Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
Страны и регионы
Города России
Города Украины
Страны мира

Студия

Участники

Александра Киселёва напечатать
Бедный пепел
Десять стихотворений
Поэзия

22.04.2013
Рекомендовал к публикации Олег Дарк
* * *

                                        посв. брату и его друзьям

Они бросают ПТУ, чтобы жить с ней, но маленькие,
как швейцарский ножик с крестом, женщины уходят от них.

Узоры стен родной квартиры не предполагают взрыв,
Но обезьянки, дергая локтями, берут свои вещи в плотный пакет.

Им нравится одно и то же, везде, но маленькие, как синий
огонь зажигалки, выдергивают руку, оставляя пластмассовые часы.

Они ничего не говорят, дальше и дальше. Их лица
становятся прозрачными от истинного несчастья и катастрофы.




Мелодии
(посвящается Генсбуру)

Всем плохо со мной.
– Мне с тобой хорошо, я буду всегда тебя любить.
Даже твой рот умеет
Дышать и грубить.


Ксилофон. Ты можешь сыграть? Цветы надо сломать.
– Я думал, такие стоят много лет.
Там нет воды. Я прозевала букет.

Ксилофон.

Всем плохо со мной.
– Мне с тобой хорошо. Я вечно буду тебя любить.
Воспаление цвета над верхней губой.
Я бы позволил тебе жить.


Навсегда?
– Ты забудешь всех, но в тебе сохранишься ты.
Что с тобой? Отнеси цветы.


*

То голубиное, что в птичьем челе надоело,
Прекрасно в ней.
Мелодичная голова
На фоне прозрачных,
Черных дверей.
Что говорить,
Животные и живут быстрей.
Дети
Среди наших детей.
Ее голубиная переносица на уровне падающих локтей.

Просто и не тяжело
Отражаться от диких зверей.

Пропуская, что хочешь,
Шуршишь в голове веселей.

Можно сравнить:
Кто кусает людей?

То голубиное, что в птичьем челе надоело,
Прекрасно в ней.
Мелодичная голова
На фоне прозрачных
Черных дверей.
В метро носорожьи бега.
Делай шаги покрупней.


*

Негр улыбнулся мне. Это была улыбка земли,
Улыбка Неба. Африканка: у нас нечего есть,
Потому что слишком много воды. И сжатым полотенцем
Языка трогает скрытое нёбо. Только в Профиль
В совпавших, как будто во сне, вагонах метро
Я видела твердые кудри ресниц. И улыбку Неба.
По телеку: наши проблемы, как у зверей. И бледная складка
Над гривной живет, потому что она говорит, что ничего нету.
Доброе солнце скрывает ее глаза. Тугие шишки волос
Перетянуты в Африке тканью более яркого цвета.
Белки обезболенной новой земли в совпавших вагонах метро.
С голубыми оттенками лета.


*

Не по годам развитый, – Лола. Меньше, чем год, –
развитый плющ, а я,
Солнце, я тебя не боюсь,
Но, может быть, самой обычной,
я тебе покажусь.
Сегодня дождь, а он дома, и я ни за что не держусь.

Здесь, где я навернусь, где я упаду, продали цветы,
Тем, кому видно всё,
выломать дворники.
Когда поднимусь на этот этаж, до твоей высоты:
Липнут чулки. Где сегодня был ты?
День жестоко делить, и я каждый день ни за что не берусь.


* * *

Подходите ко мне,
Я ночую в когда-то отбеленной келье.
Я растенье
                        и, чувствую, значит, забвенье.
Вьюнок,
Значит, я террорист.
Запах места несложен и, как никогда хор,
чист.
Колоссальный мой рост не сдирала еще никогда рука,
Видно, я здесь развитая надпись,
Брат легкий увечащего молотка.
И когда я цвету, забывая, что милостью Божьей, думать могу,
Приходящий стоит и, не хмурясь, как новая роза в Раю.


* * *

У нее голубые глаза,
На старом лице
И в платке ждет кого-то женщина.
Увяданием, – это вальс, – сжаты плечи.
Надо ей постоять, просто надо ей постоять
Еще пять минут,
Чтобы встретить.
И тогда в неземные глаза ее поглядят.

Над сородичами по вагону метро
Словно в небе летит снаряд.
Нам всем холодно.
Только эти дома далеко в желтом севере выстоят.
Окна их без людей,
Как наклонные, чистые, чисты свечи.

Но потом: мама спит, включен свет,
На стекле в черной комнате плавает вечер.


* * *

В Парках лицо,
Спотыкается горло,
Так падает лезвие.
Ветка. Светает, дрожит –
Это ветка известий.
Черная ветка – она соловья, –
Песен ночных, неживых,
Ты теперь голубеешь, вздохнула.
Боль кислорода
И солнечного караула.
Где-то
Мохнатая от росы
Паутина терпит, вся сузясь.
Бег оленя – из кожи,
Вот почему блеск зрачка такой ужас.


* * *

Папоротник мертвую березку задевает:
«Как хорошo то, что меня никто не знает...»
и страшно быть осыпанным росой.

Вот пепел из прихлопнувшего хвороста взлетает.
Да, бедный пепел.


* * *

Мне нужно видеть тихое лицо,
Не приклоняйтесь долу,
Мне нужно видеть тихое лицо.

Олень на память знает все листы,
Они отмечены его вниманьем и дыханьем,
Я возвращалась ночью в самый мокрый летний день.

Мне нужно видеть.
Нет.
Хотя бы лицо оленя.

Все персоналии

Александра Киселёва поэт, прозаик
Родилась в 1988 г. в Москве. Училась в Литературном институте им. Горького на семинаре прозы С. Н. Есина, окончила в 2011 г. Стихи публиковались в сборнике «День открытых окон» и на сайте «На середине мира».
...

Тексты на сайте

Восемь стихотворений
Поэзия

Десять стихотворений
Поэзия

Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2019 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования

Мы можем вас заверить, что самое недорогое изготовление фургона на Рено Мастер может быть только у нас. Если не верите – загляните на сайт нашей фирмы и изучите прайс. Таких низких цен вы ни у кого больше не найдёте.



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service