Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
Страны и регионы
Города России
Города Украины
Страны мира

Студия

Участники

Елизавета Смирнова напечатать
Списки умерших
Шесть стихотворений
Поэзия

04.12.2013
Рекомендовал к публикации Дмитрий Кузьмин
* * *

в чем причина не узнаю́ тебя

дом и девочки
как пластиковые куколки на свалке
в фабричном воздухе поющем
устроили в песочнице анатомичку
где сердце у него два сердца
он никогда не одинок он кольцами
воображаемо плодится

резинка лопнула на детских трусиках

две нянечки исследуют в подсобке
друг друга на способность быть как черви
кольцо кольцо два сердца одиноких
мне после объяснили
ничто меж ними невозможно
и их уволили

но причина не в этом

солдат в нелепых рюшечках и бантах
я этого не видела но помню
пришкольный дворик
чуть держится наклонен набок
и в голове пульсирует два танка
как в сердцевине душного цветка
чеченской девочкой в честь дружбы
на линейке отданного
я этого не видела но помню эфир от первого канала
через два часа сказочный танк увлекал девочку
бантик котенка за собой на своих картонных гусеницах

но причина не в этом

когда в заводских гудках моя мать мой отец
танцевали от постели к станку от станка к гробам
и зола пыль не скрывали ничего ни рубля
океан наощупь надеялся в темноте 9-го отсека
будто не было никакого колесникова
и посмертных песен
пока мы с глухой бабушкой смотрели криминальную россию
а мальчик в соседней комнате придавил диваном чижика
чтобы через двадцать лет полюбить смерть
и примириться с собственным детством матерью
родиной в свадебном платье на фотокарточке москва’93

но причина не в этом


* * *

к памятной дате всех попросили сфотографироваться одинаково


5.30

моя мать говорит:
я уже почти понимаю их
я уже почти способна оказаться на месте этих женщин
этих вдов я уже почти понимаю их

дочь молчит и палочкой гонит по рельсам резиновый мячик

мужчина говорит:
здесь было темно мы видели только вспышки
но дело заняло меньше чем мы идем
какие-то полминуты на спящего человека

женщина молчит запрокинув голову
её мечта почти осуществилась
и холод рук сравнялся с холодом приклада автомата

А из руды моя страна даёт металл
Чтоб в самолете я летал


5.45

моя мать говорит:
смотри как расселись гадины
а эта полгода копила себе на билет
а эта без мужа с начала второй войны
и я почти понимаю их всех

дочь молчит и палкой гонит по рельсам резиновый мячик

мужчина говорит:
мы не встретили сопротивления
у нас была задача
нами были особые секретные средства
мы были особые секретные средства

женщина молчит запрокинув голову
не спала три дня до и после
они насиловали меня и умереть за него
оказалось единственным спасением
благодарность выражается органам безопасности
в следующем репортаже будет сказано что я имею в виду

Крыло моё
А под крылом — моя земля


6.30 — 6.45

моя мать говорит:
эта отказалась от билета
муж приехал дочь от страха описалась
а ночью он разбился пьяный и сослуживец
я уже почти понимаю их
этих женщин
и готова оказаться на их месте

дочь молчит и палочкой гонит по рельсам резиновый мячик

мужчина говорит:
за колонной были две огневые точки
люди пытались вставать что-то делать
многие умирали на лестнице в кресле
мы выносили
в лужи на снег на тела на ступени автобусов
одна сказала что она ира
чей-то ребенок еще еще еще
мы не встретили сопротивления

женщина молчит запрокинув голову
если бы не эта улица гаражи
квартира напротив подшипникового завода
я бы умерла еще там без него без тебя униженная
а теперь я счастлива

крыло мое крыло мое


6.45 — 7.20

моя мать говорит:
я на их месте
я их поняла

дочь молчит замерла и мячик скатился в реку

мужчина говорит:
мы видели они лежали
никто не оказывал сопротивления
дети на взрослых на взрослых дети
не хватало ступеней асфальта
мы клали их в первый снег
не хватало лишь белых одежд
и никто не аплодировал
нашему успеху
отчего мертвые не аплодируют
освободителям

женщина молчит запрокинув голову
выражая глубокую преданность и благодарность
тому что остается в секрете


Вокруг леса, вокруг поля,
Моя земля, моя краса, мое жильё,
А над землей — могучее крыло моё!


* * *

старики составляют списки умерших
свидетельства своего сиротства
с одной датой смерти
как будто никто еще не родился
и это точка отсчета.

моя бабушка засыпает
и во сне её ребенок играет в тени
истребителей исполняющих танец
над распухшим полем
мимо плывут на блюдцах головы
и глядя на них все застывают
стоят на одной ноге
как колосья или цветы
от корней до тугой сердцевины
по стеблю роится густеет в них
ожидание готовое выпасть плодом
но грустный летчик прячется глубже в шлем
фрау душная упругая фрау
обожает полевые букеты

бабушкин список почти заполнен
кто-то сказал что редко умение
в наши дни составления списков

она умирает с каждым новым номером
она боится стать им чужой
страх её дряблый и влажный можно потрогать
и наощупь он неприятнее
чем любой другой


* * *

бумажные цветочки тряпичные флажки
«ниву» четырнадцатого года под обои пустили
дверь на цепочку окна на ночь закрыть
фабричный воздух полон
и детство целлюлозное грызть жмых
картофель мерзлый
потом писать в тетрадках на газетах
пока огромный голос пухнет
в радиоприемнике
вспыхивают мертвым светом
картинки
и рыбий глаз встает всезнающим зрачком
из океана
отца везут в вагончике
и кто расстрелян и кого убили кто жив
нет дела
мы все по уши в сахарном сиропе
бумажные цветочки тряпичные флажки
мой прадед машет бабушке рукою
как дети желтые на старых фото
ладонь сжимает уточкой
а по ночам ей снится
как на восток летит отравленная птица
стрекозы образуют железные границы
и мертвый летчик дышит
на лобовом стекле
и пьяный летчик с мертвой
улыбкой на лице
бумажные цветочки тряпичные флажки
она себе стирает и губы и глаза
в глухой фабричный воздух
уходит без лица


* * *

после тихого часа мальчик говорит мальчику
«мы будем насиловать ваших женщин»
и животный ужас радиопередач
кровяным воздухом с падающими за окном птицами
погружает в себя детское тельце
по шелковистый хохолок на голове

мама натирает тело в ржавой воде
под грудью ощущая теплое неживое
когда врывается к ней мальчик номер два
бьется пшеничной головкой тыкается в обвисший живот
«женщин нельзя» нельзя не будет
а мальчик номер раз мусолит кашу

но после в школе растворенной глицерином
среди портретов государства с двумя равновеликими телами
мышей лягушек мертвых птиц и бабочек наколотых на иглы
«раз» выполняет обещанье все тянется как в глупом сериале
о яблочных садах и «не кручинься матушка»
горит под надписью «выход»

второй читает «историю безумия» и плачет плачет
качающаяся парта горит в далекой школе в далеком сне
и гроб все падает со стула на пол
и неживое раскрылось в жаркой пустоте
но он все говорит нельзя не будет
входят
два статных молчаливых слуги с цепями
он им благодарен о как им благодарен
освободите
от тихого часа от слов застывших в птицах падающих
в кровяном безумии
от липкой темноты за окнами как мед с листком шиповника
и статный мальчик «раз» цепями сковывает
благодарен
король низложен да здравствует король


* * *

пустая женщина сцеживает молоко из горчащей груди
стук меча поскуливание щенков
приходят к ней из панельных дворов
с монгольских полнеющих берегов
пахнущих конским потом липкостью мужских спин
чужие дети запивают молоком капустные пироги
пустая женщина ложится на спину ждет прекращенья ветров

яблоки падают в темноту возвращаясь звуком
мимо мальчики хоронят бабочек и галчат
навстречу монгольская армия
задевает их головы копьями
но они кротко вздрагивают молчат
подбирают оставленные в фонтане монетки
раздвинутые ноги сестер подергиваются марионетками

город идет смотрит это как теливизор с помехами
как старое кино где мужчина женщина
это смешно пока
зверь ожидается в каждой пятой строке букваря
за каждой табличкой «выход»
мир обнажается до Себя
количеством стонов выдохов
обнажается до чада мужского пола
кровоточащая ложится на спину
видит во сне прекратившиеся ветра
себя девочкой в кинотеатре
в стоп-кадре копье у своего опустевшего живота

Все персоналии

Елизавета Смирнова поэт
Поэт. Родилась в 1993 году в Калуге. Училась на филологическом факультете Калужского университета и на сценарно-киноведческом факультете Всероссийского института кинематографии. С 2013 года в Москве. Студентка Литературного института.
...

Тексты на сайте

Четыре стихотворения
Поэзия

Шесть стихотворений
Поэзия

Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2019 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service