических еврейских источников (Мидраш Раба). Специальная премия имени Норы Галь за перевод короткой прозы с английского языка (2013). Автор «Манифеста неоэклектики» (1991 г., совместно с Г.-Д. Зингер). Пишет и публикуется на русском языке и на иврите.
Прямая речь

Способность издавать звуки, запахи или светиться, кроме своей главной цели - завязывать сношения друг с другом, иногда может иметь и постороннее значение, однако способность юного натуралиста разобраться в этом нагромождении бесчисленных автономных языков весьма ничтожна. Предки Арановича славяне, обозвавшие германцев немцами, имели полную возможность убедиться в умении этих дикарей, если и не светиться, то по крайней мере издавать звуки и запахи, и тем не менее, они словно бы игнорировали и продолжают игнорировать этот факт, настаивая на немоте последних. В этом отношении человечество демонстрирует явственный регресс вида. Если праматерь Ева запросто болтала со змеем, а ее супруг за здорово живешь вел интеллигибельный диалог с самим Творцом, то уже так называемые древние вынуждены были притворяться, что им удается дешифровка кодов птичьего полета, для того чтобы убедить себя и других, будто уразумели волю богов. Поистине - правой рукой через левое ухо, что тут ни анализируй - полет или, скажем, помет. Что и говорить о дне сегодняшнем! Две особи, относящиеся не только к одному виду, но и к одному стаду, так плохо понимают друг друга, что по большей части занимаются уточнением терминологии, даже не пытаясь обнюхать коллегу, понапрасну излучающего фотоны.
Подлинная беда разражается тогда, когда накручивается базар с различными типами дискурсов. Тут, как правило, приходится беспомощно разводить руками. Рассматривая обрывки фраз, обломки речений, вынесенные холодным течением реки времен на берег мой, берег ласковый вместе с прочим мусором десятилетий, я пытаюсь восстановить по ним, как Кювье по разрозненным зубам и позвонкам, облик сгинувших навсегда тиранозавров семидесятых. Их мотивы не укладываются в наши нынешние схемы, свечение их голубого огонька навсегда померкло, запахи подъездов и коммунальных кухонь смешались с благовонием импортных дезодорантов, помет их переработан для нужд альтернативной медицины, крылья советов подрезаны в полете, жесты плохо различимы, подметки да пооторвались, взаимные сношения между собою не носят плодотворного характера.

БИЛЕТЫ В КАССЕ. Роман. Книга вторая
Предложный падеж

Множество прямых и скрытых цитат создаёт достоверную картину прошлого, которое навсегда застряло в головах свидетелей, особенно если они были в то время детьми. Достоверный контекст возникает автоматически, простым прочтением двух-трёх ключевых слов. И всё, помимо уже ушедшего вперёд текста романа, вокруг читателя бушует подлый мусор песен, речёвок, рекламок, лозунгов, которые складировались детской всеядной памятью внутри нас навсегда. Этот вызываемый звукоряд придаёт тексту романа ужасную, убедительную ирреальность. Автор отдает должное и игре со словом, порой делает это с завидным мастерством, порой опускается до «школьного» уровня, а что поделаешь, если персонажи – дети.

И ещё это книга о детстве. О детстве, как о юрком кузнечике, который произвольно прыгает по новосибирской школе, по зоопарку, по театру, по консерватории, по двору, по квартире, а автор ловит его, накрывает ладошкой из своего будущего и говорит правильные магические слова, принадлежащие уже не детству, но всем его прожитым годам. Но сказать, что автор ловит «кузнечика» -- это явно умалить его художественную задачу. Автор ловит сам себя, но никак не поймает. Кому не знакома эта игра: «И в ослеплении погони попеременно исполняем обязанности то жертвы, то божества».

Этот роман напоминает импровизацию на фортепиано прошлого и настоящего. Когда нажимаются то белые, то чёрные (пусковые?) клавиши-кнопки, а руки из детских становятся то мальчиковыми, то мужскими, то опять топырятся детские мизинчики, то вступает новая неожиданная тема, да так и упархивает, слегка задев сердце. [...]

Блуждая по своим реальным и вымышленным воспоминаниям, Зингер приглашает нас не только помедитировать над происходившим когда-то, но и выстраивает хрупкие конструкции, не столь связывающие прошлое с настоящим, сколь позволяющие полюбоваться хрупкостью и оригинальностью этих связей, парящих над чем угодно, а порой и над ничем. Иногда блуждающие в тексте Зингеры сталкиваются друг с другом и проясняют что-то необходимое, а мы, знающие, что за текстом всегда стоит автор, понимаем, что создатель «другой всемирной истории» тоже здесь, и он – тоже Зингер.

Е.Михайличенко, Ю.Несис. Биоавтография Некода Зингера. "Вести", 12.VII.2007
Библиография
Билеты в кассе
Роман. — М.: Мосты культуры; Jerusalem: Gesharim, 2006. — 448 с.

Черновики Иерусалима
Роман. — М.: Русский Гулливер, 2013. - 304 с.

Тексты на сайте

Booknik.ru— 30.03.2009



Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2016 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service