Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
Страны и регионы
Города России
Города Украины
Страны мира

Студия

Участники

Мария Скаф (Гусева) напечатать
Что-нибудь настоящее
Пять стихотворений
Поэзия

09.03.2009
Рекомендовал к публикации Дмитрий Кузьмин
* * *

ну а какие еще могут быть слова, кроме тех,
что уже подают на обед, как дежурное блюдо,
которые ты разделываешь привычным жестом
нож — справа, как тебя учили в детстве
это совсем не сложно, если умеешь отличить первое от второго
горячее от холодного —
и за столом, и за разговорами.
да и что ты скажешь такими словами,
чуть теплыми, на вкус — ни рыба ни мясо?
можно разве что точить лясы,
а затем складывать стружку в черный ящик,
в котором все останавливается и превращается
во что-нибудь настоящее


* * *

наше королевское невысочество и недалечество

за шиворотом у меня горб, на горбу город
чудо-юдо плавает в море по моим позвонкам
целый мир в горсти, маленький будда на моих руках,
я стою прям и горд на своих ногах
сам себе чищу семимильные сапоги
на черпаховых каблуках

а у меня из-под пальцев рождаются новые зеркала
голосу моему подпевают все столичные колокола
у меня вся москва на блюдце на краю стола
отражается имя мое в куполах
оттого, что по горло свята,
тяжела, как плита,
как надгробная речь шута.


о спинку стула, как тень, сломаем тебя
день ото дня тебе будем снится, приходить в бреду
даже не пытайся нас прогонять
словно верный пес, по запаху, тебя везде найду
оттого что с человеком в его последний час
никого кроме нас.


Восьмое августа

Тиль Уленшпигель сидел на стене,
Тиль Уленшпигель свалился во сне
Что ему снилось, нашему Тилю?
Мертвые хоровод водили.


говорит мне по телефону: мобильная связь дешевеет, хлеб дорожает,
потому что люди дешевле хлеба, потому что сначала хлеба, уже потом — зрелищ,
потому что нам и так хватает капищ и кладбищ,
потому что мобильных телефонов много, а ты пойди, найди человека.

Вставай, Фландрия, император Филипп подавился ржавой Горошиной
В его гадюшнике появились честные принцесса и свинопас
Его лучшая борзая сломала ногу о пятое колесо
Вот он перед тобой — сидит огорошенный.
Вставай, Фландрия! Пепел Клааса снова стучит в твоем сердце.

Пишет мне смс: если бы ты видела, что тут происходит, нет, лучше тебе этого и не видеть
А я все равно вижу: у меня возле дома побитый кот — дети играли.
Сидит и плачет.
Не может облизать лапу — больно.
Больно мне, матушка, дети меня побили,
схватили палку и дубасили, пока их ужинать не позвали.
Что же я — совсем рыжий?

Это ведь то же самое.
Это ведь то же самое.

И что ты думаешь, Фландрия? Пора тебе нацепить шутовской колпак.
У короля Филиппа ослиные уши, его инквизиторы ушли в оперу
Его римский папа гуляет в саду с фройлинами
Пьет в дорогих пабах
Отпусти ему, Фландрия, прости ему, Фландрия
Хватайся за эти уши, Фландрия, вытащи себя за уши.
Пепел Клааса еще не остыл в твоем сердце.

Тиль Уленшпигель упал со стены
Тиль Уленшпигель забыл свои сны


* * *

Что же ты, прячься скорей в мой домик,
на улице дождик, сильный радиоактивный дождик
на улице поливают дороги йодом,
не бойся, я всегда буду рядом.
ты умрешь первым, я стану держать тебя за руку и улыбаться,
повторять, все хорошо
я обязательно стану взрослой, вылечу зубы
стану сильной, нацеплю каблуки и пойду в город
тонут рыбки в сказочных заводях, в тихих омутах,
берутся за руки шагают в воду и тонут
мы купим тебе такие же плавники, станешь подводной лодкой,
подводной рыбкой
чтобы хлопать глазами и прятать в жабрах улыбку.
Станешь плавать в горных озерах — белый и влажный
Неспящий, невеющий, может быть, только вещий
От слова — вещь
Самая важная
То есть почти настоящий
Весь


* * *

Чудо рождения в каждом пластиковом колпачке,
В каждой лампочке, листочке, веревочке,
В зубной щетке — твоей и его — поселились страшные добрые бесы
И по этому поводу
отныне и впредь
всё прогрессивное человечество может отправляться лесом.
Первого беса зовут Яскучала и второго зовут Яскучала
И еще их зовут Я ходила по городу, весь день по городу
Выбирала шляпку для бабочки, что поселилась в наших тяжелых шторах

Люди сказали, что этих бабочек они называют молью
Я назвала её Красной шапочкой.
Это как Дафнис и Хлоя, как Ромео с Джульеттой, как Взяли и Умерли.
Как выщипали, выпотрошили, сшили заново, обманули
А ты стоишь — пустой и голый, обманутый — и твердишь спасибо,
Либо тебя убьют
Либо
Тяжелые шторы, изъедены бабочкой в шляпке
Красная бабочка, красная шапочка, пирожки с капустой
Галстуки на бельевой веревке, в холодильнике холодно, в прихожей пусто
Первого беса буду звать Небоюсь, второго — Итынебойся
Вместе их буду звать Скоро кончатся последние деньги
Я буду плакать за тебя по ночам, только ты спи спокойно.
Даже когда облысеют наши волшебные зубные щетки
Руки и ноги у бесов останутся целы

Все персоналии

Мария Скаф (Гусева) поэт
Поэт, критик. Родилась в Москве в 1988 году. Студент Литературного института им. А.М. Горького. Публиковалась в журналах "Волга", "Новое литературное обозрение", "Новый мир". Лонг-лист премии "Неформат" в номинации "Поэзия".
...

Тексты на сайте

Пять стихотворений
Поэзия

Поэзия

Два стихотворения
Поэзия

Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2019 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service