Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
Страны и регионы
Города России
Города Украины
Страны мира

Студия

Участники

Сергей Сибилёв напечатать
Династии лета
Поэзия

02.11.2020
ПРАЗДНИК ЛЕТА ПОСРЕДИ ВЫПИВКИ

панцырь мёртвого созвездия
династии лета и оловянного маршала на тумбе
сохнет пеной на траве глотая абрикосовые косточки.

маша разлила сок на платье
никто не расстроился, но она решила прилечь на землю
так пятнá не будет видно и можно себе улыбаться.

облака.: хороший летний день.
кто-то заснул в баре не допив своё пиво.
стенки кружки в пене от ещё недавних жадных глотков спящего.

да, это очень хороший бар
тут не стыдно быть завсегдатаем, тут вам всегда будут рады.
цены недорогие, работает допоздна, бармен — старый друг.

потолок расписан цветами
пускай это и китчёво, но кто, чёрт возьми, на него смотрит?
оса, угодившая в кружку, создала новую религию:

тут происхóдят события.
сынок бармена выпросил у отца мелочь на абрикосы
вот он уже вернулся с полным кульком и тремя центами сдачи.

он будит спящего пьяницу
посасывая абрикосовую косточку и говорит:
месье, сейчас же проснитесь!, у вас оса захлебнулась в стакане!

оса бьётся из последних сил
она верит в своего цветочного бога пока ещё может
скоро она попадёт в рай, а ночью будет частью созвездия.

но вот маша убирается.
в конце дня ей надо вымыть пол, посуду и протереть столы.
бармен устроил ей нагоняй за пятно на платье: неприлично.

она подметает осколки
случайно разбившейся кружки, тушку почившей райской осы
и тот цветочный потолок, отпечатавшийся в светлом пиве.

сквозняк.: летний вечер прекрасен.
вот ветер тихо позвякивает коктейльными стаканами
и маша коленями чувствует прохладу пролитого сока.


***

ещё вон россия слоёный пирог * всё залито кремом их белого бога * москва лишь посыпка бисквитной крошки, а питер — свеча для съедобного вида * там шоколадные деревья и вафельная плитка на земле, марципановые дома и купола сплетены из карамельных тростей * зефирные люди кормят хлебом уток из хлеба, рядом проезжает зефирный человек в хрустящих погонах на карамельной лошади * картонные машины, доверху набитые конфетами как на новый год, гензель и гретель тут могли бы потеряться, сейчас рассказали о кисельной реке малинового вкуса и гензель и гретель спешат на север * москва вся облитая мёдом хочет запить эту сладость, но она молчит и кусает язык как учили и ждёт когда морковный кремль снова постучится ей в зубы * как просто живётся помперипоссе: у неё россия из плоти и крови, она строит дома из сосисок и шинки и так каждый может грызть чужой дом, потому что свой кажется целым * вот москва закричала * она кричит пока не сорвёт горло и пока из её сладкого теста не слепят с десяток буханок бриошей * но вот дóма она, и лечит горло посасывая мятную пастилку экранов * покусанные дома косятся на новые, помперипосса умело рубит скотину на мясо, кухни в домах как дворцы, в них теряются люди * гензель и гретель добрались по слоям, спасибо тому кто россию всю склеил прекрасно * но там мясо-палач и уже вопрошает почему у детей имена не по-русски * гензель с гретель бегут в чёрный лес и их нет, чёрный лес это чья-то огромная кухня, гензель с гретель сидят и лакают компот и о твёрдую жилу точатся зубы * россия это великий замок наслаждений в форме торта из сахара с мясом и люди на кухнях сидят, время десерта * мясо в россии — жизнь, мясо в россии — жизнь, вкус мяса — мерещущий страх, вкус мяса — томление жизни, вкус мяса — эрекция города в слезах, вкус мяса — скрежет карманных молний, вкус мяса — стальные прутья у памятников героям и пушкину, вкус мяса — плоды её эмиграции, вкус мяса — её современный рисунок, вкус мяса — губы, подпёртые ходулями, вкус мяса — недостигнутое настоящее, вкус мяса — будущее в прошедшем, вкус мяса — невозмутимая безучастность круга, вкус мяса — панорама с балкона и карусель на пляже, вкус мяса — безголовая курица, клюющая утреннюю росу * в чёрном лесу на кухне готовится печь чтоб перепечь гензеля и гретель, и всех, кому не ясно * кухни, кухни * они мешают нам видеть улицу, на кухне и холод и жар и дремучая одинокость * там ничего не светит, там ни по ком не плачут, там тихо и спокойно, живи се’’ — не хочу * придут смиренные гензель и гретель, придёт помперипосса и заключит каждого в душные объятия пышных персей, и вот она, вся наша семья: сидит себе и тычет десертной вилочкой в слоёный пирог * кухня, милая, тебе памятник нужен, каждой кухне — по статуе, каждой кухне по ордену в холодильник * вот гензель и гретель хотят закричать, но сладкие языки совсем другой формы и ýже,: пролезут в щёлку любую, откроют любой, даже самый ржавый замóк * вот каждый из нас, если гензель и гретель, то памятник кухне своей или чьей-то чужой, мы — каменный зверь, мы — народ из камня, мы — сахарно-мясные глыбы, как взлетим в полнолунье к светилу, но это не луна, а голая лампочка в цокольной петле, их белый бог посмеётся, мы тоже, а дальше снова за стол чаевать с пирогом, всё с начала * каждая кухня слой и слой слоя и слоя и слоя и вот зáмок готов, спасибо тому, кто россию так склеил прекрасно * а под каждым куском, под слоями из сахара, мяса и камня, лежит капля воды, вот он меч для пустыни, он губит всёвсех на рафинадных ногах * все их собрать до одной — и мы ждём наводнения, пусть каждый напьётся воды и пустынной свободы.


ПАПА ПРЕДСКАЗЫВАЕТ АВИАКАТАСТРОФЫ

« sneeuw van vroeger
die niet smelten wil. »
uit ’Amsterdamse dagen’
van Remco Campert

« ’Ik krijg geen heimwee.’
’Weet je dat zeker?’
’Naar wat moet ik nou heimwee krijgen?’
’Je eigen huis, je vader.’
’Mijn vader is niet goed snik.’
’O, maar dan is ie echt iemand om heimwee naar te krijgen.’
uit ’Winterijs’
van Peter van Gestel »


Папа играет Вивальди
Москва, Арбат, Макдональдс
Льды
на крышах
И вокруг
И люди
Наверное он так мыслит
А сейчас лето
Его любимое время года
Папина жизнь
Карандашом записана на чёрном камне
И на нём
История о том как
он научил меня складывать самолётики
из бумаги
они летали по комнате
и разбивались только
когда затупляли носы
Лето может длиться вечно
Я помню папу только летом
Он показал мне фотографию «Конкорда»
А я сказал какой глупый самолёт
Острые носы ведь затупляются
И он бросил фотографию на пол

Папа убрал скрипку
Но льды
На крышах не растают
И вокруг
И люди
Кончик его носа слегка обвис
Ведь нос и уши растут всю жизнь
Он наконец узнал меня
И я увидел как он пошатнулся
Лето может длиться вечно
Но всё равно кончается
А лёд остался
Покрыть коркой его глаза
И у меня на глазах
Тот самый лёд прошлого
Который не хочет таять


СТОЛКНОВЕНИЕ НАД САН-ДИЕГО

                                                  М.

Не знаю как так вышло
но наши руки столкнулись над пепельницей
Спасибо — ты сказал — почти обжёг.
Мы расстались уныло и поздно.,
я очутился в пасти метро,
через трахею турникетов
запрыгнул в лёгкие вагона
и вот так начался
мой новый день.
Выходя на станции Sans Souci
мне подумалось, что
бедной официантке придётся сметать со стола так
и не упавший в пепельницу пепел.,
она будет ругаться и проклинать нас
но прошедшее уже ускользнуло. Она не узнает
как прошляпила тот момент
когда мы отдалились друг от друга
находясь в непосредственной близости касания.


***

                                                  Марии Малиновской

той громкости и ‘ённой красоты получится предать лишь молоко’ * не спит юдоль, да й ты не спишь ещё, соломенным мечом си’ руки рубишь и ‘з ниток микро-косы заплетаешь,: разбитые на вечности рубцы убийственного рваного потока * как возмужал цветок в твоих руках взгляни, раскинулись т’волосы в космóсе — мальчишка воду с сахаро’ мешает и парусник на небо запускает, он в тучах там кренится левым бортом и опрокинувшись на землю упадёт * оставь же кровожатвенный свой меч и проследи движение в потоке, а то нальются т’глаза другим и с зеркалом-собой ся поцелуешь, из-от других видений зацветёшь и молоко из месяца ненáрочно всё сдóишь,: юдоль им оросишь и сделаешь бесплодной,: мальчишка нарыдает новых звёзд * они вопьются в карк тебе когтями и мякоть твоей шеи разорят., и будешь вся в крови, ладони в крóви будут, зажжёшь цветок собой и радуга распустится над небом, над однодневно-вечным бытиём созвездий, и станет гребнем для твоих волос * он вычешет все маковые кости и под домóм посеет нежно мне, я буду спать и чувствовать их жёсткость, как ока видят сны в объятиях ресниц * а в небе будешь — ты, мечом обрубишь руки и мальчик поползёт, явив другой закат., ты плюнешь вслед ему, рождая новый спутник,: засохнет твой плевок и новое вот тело * оно вберёт в себя людские крики, добротные иллюзии им вверив на замен, тогда заметят череду преображений: звезды — в колóс, зверей — в деревья, мальчика — в закат и память — в молоко, чьи капли т’я укрéпят и жить принудят в мире: первый крик * под гнётом глаз мы вынуждены видеть, под гнётом слуха — слышать и так дале’ и громкость каждого и красота вещей — всё как твоё пройдёт сквозь молоко

Все персоналии

Сергей Сибилёв поэт
Родился в городе Иваново в 1994 году. В 2009 году переехал вместе с семьёй во Францию, с 2012 года проживает в Лионе. Учился в университете Лион-3 им. Жана Мулена. Публиковался в журнале TextOnly.
...

Тексты на сайте

Поэзия

Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2019 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service