Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
Страны и регионы
Города России
Города Украины
Страны мира

Студия

Проба

Этот раздел студии открыт для всех желающих: здесь можно обратиться к экспертам студии за отзывом о своих сочинениях и познакомиться с их мнениями о сочинениях других начинающих авторов.

Решение о том, кому из экспертов поступит на отзыв Ваш текст, принимает модератор студии. Вы, однако, можете отметить свои пожелания — и они, скорее всего, будут учтены. У экспертов есть возможность добавить свой отзыв к уже опубликованному отзыву другого эксперта, если мнения их в чем-то расходятся.

К сожалению, обещать отзыв каждому, кто пришлёт нам свои тексты, мы не можем — по той простой причине, что о некоторых текстах невозможно сказать ничего содержательного (кроме как констатировать, что никакими, даже самыми скромными, литературными достоинствами он не обладает). Если у экспертов студии не нашлось для вашего произведения ни одного обнадёживающего слова — не стоит так уж сильно расстраиваться: даже совершенно непрофессиональные сочинения могут быть кому-то приятны и полезны — как минимум, могут радовать самого автора и его близких. Ну, а если этого недостаточно, — значит, прежде, чем послать на отзыв другие свои работы, сто́ит почитать суждения экспертов о чужих текстах, а также произведения участников студии в рубрике «Процесс».

Совершенно ругательные отзывы не публикуются (если текст совсем никуда не годится, так о нём и говорить незачем). Однако те или иные критические замечания и отрицательные оценки со стороны экспертов возможны. Читая их, не упускайте из виду, что в их основе — вера в ваши силы и надежда на то, что со временем у вас может получиться что-то настоящее.

Пожалуйста, не забывайте о здравом смысле: не нужно отправлять на отзыв длинные романы, разбивая их на мелкие порции, или требовать от экспертов ознакомления с полным собранием ваших сочинений! Постарайтесь выбрать такой текст или фрагмент, чтобы по нему в наибольшей мере можно было увидеть, чем именно Вы отличаетесь от всех других авторов.

Удачи!
Навсегда-навсегда
Рыбе снится, что ей не вернуться обратно,
и, пожалуй, это к лучшему, что к утру она ничего не вспомнит...
Полина Богатова, 1992 г.р., Оренбург
Отзывы экспертов

Не нарушая равновесия тихих «песен» Полины Богатовой, хотелось бы сказать о теплоте и ясности этих стихов. Правда, в них ещё чувствуется некоторая ученическая заданность, особенно в рифмованном тексте «если есть кто живой…». Здесь, как мне кажется, точность поэтической речи нарушается, образы стиха, «проплывающие» через узкое русло песенных ритмов, кажутся уведенными сквозь чужое мутное стекло.
К счастью, этого нет, когда стих Полины Богатовой освобождён от рифмы. Её верлибры фонетически довольно ёмкие, даже если образный строй их прост, как «рыбак в старом свитере». Однако в этой простоте есть какая-то кроткая мягкость и доброта, пытающаяся прорваться к иному, остро чувствующая это иное предназначение поэзии.
И здесь, конечно, хочется напомнить о многообразных возможностях поэтического языка, который к началу XXI века прошёл через творческое сознание У. Уитмена, Т. С. Элиота, Й. Сефериса, Э. Паунда, П. Целана, И. Кристенсен, Г. Айги и многих других замечательных поэтов, читая которых, становится понятно, что язык — это живой, сложный и цельный особой динамичной целостностью процесс. И если человек хочет войти в этот могучий поток речи (глубокий, прозрачный, а порой тёмный, мутный, со множеством подводных рифов), человек должен быть бесстрашен и вооружён не только верой в свой дар, но и верой в язык, которому он будет служить, орудием которого, он будет являться, не всегда это осознавая.
26.01.2020

Эпоха коллапса
я лесоруб
в моей хижине хозяйничает северный ветер
и звёзды.

но я плохой лесоруб
потому что не могу взять топор
Аристарх Пштецкий, 2000 г.р., Москва
Отзывы экспертов

Тексты, присылаемые под придуманным специально для данного случая псевдонимом, всегда наводят на подозрение, что и сами они написаны специально для данного случая — взять эксперта на слабо́. В данной подборке есть некоторые дополнительные признаки такой умышленности/подначки, хотя для поколения постиронии это, конечно, не показатель. Постирония вообще, я бы сказал, плохой помощник в письме, потому что позволяет любой fail (в том числе и epic one) увидеть как tongue-in-cheek. Скажем, «в моей голове / создаются удивительные миры, / зарождаются вселенные, / взрываются сверхновые, / и мне страшно / от того что все эти вещи / в моей голове / навсегда останутся там» — вроде и хочется сказать, что не стоит называть вселенные и сверхновые «вещами», как будто это перепутанные носки в шкафу, но, с другой стороны, может быть, автор просто намекает, что в голове у него такой же бардак, как в платяном шкафу? Или вот: «под кислотным дождём / под соцветием фольги / нашим вечным вождём / станет Айги» — вроде и хочется заметить, что Айги тут абсолютно не в тему, что его поэтика строго противоположна намеченному техногенному ландшафту, но, с другой стороны, может быть, автор просто намекает, что поэзия Айги — это параноидальный бред для безмятежных носителей шапочек из фольги? Вот эта двусмысленность и необязательность (не только на уровне отдельных ходов, но и в композиционном развитии текстов) кажется, в целом, плохой идеей, поскольку необязательное за нас и нейросети напишут — давайте писать только обязательное. Но, с другой стороны, когда необязательность в последнем тексте подборки тематизируется, то выясняется, что только необязательное («фиолетовый кубик на шарнирах») и остаётся обязательным. И, в общем, не совсем понятно, как из всей этой амбивалентности выруливать, причем даже не столь важно, нарочная она или случайная, — но если добиваться чего-то важного и небессмысленного, то как-то выруливать придётся.
26.01.2020

это сейчас лучшее что случалось
вот толпой
изнасилованные в бараках детства
выходили поэты
по язвам и трещинам языка
Кира Пешкова, 1999 г.р., Москва
Отзывы экспертов

Кира Пешкова — ещё один автор, пришедший в «Студию» с «Полутонов», а потому имеет смысл говорить не только о представленной здесь подборке, но об общем впечатлении от её текстов, довольно неоднородных и разнонаправленных, в целом указывающих на процессы переплавки опытов предшествующих поэтических поколений и совсем молодой поэзии.
С одной стороны, интересно, как Кира Пешкова осваивает практики новейшей поэзии неомодернизма, интровертного дискретного письма в диапазоне от Галины Рымбу и Екатерины Захаркив до поэтов/поэток прошлогоднего лонг-листа премии Драгомощенко (например, Анны Родиновой). И здесь неизбежны множественность фрагментированных дискурсов и языков, инфинитивность (вполне та, о которой писал Жолковский), плюс попытки трансгрессии, в том числе явленные графически. Одновременно автор пытается работать с триггерами и со стёртыми знаками проживания индивидуального опыта. Отсюда очевидные реверансы в сторону документальной поэзии, которых больше всего в апрельской подборке на «Полутонах»:

пространство текстов расширилось
теперь можно читать их в лицо омоновцам даже выхаркивать
можно устроить такой огонь
что будет жить сам из себя
пока нам нужна всего лишь сексуальная революция
тяжёлые наркотики
и почта дмитрия кузьмина…

С другой стороны, среди присланных в «Студию» текстов явно преобладают те, в которых заметны интонации я бы сказала сетевой поэзии послебродского образца (влияние семинара С. Арутюнова, где теперь занимается Кира Пешкова?). Однако и здесь инерционность формы имеет некоторые возможности быть преодолённой за счёт конструирования нетривиальной субъектности, чего, впрочем, пока только стоит ожидать от автора, по крайней мере, мне заметны некоторые её знаки — например, описательное «будто бы я всегда был самосказуем». Притом что они (знаки) не обязательно связаны с очевидной в текстах гендерной инверсией — вот это как раз клише даже в такого рода поэзии, и оно опять-таки требует какой-то индивидуальной деконструкции.
26.01.2020

три текста
(именно так
выныриваешь из депрессии не понимая
как можно было привыкнуть как
вообще возможно к такому привыкнуть)
Владислав Декалов, 1991 г.р., Санкт-Петербург
Отзывы экспертов

Владислав Декалов мне вполне известен как поэт. Он писал довольно приличную силлабо-тонику, которую при желании можно найти на порталах «Мегалит» и «45 параллель», затем переместился в пространство актуальной поэзии — публикации на «Полутонах» и в TextOnly — с лаконичным, но более чем содержательным предисловием Дениса Ларионова. Мне кажется, «Студия» — это совсем не формат для публикации и обсуждения поэзии Декалова, автора со сформированной поэтикой, от которого стоит ожидать уже, как минимум, выхода книги.
26.01.2020

из цикла «слепой дирижабль»
разве я не лечу (среди ночи) в слепом дирижабле
неизвестно куда и не думаю: откуда явилась смерть?
но «милая дорогая девочка» я всё равно отведу тебя за руку
в тот ебучий иллюзорный лес, ибо прекраснее нет:
посмотреть на пихты.
Василий Савельев, 1999 г.р., Москва
Отзывы экспертов

Вот уже несколько лет я со сложным чувством наблюдаю за эволюциями Василия Савельева, который, в целом, кажется мне одним из самых способных авторов своего поколения. Проблема в том, что способности в этом деле, можно сказать, не главное. Очень многое из того, что пишет Савельев, так или иначе интересно. Но у нас на дворе эпоха перепроизводства текстов — и это значит, что просто одно отдельно взятое хорошее стихотворение ничего не решает (бывают, конечно, исключения). Единицей литературы становится авторская индивидуальность, то есть последовательность текстов. Между тем каждая подборка Савельева, с шагом в несколько месяцев, не слишком похожа на предыдущую. Вот и эта конкретная — от предыдущей, опубликованной у нас же в студии в сентябре, отстоит достаточно далеко. Ну и до тех пор, пока хотя бы на какое-то время (то бишь на какое-то, скажем, сопоставимое по размерам с книгой количество текстов) автор не зафиксировал свой авторский набор задач и инструментов, — выйти из стадии ученичества не получится. (Это всё при том, что к зрелому автору предъявляется счёт противоположного свойства: от него ждут умения меняться, куда-то дрейфовать от занятой и уже обустроенной позиции.)
Вынося вышесказанное за скобки и рассматривая эти тексты так, как будто я автора впервые вижу: конечно, в качестве заявки на внимание от молодого автора они очень убедительны. Третья, более длинная вещь кажется менее отточенной и взвешенной, а первые две выигрывают, прежде всего, за счёт сбалансированной композиции, которая не сводится только к умению (весьма ценному) поставить финальный акцент таким образом, чтобы он суммировал и в то же время переворачивал образ или мотив из завязки текста. Отлично выстроен ритм в первом тексте, хорошо стоит инвективная лексика во втором, отлично работает превращение речевых осколков и формул в живущие своей жизнью элементы действительности (идея, восходящая к Бродскому). И при всём том, понятно, это стихи о юношеской неразделённой любви, что, парадоксальным образом, для сегодняшней поэзии, даже и в младшем поколении, не слишком типично — а ведь этой темы ни философская подкованность, ни идейно-политическая озабоченность отменить не может. Словом, всё это прекрасно — осталось только выяснить, сложатся ли дальше звёзды таким образом, чтобы стихи, которые Василий напишет дальше, органично вытекали бы из этих, а не знаменовали очередной обрыв и пересмотр.
26.01.2020

практика лёгкой руки
заработай
себе на хлеб
для птиц
живущих в твоём уме
Алёна Белавежская, 1996 г.р., Москва
Отзывы экспертов

В поэтике Алёны Белавежской усматривается приём обояния: нет, не обаяния, не объятия, а того слова, которое ещё не создано, чтоб описать мир, слова, которого грамматически не хватает. Однако, обоймý обóйму, в общем. Описание и остраннение – не совсем то, что мы хотели сказать, наряду с Белинским и Шкловским.

Техника постмодернистского/концептуалистского антонимического письма с интертекстом и языковой игрой – некий предыдущий шаг, катарсический выход – тоже. Здесь пройденные в 80-90-е поэзией штуки цепляются за некие узловые точки, актуализаторы, проговариваемые более осознанно, чем в практике Вадима Банникова, к примеру, но, вероятно, с опорой на эту практику.

Вот они, некоторые: «поживём и увидим с мёртвыми наравне», «хэй-хэй», «смешно, смешно, так до слёз смешно», «потому что / страшная / красота» – замедлители и ускорители, выводящие текст из внутриязыковой обусловленности и сцепленности, из тесноты и единства именно стихового, а не какого ещё ряда.

(тутнадоещёприбавитьпро женскую телесность, обобщение именно женского опыта, являемое в каждом тексте, но я не специфицируюсь на гендерно-ориентированном направлении критики, так что разворачивать эту мысль не буду)
15.01.2020

-//
однажды в районе смоленки потерял ребёнка,
нашла какая-то женщина и воспитала как своего
давно не выхожу из дома, всё забыл
Автор предпочел быть неназванным, 1993 г.р., Москва
Отзывы экспертов

Стихи Дарьи очень сдержанные, при этом психологически сдержанные и детальные. Автор словно приглушил свои эмоции, при этом продолжая их испытывать, прикрутил конфорку, вышел из себя, но не в традиционном понимании, не в сторону гнева, а просто смотрит на себя со стороны, из субъекта превращается в наблюдателя. Но там, где субъект и объект, наблюдатель и объект наблюдения сливаются в одно и проступает максимально личность, говорение от первого лица. И минималистический, уходящий от приёма верлибр, внимательный к шуму времени и деталям повседневной жизни – идеальное выражение для этого. Корни такого поэтического дискурса видятся мне в отечественной неподцензурной поэзии, в творчестве поэтов-лианозовцев и Владимира Бурича, хотя, конечно, первоисточник следовало бы искать ещё дальше, в поэзии западной. Однако в стихах Дарьи мне видится апелляция, осознанная или неосознанная (но, конечно, не подражание) к поэзии более поздней, которая от конкретизма и отпочковалась, в первую очередь к поколенчески значимому для авторов, формировавшихся в начале века, творчеству Станислава Львовского. Например, для меня второе стихотворение в подборке, очень важное здесь, может быть, акцентное, перекликается со следующим стихотворением Станислава Львовского:

набери меня
когда освободишься
ладно? третье
кольцо
не проехать

вот ведь ёб твою мать
в районе сущёвки
пробка
вообще намертво

говорят был взрыв
набери меня
если мы оба живы
давай
скажем друг другу
что-нибудь важное

например
я на самом деле
злюсь
когда ты в магазине
отказываешься отвечать
какой купить йогурт
на завтрак
злюсь
потому что боюсь
выбрать тот
который тебе
не понравится.

Мне как читателю эта тенденция очень близка, и я рада, что и в новом поколении поэтов появляются следующие ей авторы, тем более так тонко, корректно и индивидуально, как Дарья.
14.01.2020

домашки онлайн cws кучерской
— Вымогатель. Иди сюда. На, банан, — видя, как он затосковал. Потискал синюшную тушку, врубил Steam, притихший мальчишка успокоился. — Сыграем.
Алина Штраус, 1990 г.р., Бишкек
Отзывы экспертов

Сложно понять, зачем обучающимся на курсах литературного мастерства и получающим профессиональные комментарии от своего наставника, мнение стороннего эксперта, который вряд ли сможет сделать какие-то далеко идущие выводы на основе небольшой подборки, вовсе не обязательно аккумулирующей все возможности пишущего. Однако так происходит уже не первый раз. Алина Штраус — именно такой автор, в чьих текстах чувствуется определённого рода выучка, по крайней мере, литературный уровень, наличие которого значительно повышает шансы на формирование инновативной поэтики, что собственно и ожидается от молодого автора. Однако Штраус существенным образом ограничена пространством молодёжной/модной культуры: наркотики, маркеры левого дискурса, коды футуризма, намёки на гомоэротику, в некотором роде телеграфная стилистика — весь этот набор (против которого в принципе ничего не имею), к сожалению, так и остаётся рассыпающимся, не вытягивающим за собой принципиально новые смыслы и поэтические решения. Сюда же добавляется некоторый круг чтения автора, который я бы обозначила как типично филологический. Мне кажется, это тот случай, когда можно посоветовать найти номера журнала «Транслит» и ознакомиться с их содержанием.
Плюсом присланных текстов является несомненный эмотивный заряд, не важно — эмоции эти поэтически канализированы или появляются в связи с использованием ряда тех или иных приёмов.

… идеология нужна
идеологию вдарю теорией
Лотман лоцман структур
текста занудство без од
бесит косячная формула
H — энтропия равна h+h\1?
аш разделить на один всегда
h, о че пятка арифметика

концептуализация никак
концепта этого нету
кома кому суета сует
песни Ветхого Завета…
15.12.2019

из цикла «ВЕЧЕРА НА ВАСИЛЬЕВСКОМ»
Но эта лента прозрачна, лента воробья, имеющего когти.
Что лучше — прозрачность и когти или темнота,
в которой тебя ожидает отец? Съешь меня или я тебя съем?
Кто кого ещё съест в лакунарном сношении глаз: лёд, кислота?!
Софья Обручева, 1995 г.р., Березники
Отзывы экспертов

Для того чтобы разобраться, я даже предприняла небольшое путешествие, благо линии (а ул. Репина — тоже почти линия, она параллельна им) доступны на велосипеде от моего дома. Но так и не разобралась ни в чём.
Ул. Репина, если читать её слева направо и начиная от Невы, вернее, от задов летней эстрады небольшого сада с памятником «Румянцова ПобЪдамъ», заслоняющей реку, начинается с разбитого, как греческая ваза, чугунного ограничителя въезда в арку. Улица действительно и посейчас мощена брусчаткой, почти не имеет тротуара, и на ней теплее, чем на остальном Острове — она италически узка, вики должна бы написать, что она самая узкая в городе, но зачем нам глядеть в вики?
Кожевенная линия, василеостровская промзона, действительно серо-пестра, кафельна, ямнА в большей степени, чем ямиста, проходит близ линии разделения мира на море и сушу, промпроизводства постепенно вытесняются хипстерской инфраструктурой, морвокзал и ленэкспо на выдохе спят, они никому не нужны. И дальше в моей голове происходит некая путаница: я родилась в Отта, это не оч. далеко от ул. Репина, а моя мама в детстве жила на Косой линии — это практически рядом с Кожевенной, где ещё какие-то пузатые колонны и заводские стены цвета родовых мук петербургского зимнего рассвета (тут должна быть быстрая музыка, внезапно сменяющаяся медленной, но не тихой).
В общем, это не способ чтения таких текстов. Иначе пришлось бы ездить на Уралмаш, в Академ, на Вторую Речку — мало ли таких мест мира, ещё не доперезастроенных (намеренно не называю московских топонимов — они нерелевантны, — и не называю мест, где была сама). И мечтательного «Ростикса» у нас, в Петербурге, никогда не было, например.
Впрочем, что я — «был», «была» — об ассоциативных текстах необходимо говорить в настоящем времени. Прошедшее время годно для других целей — писать, например, исторический труд. А здесь — поиски матери и отца — среди удивительно отзеркаливающих петербургских пейзажей.
15.12.2019

Четыре
Первое мое признание в любви девушке (в смысле, настоящее, глаза в глаза) было неправдой.
Забавно, что её логичный ответ тоже был пиздежом.
Она любила другого. Я — никого.
Даниил Рытов, 1999 г.р., Екатеринбург
Отзывы экспертов

Я уже занёс было руку, чтобы выбросить второй текст из подборки ввиду его отчётливо антисемитского характера (по принципу «если ты оказался жертвой, то это просто потому, что ты по природе жертва»), но вдруг понял, что именно в нём отчётливее всего видно, в чём проблема (эстетическая, а не этическая или идейная) у автора. Дело в том, что исходной точкой текста является стереотип: «вековая боль и врождённая скорбь, присущие этой этнической группе». Как любой стереотип, этот прошёл большой жизненный путь: он когда-то возник, имея под собой некие основания, он сложился и вырос, дав среди прочего и вполне выдающиеся явления культуры (вспомним, для простоты, «Еврейское кладбище около Ленинграда»), он банализировался, опустившись в поп-культуру и массовое сознание. И теперь молодому автору кажется, что было бы забавно подобрать его в поп-культуре и сыграть с ним в какой-нибудь весёлый перевёртыш, на манер «я люблю смотреть, как умирают дети». Но дело в том, что все шутки уже пошучены: теперь, сколько ни верти из стороны в сторону принадлежности поп-культуры, поп-культура и получается. Кроме того редкого случая, когда, согласно завету Тынянова, «пародией комедии будет трагедия» (но и это, впрочем, начали пробовать ещё Пригов, Рубинштейн и Михаил Сухотин). И задача не в том, чтобы поменять местами пол и потолок, а в том, чтобы выйти вообще в другую систему координат. А здесь автор и в третьем, и в четвёртом тексте занят именно попытками перевернуть доску. В сущности, и в первом тексте то же самое, хотя в другой технологии, — и тут возникают вопросы к использованию самой технологии (похвально, что автор вспомнил аж 10 названий блюд кавказской кухни, но это или слишком много, или слишком мало), но важнее сам посыл: савахфани как чахохбили, комическое вместо трагического — просто перемена плюса на минус в тех же координатах. А вот попытка выйти в какие-то другие координаты («Умер? Устал?») — не удалась, потому что недодумана.
26.11.2019

Архив публикаций
 


Протестировать текст
Предложите свой текст экспертам

Все поля формы обязательны для заполнения!
Имя:
Фамилия:
E-mail:*
Город:
Год рождения:
* Ваш электронный адрес нигде не публикуется, никому не передается и может быть использован только сотрудниками нашего проекта и только для того, чтобы связаться с Вами по поводу Вашего текста.
Заголовок сообщения:

Введите код верификации


Выберите своего эксперта:

  Татьяна Грауз
  Данила Давыдов
  Дмитрий Кузьмин
  Илья Кукулин
  Денис Ларионов
  Юлия Подлубнова
  Евгения Риц
  Дарья Суховей
Хотите скрыть своё имя?

  Да
  Нет
Предупреждение:

Отправляя текст на рецензирование, Вы соглашаетесь с возможностью его публикации на сайте вместе с отзывом эксперта или экспертов. Текст может быть опубликован без Вашего имени, если Вы выберете такую возможность.

Эксперты

Участники

Мария Алёхина поэт
Москва
Родилась в 1988 году. Живёт в Москве. Студентка Института журналистики и литературного творчества (ИЖЛТ). Участница поэтических семинаров Дмитрия Веденяпина и Алексея Кубрика.
подробнее


Антон Симоненко поэт
Москва
Поэт. Родился в 1986 году в Москве. Закончил исторический факультет МПГУ, учится в аспирантуре на кафедре философии. Лонг-лист премии «Дебют» (2010).
подробнее

Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2019 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования

Вашей фирме нужен промтоварный фургон на Renault Kangoo для перевозок? Нет проблем! Вы можете его по выгодной цене купить в нашем магазине. Мы ждем вас! Он всегда оправдает вложенные в него деньги.



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service