Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
Страны и регионы
Города России
Города Украины
Страны мира

Студия

Участники

Кирилл Рябов напечатать
Мусор
Рассказ
Проза и эссеистика

01.04.2008
Рекомендовал к публикации Леонид Костюков
        Мы сидели на маленькой пристани, с которой летом ныряли купальщики...
        Вода тихо шелестела у нас под ногами, сквозь подгнившие доски было видно, как качается почерневшая тина. Течение здесь было медленным, иногда казалось, что река совсем не движется, а стоит на месте.
        Илья пил из банки пиво, я курил сигарету. Рядом с его башмаком стояли две пустые банки, а я успел отправить в плавание не меньше пяти хабариков.
        Уходить не хотелось. Мы молча смотрели на тусклое, октябрьское солнце, которое медленно опускалось за лес, и думали каждый о своём. У меня возникла банальная ассоциация с кружком лимона, который опускают в чай.
        — Может, попросимся к кому-нибудь на ночлег? — спросил Илья.
        — Вряд ли нас пустят, — ответил я. — Сдаётся мне, сударь, народ здесь дикий. На ночной стук в дверь могут и картечью в живот ответить. Или на вилы насадить...
        — Ну, тогда давай собираться, — сказал Илья. — Если мне не изменяет склероз, электричка в город через тридцать минут. Опаздывать нет никакого желания...
        Мы не спеша поднялись, собрали в пакеты, на которых сидели, мусор.
        — Иди, я догоню, — сказал Илья.
        Я сошёл по гулко бухающим доскам на берег, а он долго мочился с пристани в воду.
        Костёр давно потух, но я всё же забросал его песком, потом собрал в пакеты пустые бутылки, объедки и окурки. Закурил сигарету и ждал, пока Илья закончит со своими делами.
        — Приятно быть человеком, а не свиньей, — изрек он пафосно, озирая место нашего недавнего пикника.
        Через лес мы двинулись к станции. Можно было пройти через деревню, но так получалось быстрее. Когда мы поднялись на перрон, уже стемнело. На одной из скамеек сидела шумная компания. В сумерках жарко вспыхивали огоньки сигарет, доносились смешки и матерные словечки. «Местные» — определил я машинально.
        — А эту дребедень мы с собой повезём? — спросил Илья и тряхнул пакетом.
        Отчетливо звякнули пустые бутылки, и я позвоночником почувствовал, как замерла компания от этого звука.
        — Оставь здесь, — пожал я плечами. — Не тащить же, правда, с собой...
        Потом я увидел, как они встают и идут к нам, пыхтя своими дешёвыми «примами» и «норд-старами».
        — Не мешало бы местным обзавестись мусорными баками, — пробормотал Илья.
        Они подошли и как-то незаметно встали вокруг нас. Их оказалось шестеро. Всё это мне очень не понравилось.
        — Закурить есть? — спросил один.
        Как банально. До отвращения.
        Их лидером оказался этот парнишечка лет двадцати, невысокий и кривоногий, с заметным отпечатком алкоголизма и вырождения на лице. Он вышел вперед. Он спросил.
        Я быстро на него глянул и всё сразу про него понял. Родился здесь, лет в шестнадцать ограбил соседский курятник, или там сельпо, отсидел свой трояк, вернулся, собрал шпану вокруг себя и навёл страх на местных бабушек и дедушек. А зовут его Витёк или Колян...
        — Закурить есть?
        — Ты же куришь уже, — ответил Илья презрительно.
        Витёк растерялся, потом посильнее затянулся своей вонючей «примой» и перешёл к главному.
        — Денег, может, дашь?
        Вдали раздался резкий гул, и я увидел яркий огонёк. Наша электричка.
        — А я по средам не подаю, — сказал Илья.
        — Чё ты сказал? — дернулся местный мафиози.
        — А ты ещё и глухой? — вмешался я.
        — Вы чего, а? Вы чё, блин? Вы, городские, мля... Вы чё сюда приехали?
        Остальные пока помалкивали. Похоже, берегли силы...
        — Ты был прав, — сказал мне Илья. — Молодое поколение аборигенов — невежественное, глупое, дикое и недружелюбное...
        Витёк смотрел то на меня, то на моего друга, с трудом переваривая услышанное. Электричка уже ползла вдоль перрона. Витёк, не торопясь, надевал кастет.
        — Вот что, парни, — сказал Илья. — Денег у нас совсем мало. Давайте разбежимся по-мирному. Мы вам отдаём свои припасы и спокойно уезжаем...
        — Ну, — невнятно выдавил Витёк.
        — Что — ну? — спросил я. — Или тебе помахаться свербит?
        Двери расползлись с приятным шипением.
        — Ладно, — сказал кто-то в темноте. — Давайте сюда ваши сумки и валите...
        Мы положили на перрон пакеты с мусором и спокойно зашли в вагон. Двери, стукнувшись, закрылись у нас за спиной.
        Витёк смотрел сразу на нас двоих и поигрывал кастетом.
        — Встретимся, падлы!
        — Приятного аппетита! — ответил Илья.
        Мы сели на лавку. Поезд набирал ход. В вагоне больше никого не было.
        — Нас вполне могли там и прирезать, — сказал Илья. — Как считаешь?
        — Всё может быть...
        — Ладно, ехать нам больше часа, я посплю...
        Он убрал руки в карманы, втянул голову в плечи, нахохлился и закрыл глаза. Хорошо, наверное, дремать под стук колёс, но у меня никогда не получалось.
        Я уставился в окно.
        На следующей станции в вагон вошла потрясающая девушка и уселась на соседнюю лавку. Я косился на неё изо всех сил, а потом загадал желание, чтобы в вагон зашла парочка хулиганов и стала к ней приставать. Вот уж я бы им показал!
        — Я вот о чём подумал, — сказал вдруг Илья с закрытыми глазами.
        — Ты мне? Или во сне разговариваешь? — спросил я.
        — Тебе. — Илья открыл глаза. — Я приехал в Петербург три года назад. За это время меня два раза ограбили, два раза избили и ещё два раза напали. Один раз я убежал, а в другой набил им морды. К этому можно прибавить то, что полгода назад я подхватил триппер. Но это, думаю, не считается. И вот сегодня опять чуть не нарвался. Я о чём? Интересно, это норма? Или только мне так везёт?!
        — Знаешь, со мной в одном классе учился один парень. Так вот, он закончил школу с серебряной медалью. А через два месяца изнасиловал шестилетнюю девочку. Я долго думал тогда — это норма или патология?
        — И что? — спросил Илья, сдерживая зевок.
        — Решил не забивать себе голову. Тебе советую то же самое...
        Илья закрыл глаза и вскоре действительно уснул.
        Через час я его разбудил. Мы вышли на ночной вокзал, закурили.
        — Смотри, какая луна, — сказал он.

Все персоналии

Кирилл Рябов прозаик
Родился в 1983 году в Ленинграде. В 2002 году закончил среднюю школу милиции, служил в отделе вневедомственной охраны Санкт-Петербурга. Также работал охранником, сторожем, дворником, массажистом, грузчиком, снимался в кино. Печатался в журналах и альманахах «Рог Борея», «Молодой Петербург», «Медвежьи песни», «Парадный подъезд», «Вокзал». С 2007 года редактор журнала молодых литераторов Санкт-Петербурга «Вокзал».
...

Тексты на сайте

Рассказ
Проза и эссеистика

Рассказ
Проза и эссеистика

Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2019 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service