Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
Страны и регионы
Города России
Города Украины
Страны мира

Студия

Проба

Этот раздел студии открыт для всех желающих: здесь можно обратиться к экспертам студии за отзывом о своих сочинениях и познакомиться с их мнениями о сочинениях других начинающих авторов.

Решение о том, кому из экспертов поступит на отзыв Ваш текст, принимает модератор студии. Вы, однако, можете отметить свои пожелания — и они, скорее всего, будут учтены. У экспертов есть возможность добавить свой отзыв к уже опубликованному отзыву другого эксперта, если мнения их в чем-то расходятся.

К сожалению, обещать отзыв каждому, кто пришлёт нам свои тексты, мы не можем — по той простой причине, что о некоторых текстах невозможно сказать ничего содержательного (кроме как констатировать, что никакими, даже самыми скромными, литературными достоинствами он не обладает). Если у экспертов студии не нашлось для вашего произведения ни одного обнадёживающего слова — не стоит так уж сильно расстраиваться: даже совершенно непрофессиональные сочинения могут быть кому-то приятны и полезны — как минимум, могут радовать самого автора и его близких. Ну, а если этого недостаточно, — значит, прежде, чем послать на отзыв другие свои работы, сто́ит почитать суждения экспертов о чужих текстах, а также произведения участников студии в рубрике «Процесс».

Совершенно ругательные отзывы не публикуются (если текст совсем никуда не годится, так о нём и говорить незачем). Однако те или иные критические замечания и отрицательные оценки со стороны экспертов возможны. Читая их, не упускайте из виду, что в их основе — вера в ваши силы и надежда на то, что со временем у вас может получиться что-то настоящее.

Пожалуйста, не забывайте о здравом смысле: не нужно отправлять на отзыв длинные романы, разбивая их на мелкие порции, или требовать от экспертов ознакомления с полным собранием ваших сочинений! Постарайтесь выбрать такой текст или фрагмент, чтобы по нему в наибольшей мере можно было увидеть, чем именно Вы отличаетесь от всех других авторов.

Удачи!
Точки на карте
когда у родины нет молока
тебя кормят смесью
из коммунизма-капитализма-национальной идеи
три раза в день
а ты
просто хочешь молока
нет, не кумыса или айрана или шубата
молока из груди материнской
Виктория Русакова, 1996 г.р., Алматы
Отзывы экспертов

Смысла отдавать на рецензию (а файл с текстом адресован мне, судя по названию) тексты, опубликованные на сайте «Полутона» полгода назад, – в марте 2019, я, честно говоря, не понимаю. Более половины подборки совпадает, из чего можно сделать вывод, что либо автор пишет очень непомногу, либо считает эти тексты самыми важными. Не для того ли это делается, чтоб спровоцировать меня воспользоваться казахско-русским словарём, я же всё читаю впрямь внимательно (а потом — хопс! — сноски с тем, что «я.пер/уа.транс» не смог раскусить, хотя общий смысл понялся) и честно — то есть всё остальное, появившееся в поле зрения относительно автора, я читаю после подборки.
Русская поэзия Казахстана похоже что более телесно ориентирована, нежели русская поэзия других регионов. Связано это с тем, что актуальная ныне повсюду гендерная повестка накладывается на кажется что более чем в России ярко выраженную патриархатную модель общества, существующую под влиянием восточной культуры, контрастнее ощутимую в Казахстане.
Конечно, об этом нужно говорить и писать. Но, как мне кажется, не стихи. Рассказы как минимум. Вон, Малика Атей целый роман написала на материале казахстанских реалий, который оказался в шорт-листе премии «Лицей». Правда, в ее романе почти не поднимается тема гендерного сдвига, но там тоже — проблема свободы выбора, которой на самом деле нет.
Самая важная тема этой подборки — не просто быть мальчиком, но быть сыном. Своей родной земли, вспаиваться её молоком, поедать плоды её тепла. И, как младенец, истерить от неудобственности бытия, даже на пупе земли, который Абая-Ленина (один из центральных перекрёстков Алма-Аты), возлежа. Это и есть то новое, что сообщается просто и возможно к восприятию, когда развеется дым экзотики.
12.10.2019

про большую жизнь
вот ты, значит, в каком-нибудь махровом две тысячи тринадцатом —
и для тебя он совсем не махровый, — уже вовсю студент лита,
а я сижу в нижегородском сквере с нежным названием «юбилейный»
и понятия не имею, что за люди — обэриуты
Елизавета Трофимова, 1998 г.р., Санкт-Петербург
Отзывы экспертов

Представленное стихотворение Елизаветы Трофимовой полно искрящейся самоиронии и вообще иронии. Пожалуй, отправка в наш проект текста со словами «я даже не знаю, что такое // новая карта русской литературы, // и дмитрий кузьмин не читает мои квазиисповедальные экскламации» — высочайшей пробы развесёлое литературное хулиганство. Это хорошее, лёгкое стихотворение, но рассматривать его, наверное, надо в контексте других стихов Елизаветы Трофимовой, например, опубликованных на сайте «Полутона», и в нём действительно есть то главное, что вообще отличает поэзию Елизаветы, — уже упомянутая весёлая лёгкость. Собственно, поэтому в начале и названы ОБЭРИУты, как источник, хотя я в этом вижу и лианозовские корни, особенно Генриха Сапгира, причём скорее не «взрослых», а детских его стихов, хотя грань здесь подчас провести невозможно. В других своих стихах Елизавета Трофимова также легко — насквозь — касается уже не литературной жизни (а точнее, представлений о ней вчерашнего подростка), а собственно жизни, и да, представлений о ней вчерашнего подростка, что оказывается и честно, и уместно, и особенно хрустально и необычно в её религиозных стихах, так что представление о возможностях современной религиозной поэзии, по крайней мере, моё, вполне себе расширилось. Вообще Елизавета Трофимова — один из наиболее интересных мне авторов, и я с радостью наблюдаю за её развитием.
12.10.2019

Белый Кролик
Адвокат слишком много ел пластинок
Съел всех став комком злобы
Переменчив как рулетка казино
Чёрным, бело, чёрным, бело, чёрным
Закрыв ставни смотрю на войну что идёт
Солдат сто шестьдесят, пали жертвой
Белого Кролика и Алисы
Герман Воробьёв , 2003 г.р., Николаев
Отзывы экспертов

По одному тексту сложно оценивать возможности автора, а Германа Воробьева — особенно, учитывая его осознанную установку на работу с интертекстом (интересно, знает ли автор о рассказе Хемингуэя и/или о фильме 1952 года?) и в целом узнаваемую рок-песенную поэтику — в диапазоне от Ильи Кормильцева до самых современных рок-поэтов из множества молодежных групп. Я даже собиралась гуглить, кто конкретно в группе «Би-2», текст которой звучит у Воробьёва, пишет песни, но поняла, что мои представления о поэзии двух последних десятилетий не станут от этого более репрезентативными и оставила затею до лучших времен. Но что можно отметить у Германа Воробьёва — попытки мыслить как бы забывая про причинно-следственную логику, выстраивать абсурдистскую картину, в которой ощущается немалый потенциал иносказательности. И здесь я бы посоветовала автору, если он не занимается написанием именно песен, развиваться дальше вне поля поп-культуры и контркультуры как её части. Например, усилить поэтические высказывания философскими контекстами. Впрочем, всегда есть другой путь — травестирование пратекстов вразнос, чему можно поучиться, скажем, у Ростислава Амелина, или обратиться к опытам Д. А. Пригова.
29.09.2019

Под сокровенной горой (три стихотворения)
Мир такой: подсолнух глядит во все стороны,
колокол доведен до слёз,
змеиные язычки взошли меж колосьев гнева;
вот стоит протоиерей:
Михаил Бордуновский, 1998 г.р., Москва
Отзывы экспертов

Перед нами стихи визионерские и одновременно вырастающие из культуры — видения нарочито, подчёркнуто ориентальны, экзотичны, у них есть контекст, который и диктует и образный ряд, и стилистику. Стихи выглядят «проектом», может быть, частью историко-фантастического романа в духе «Арабского кошмара» Роберта Ирвина, также ассоциативно вспоминается поэзия Василия Яна из знакомых с детства книг, но здесь же и Киплинг, и «Кубла-хан», не случайно мы заговорили о визионерстве — фантазия Кольриджа в его голову тоже попала сначала из книжек, из культурного воздуха, а отнюдь не зародилась в опиумном тумане. То, что этот «роман» не написан и, скорее всего, и не собирается быть написан, сообщает стихам особое, дополнительно сгущение (хотя они и без того весьма суггестивны) — весь смысл как бы вытянут из незаполненного пространства текста и сконцентрирован в стихотворных комках. Индивидуальность звучания стихов обеспечивается неожиданностью сменяющих друг друга образов, авторской логикой, вроде бы и закономерной, но непредсказуемой: так средневековый хазарский город вырастает из строки кроссворда. Также хочу отметить, что я уже читала другие стихи Михаила Бордуновского, они мне тоже показались интересными, но здесь, кажется, автор вышел на другой уровень, вырос над собой, развивая ранее намеченные тенденции.
29.09.2019

стихи из цикла "Дичок"
расползай меня по шве,
распознай меня по ше-
йной выемке, —
мне выел
змей-подсадыш горло, вызрел
в боль подсердную, тюрьмою
я ему, а он мне — тьмою
Вороника Волкова, 1987 г.р., Кострома
Отзывы экспертов

Лично для меня это необычайно мало текстов — про полторы страницы чаще всего сказать нечего, если автор неизвестен. Мне видится, что у цикла должна быть какая-то композиция, возможно, более сложная, чем дана в этой подборке. Три представленных текста вворачивают читателя внутрь себя, сохраняя напряжение неопределённости, заданное самой первой строкой, и держащееся и во второй строфе странной грамматикой типа иноземного make us, адресуемое, как понимается, красному горлу — и неясно, о теле ли речь, либо же о слове. Упытанный человечек получается — пытки, попытки, испытания. Ещё одна загадочность в имени. Известен поэт Иван Волков из Костромы, известна и Вороника (именно так!) Волкова оттуда же, печатавшаяся в 2010-е в журналах, но та 1979 года рождения. Мистификация? Тёзки? Нет пока ответа.
29.09.2019

Если исчезнет озеро
Голод.
У меня в желудке прорубь
Меня изнутри съедают серые рыбы
Их кто-то ловит и съедает сам
Но они плодовиты
Алиса Якуба, 2001 г.р., Алма-Ата
Отзывы экспертов

В стихах Алисы Якуба самое существенное — это баланс между метафорическим мышлением и психологической достоверностью подростковой картины мира. И этот баланс одновременно помогает автору добиться неплохих результатов — и мешает добиться лучших. Когда Алексей Парщиков отказался соблюдать меру в ветвлении и дроблении метафор — это дало ему возможность по-новому увидеть саму понятийную структуру мироздания, позволяющую предметам и дискурсам, как сказано в одном из его стихотворений, «всю ночь провести в разговорах». Когда Полина Андрукович отказалась искать наиболее выразительные, метафорически насыщенные способы передачи своих повседневных эмоциональных и психологических движений — это дало ей возможность через беспощадную, протокольную скрупулёзность добиться новой подлинности и аналитической глубины. А в трёх присланных стихотворениях всё правильно, точно и в меру: нам понятно, какое лирическое переживание они передают, и понятно, какой художественный инструментарий для этого избран, и отлично, что автор умеет справиться и с тем, и с другим, — но всё это, в поэтическом смысле, та самая зона комфорта, из которой теперь предстоит выйти, чтобы двинуться — никто, включая самого автора, пока не знает, в какую сторону.
14.09.2019

Идём по дну
Идём по дну. Вокруг мертво и мутно.
Над головами ничего не брезжит.
Грудиной проплывающего судна
поток реки истерзан и объезжен,
и судно заменило даже солнце,
которое и так едва дрожало.
Ника Варназова, 1998 г.р., Тбилиси
Отзывы экспертов

В подборке Ники Варназовой мне представляются ценными две попытки — во-первых, мыслить парадоксально, что уже является бегством от очевидного, поэзии, как правило, вредящего (отсюда финальные пуанты, неожиданный Сваровский в последней строке Гумилева), во-вторых, мучительная и пока очень робкая попытка прикосновения к небытию, смерти, которая могла бы сформировать у автора интерес, например, к метафизической поэзии и привести к чему-то менее инерционному в плане письма, чем то, что мы имеем сейчас. Собственно маринистика — а представленные к рассмотрению тексты Ники Варназовой к ней относятся безусловно — не самое разработанное в поэзии тематическое и семиотическое поле, хотя очевидные и прямо-таки ожидаемые романтизм и экспрессионизм здесь удивляют отсутствием следов Бодлера или «Пьяного корабля» Рембо, а Гумилев и Багрицкий купированы практиками прочитанных автором советских поэтов или поэтов, которые внимательно читали советских поэтов, что в итоге и создаёт общее впечатление инерционности. Стремление «говорить поэтически» (а такой разговор всегда искусственный) приводит к поэтизмам, клише и даже откровенным провалам, вроде этого: «Грудиной проплывающего судна / поток реки истерзан и объезжен…» – истерзать грудиной реку можно, но как объездить ею поток? «Целовалась Арагви с дрожащей хмельной Курой…» — так ли нужны в тексте про мертвеца, обнаруженного на берегу (сюжет «Утопленника» Пушкина), лесбийские коннотации?
Однако случай Ники Варназовой — не просто небезнадёжный, но в хорошем смысле заставляющий задуматься о дальнейшем развитии поэтики автора. Могу пожелать Нике научиться пропускать слишком явные смысловые звенья и не увлекаться конструированием образов в пику естественности. Пути же развития могут быть разными — через барочную сложность Елены Шварц или, например, Андрея Таврова, прочувствованную образность Галины Рымбу, загадочную оптику Фёдора Сваровского или же — в более зрелую поэтику традиционно-реалистического толка.
13.09.2019

Чужие окна
Спущусь по каменистой тропке вниз,
где катится вприпрыжку горная река,
подскакивая и бурля на поворотах.

Деревья, растопырив ветки с колтунами гнёзд,
напоминают о таких же дома –
но дома не было так больно, правда?
Мария Перебаева, 1996 г.р., Казань
Отзывы экспертов

Поэтическая речь Марии Перебаевой очень непосредственна. Конечно, это наивная поэтика, но не наивное, а вполне осознанное к ней обращение. Этот выбор, его осознанность отнюдь не делают художественный мир Марии Перебаевой искусственным, нарочитым, — налицо попадание в яблочко, автор находит именно то, что оказывается его собственной речью, язык и взгляд органично обусловливают друг друга. Здесь, казалось бы, стоит вспомнить лианозовцев, конкретистскую поэтику, к которой в большинстве случаев апеллирует современная наивная поэзия. Однако нет, Мария Перебаева, обращаясь к непосредственному переживанию мира, радостному называнию, избегает лианозовского аскетизма, её стихи построены не на минус-приёме, и реальность в них – а это, безусловно, стихи, обращённые к реальности, – не социально детерминированная реальность бедности, как у лианозовцев, или, например, благополучия, – в мире Марии Перебаевой всё окрашено метафизикой, причём не общей метафизикой красивых слов, а вполне конкретной, индивидуальной, авторской метафизикой проживаемой жизни, и говорение от первого лица здесь крайне важно:

Белёсым рассветом верхушки с дождём пополам
Человек на обрыве взглянул моими глазами
От глубокого дыхания кружится голова
Лабиринт мира опрокидывается повисает кверх ногами


Эта поэзия искрящейся радости, может быть, отчасти восходит к поэтическим исканиям авторов, дебютировавших в начале текущего века – Дины Гатиной (а через неё, несомненно, к Елене Гуро) или более известной как певица Светланы Бень. Однако в случае Марии Перебаевой корни такого поэтического мира надо искать не в поэзии, а в прозе, причём зарубежной – самом наивном, непосредственном из изводов магического реализма, и эпиграф из Бена Окри здесь глубоко знаковый, а ещё глубже – в самом мифе, в бушменских сказках, в «Пополь-Вухе», в истории нанайской девочки Айоги, совсем не по-нильсову улетевшей за дикими гусями. И здесь для автора есть ловушка – в таком глубинном поле даже не культуры, а ещё до-культуры, собственно магии, легко заговориться, взять не своё. Мария Перебаева в эту ловушку не попалась – она смотрит своими глазами.
13.09.2019

тексты на рецензированме
***


количественно невозможные сдвиги во времени,
для жизни не подходящие
стольких увидеть немыслимо абсолютно
как на струнах тело подвешено и вокруг всё за них дергает
такого пения - звук превосходящий ответственность
даже тихий скрип отвесный
сильный ветер почти телесный своим холодом
как разорвано струнами небо алое
так в молчании ненависть движима только желанием
подобающим поведением осторожности, когда все дергают этим струнам
больно звучит песнь молчания
больнее отчаяния -
бесформенность
Кирилл Ушаков, 1988 г.р., Иваново
Отзывы экспертов

Стихи производят сильное впечатление. Урбанистические моменты и то, к каким средствам для их описания прибегает автор, мне очень близки.
В целом, кажется, Кирилл Ушаков больше ориентирован на экспрессионистскую поэтику и именно в русском её изводе, в том числе, например, на раннего Маяковского, то есть на самом деле скорее просто экспрессивную, чем вполне экспрессионистскую. Ориентир вполне достойный, особенно притом, что Кирилл намеренно стремится уйти от иногда свойственной такой поэзии позы вечного подростка-бунтаря. Этот уход иногда приводит к тому, что собственно «лирический герой» оказывается не вполне выраженным, его голос – нота, иногда расширяющаяся до мелодии, в общем звуковом потоке города. Эта позиция эмоционального наблюдателя также кажется достойной и интересной. Однако любопытно было бы увидеть и вариант этих стихов, где описание даётся не из общего тона, не изнутри, но может быть откуда-то сбоку или сверху, с «точки зрения». Любопытно, наверное, прежде всего для самого автора, чтобы он мог точно знать, откуда лучше видно.
В плане круга чтения хочется рекомендовать Кириллу больше обращаться к другой, (намеренно противоположенной по отношению к избранной им) эстетике, к стихам нарочито суховатым, (обманчиво, может быть) бесстрастным, констатирующим – то есть к линии от примерно Владимира Бурича и Яна Сатуновского до примерно Станислава Львовского. Не потому что этого Кириллу не хватает – его сегодняшний поиск не там и сосредоточен – а просто чтобы знать, что и такое бывает, и что это тоже очень хорошо, и что это тоже открывает одно из многих лиц поэзии.
04.07.2013

Μαλλον ειδέναι (цикл стихов)
“Джиорджино”

от волков
что прячутся в нас
не спасёт твой распятый бог
ничто
между нами не скрыто от нас
ничто между нами
и ночью вокруг…
Илья Дацкевич, 1989 г.р., Нижний Новгород
Отзывы экспертов

Если читать цикл «Μαλλον ειδέναι» в отрыве от других стихов Ильи Дацкевича, может показаться, что то, что он пишет, скорее умозрительно. Но я читала другие стихи, и знаю, что это не так – у Ильи Дацкевича много личностных, эмоциональных прозрений, Анна Голубкова даже включила его стихи в проект «Современный поэтический экспрессионизм». И цикл «Μαλλον ειδέναι» в этом контексте выглядит попыткой интеллектуального отстранения от мира эмоций, но не бегством из него.
В этих стихах мне кажется интересным сочетание философии и кинематографичности. Вообще философия в литературе, литература идей сейчас оказывается очень актуальна, фонд Александра Пятигорского даже премию в этой области учредил.
И то, что для молодого человека приоритетной оказывается сфера интеллектуального, художественного-чужого закономерно – это область, которая вчерашнему студенту знакома лучше всего.
Но вот она освоена, и интересно – что же там дальше? А дальше – «Я» и тысячи других «Я», пыльная трава и перебранка соседей за стеной. И, наверное, всё это - самое лучшее о чём может рассказать поэт. И тот способ, которым постигает мир Илья – проникновение через о(т)странение – очень и очень пригоден и для описания этого мира; для истории о себе в мире и мире в себе. Мне думается, что потенциальное развитие поэта Ильи Дацкевича – это восхождение от абстрактно-аналитического к конкретности и осязаемости, от речи о Другом к речи о другом.
11.06.2013

Архив публикаций
 


Протестировать текст
Предложите свой текст экспертам

Все поля формы обязательны для заполнения!
Имя:
Фамилия:
E-mail:*
Город:
Год рождения:
* Ваш электронный адрес нигде не публикуется, никому не передается и может быть использован только сотрудниками нашего проекта и только для того, чтобы связаться с Вами по поводу Вашего текста.
Заголовок сообщения:

Введите код верификации


Выберите своего эксперта:

  Татьяна Грауз
  Данила Давыдов
  Дмитрий Кузьмин
  Илья Кукулин
  Денис Ларионов
  Юлия Подлубнова
  Евгения Риц
  Дарья Суховей
Хотите скрыть своё имя?

  Да
  Нет
Предупреждение:

Отправляя текст на рецензирование, Вы соглашаетесь с возможностью его публикации на сайте вместе с отзывом эксперта или экспертов. Текст может быть опубликован без Вашего имени, если Вы выберете такую возможность.

Эксперты

Участники

Кирилл Рябов прозаик
Санкт-Петербург
Родился в 1983 году в Ленинграде. В 2002 году закончил среднюю школу милиции, служил в отделе вневедомственной охраны Санкт-Петербурга. Также работал охранником, сторожем, дворником, массажистом, грузчиком, снимался в кино. Печатался в журналах и альманахах «Рог Борея», «Молодой Петербург», «Медвежьи песни», «Парадный подъезд», «Вокзал». С 2007 года редактор журнала молодых литераторов Санкт-Петербурга «Вокзал».
подробнее


Мария Алёхина поэт
Москва
Родилась в 1988 году. Живёт в Москве. Студентка Института журналистики и литературного творчества (ИЖЛТ). Участница поэтических семинаров Дмитрия Веденяпина и Алексея Кубрика.
подробнее

Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2019 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования

Вашей фирме нужен промтоварный фургон на Renault Kangoo для перевозок? Нет проблем! Вы можете его по выгодной цене купить в нашем магазине. Мы ждем вас! Он всегда оправдает вложенные в него деньги.



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service