Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
 
Весь мир

Страны и регионы

Израиль

к списку персоналий напечатать
Яков   Шехтер
Яков Шехтер
прозаик
Родился в 1956 году


Биография

Родился в Одессе, жил в Вильнюсе и Сибири. Закончил два высших учебных заведения. В Израиле с 1987 года. Живет в Реховоте.

Составитель поэтических альманахов «Поэты Большого Тель-Авива», «Левантийская корона».

Член правления Союза Писателей Израиля, член международного ПЕН клуба, председатель Тель-Авивского клуба литераторов. Лауреат премии Союза Писателей Израиля им. Юрия Нагибина в области прозы (2009).

Рассказы и повести Шехтера обширно публикуются в израильских русскоязычных журналах «22», «Слово писателя», «Иерусалимский журнал», американской прессе — газеты «Форвертс», «Новое русское слово», канадской — журнал «Эксодус», в украинских журналах «Мория», «Мигдаль», и многочисленных журналах и газетах Российской федерации.

Произведения Якова Шехтера переведены на иврит, английский, французский, немецкий языки. Его рассказ включен во всемирную антологию мистической прозы, изданной в Бостоне на английском языке.
Прямая речь

        Еврейские книги на русском языке — странный побег в ботаническом саду литературы. Взращенный несоответствием звука и его произносящего горла, питаемый конфликтом между корнями и почвой, он не должен был появиться вообще, а, появившись, быстро угаснуть. Под холодным дождем вопросов о целесообразности и несмолкаемый кадиш критиков, он, тем не менее, тихонько цветет, в каждом поколении выбрасывая новые ветви.
        Язык в литературе — самостоятельная субстанция, куда более таинственная, чем простое средство передачи информации. Скрытый огонь метафор иногда является первопричиной художественного замысла. Сочетания слов не только выражают мысль, но и порождают ее. Русский язык отталкивает еврейскую тематику, он плохо приспособлен для передачи оттенков религиозных переживаний, вокруг которых, так или иначе, построена еврейская жизнь и, следовательно, еврейская литература.
        Пишущий по-русски еврейский писатель пребывает в перманентном конфликте между культурой языка и языком культуры. Возможно именно поэтому, в лучших своих образцах, эта литература особенно интересна.

Искусство ради искусства в масштабе целой страны
(Интервью Якова Шехтера Даниэлю Клугеру
для рубрики "Вавилонская библиотека" в газете «Вести»)
Предложный падеж

        Роман Якова Шехтера видится мне истинным событием в истории литературы. Предыдущие сочинения авторов-евреев, включая и «русских израильтян», выглядят все-таки типичными для русской литературы изделиями, лишь посвященными особой, еврейской или израильской теме, т. е. отличающимися от чисто русских произведений всего-навсего особой тематикой. Это отнюдь не упрек: принадлежность к великой литературе есть достоинство, и потому ценность написанного нашими коллегами зависит исключительно от качества исполнения ими работы. Но вот роман Я. Шехтера выглядит в этом ряду на особицу: он есть первое крупное произведение еврейской литературы, исполненное, однако, на русском языке.

Михаил Хейфец, «Вести»


        Одних Б-г призывает окриком, других песней, третьих — шепотом» — говорил Раби Нахман из Брацлава.
        В романе Якова Шехтера «Вокруг себя был никто» — многоплановом, многоголосом, многосмысловом, «широкоформатном» — присутствуют и окрик, и песня и шепот.
        Роман этот оригинален и по замыслу и по исполнению. У любого писателя — и самого среднего, и хорошего, и талантливейшего есть некая формула творчества, некий посыл читателю, который можно условно сконцентрировать, сформулировать одной фразой. Например, у Лермонтова это — «Мир жесток и беспощаден к одинокой человеческой душе», у Толстого «Судите, да судимы будете!», у Бальзака — «ничтожен и алчен мир человеков», у Кафки — «Мир холоден и ужасен своими страшными и загадочными метаморфозами, и не к кому приклонить хрупкую душу». Только Набоков отваживается в своем послании бескомпромиссно объявлять художественное мастерство самодовлеющим в литературе....
        И только когда Художник находит в себе силы могучим усилием интеллекта и души ПЕРЕСТУПИТЬ за край такого послания, очерченный им самому себе, — вот тогда это — настоящая победа.
        Якову Шехтеру это удалось.

Дина Рубина, «Книжное обозрение»
Библиография
Если забуду
Иерусалим, 1984

Народ твой
Иерусалим, 1991

Шахматные проделки бисквитных зайцев
Тель-Авив, 1998

Еврейское счастье или судьба конформиста
Одесса: Мигдаль, 2001

Астральная жизнь черепахи
Санкт-Петербург, 2002, переиздано в 2005 (Ростов-на-Дону)
Вокруг себя был никто
Ростов-на-Дону: Феникс, 2004. — 573 с.

Астроном
Ростов-на-Дону, 2007

Голос в тишине
М.: Книжники, 2009. — 530 с.

Каббала и бесы
Ростов-на-Дону: Феникс, 2009. — 315 с.

О нём пишут

Интервью с Яковом Шехтером для для рубрики «Вавилонская библиотека» в газете «Вести»



Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2017 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service