Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
Страны и регионы
Города России
Города Украины
Страны мира

Студия

Участники

Данил Фокин напечатать
Прыжок и вращение
Поэзия

12.02.2021
Воззвание I

Ярго — щемящий в груди магнетический штром,
штрих, оставленный лезвием облака,
пестрый и спелый, огненно-белый,
— ступавший по земле кованым сапогом.

Ярго — шахта жемчужная за городом тихим,
тонущем в нервном, неровном покое,
взрастившем волков в клетях за стеною.
— шелест робкий редкого рта, губ немых.

Ярго — теряющий массу и вес средь весны,
откопавшей сады, цветы, насекомых,
придавшей движения мухам оконным,
— сплетший поля из узорной тесьмы.

Ярго — затаившийся молча в желтом зрачке,
отраженном вагонными стеклами
испуга, бессилия, смирения, сомнения
— выступивший извилистой линией на руке.

Ярго — к тебе воззвах, вонми свыше гласу мя,
что ревет целомудренно под твоея сводъми,
как ты калесеши изъ сомрака грудей,
— безжизненное сметающий с карты будня.


Никто

В этом гнезде
Нет уже птицы. Только
пыль, принесённая
с дальних морских берегов.
Nihil. Niemand.
Плач. Из колодца не будет
пита вода. Тиф копает ходы.
Кто верил — сквозь стекло
луч пройдёт, осветит изголовье?
Кто верил — дыхание найдёт к свободе пути?
Nobody. Только
Эхо протяжное
Завороженно вещает.
Панихида в краю
Сереющих пахот. Где-то
Пропал полёт.
Ветер венчает отсутствие.


***

Тело моё, мельчайшие части его
скрипом этим порождены. Вокруг —
лязганье стали; словно герой
угольнодышащий, не покладая рук
сотворяет физический непокой
молодого лица; пластичный испуг —
механизма потерянное звено.
Не достаёт. Не привычное
Место....


Определение положения в пространстве

Приращение и соединение
представлялись тебе элементами
таинства — Perpetuum Mobile,
изгиб душевого шланга —
преображение привычной
идиллии в дрожь неуловимую.

Скованный жест выставлял
напоказ не-повиновение:
сточенные камни голоса
рассы́па́лись возгласом,
словно пляска святая
дробилась на прыжок и вращение.

Но также, как танец служит
сращению тела с его окружением,
объединению с вещами служит
твой взгляд, распылённый движением
испуга по зыбким объектам,
им овладевающим.

Под сводом бесформенным
сокровенности — притяжение
ладони к проводу, дыхания
к облаку. В алтарь обращение
изначального, беспокойного
ощущения одиночества.


Заточение себя

Прозрачные звезды рассыпав
На землю пропахшую торфом —
Преподнесён великий и ветхий подарок.

Плетутся устало поля,
роса на широких листах,
безмятежность, ставшая сумраком.

Зерно зарождения опущено в землю.
Громадная рана зеленая вспыхнет.
Но пока — чёрный дым над страной.


ПРИЛОЖЕНИЕ.

Монопьеса.
                                                            «Идущие».

— я где-то недалеко, знаешь?
— рядом?
— трудно сказать.
— хм...
— я слышал звук. Он был чем-то похож на тебя.
— правда?
— да. такой тонкий и зыбкий.
— не помню такого. может быть падал камень?
— ты слышал как падают камни?
— нет. здесь нет камней.
— тогда откуда ты знаешь?
— не знаю. наверняка точно нет.
— а где они?
— на берегу, наверно.
— да. там их много, говорят. Порой сложно даже отличить, какой из них упал, а какой принесен водой.
— многие из них и есть застывшая вода.
— но ты же не камень?
— нет. совсем нет.
— а я?
— далеко?
— трудно сказать.
— трудно сказать...
— когда мы встретимся наверно будет трудно узнать тебя...
— вряд ли.
— Почему?
— когда мы встретимся ты просто не будешь знать, что это я.
— верно. ты прав.
— смотри! там марево плавит поверхность!
— сложно продолжать идти.
— а разве ты идешь?
— нет. но собирался.
— я слышал эхо. в нем было что-то от тебя.
— правда?
— что-то неузнаваемое, но твоё. ты когда-нибудь слышал протяжное эхо?
— сомневаюсь.
— я слышал. и мне его не забыть.
— это было там, в заводи?
— нет. она уже обратилась болотом. Оно глотает эхо.
— странно.
— ты думаешь?
— где же ты слышал его?
— может это ты издал его? эхо всегда позади.
— не помню.
— а звук...на что он был похож?
— на глухой протяжный стон. не отчётливый. как полусне, знаешь?
— ты мог его коснуться?
— не уверен.
— рядом?
— не знаю.
— странно.
— что именно?
— наверное мог бы.
— какое оно?
— плотное, глухое и зыбкое.
— кажется я понимаю.
— становится жарко. Это все марево.
Голоса обращаются в эхо. Отражаются от поверхности.

Все персоналии

Данил Фокин поэт
Родился в 1990 г. в Петрозаводске. Изучал немецкий язык и литературу, жил в Германии, пел в скримо-группе. Сейчас изучает психолингвистику, занимается исследованиями в области когнитивной (экспериментальной) поэтики. Публиковался в «Опустошителе», «Двоеточии», «Артикуляции», «Полутонах», «Каракёй и Кадикёй». Переводы с русского на немецкий появлялись в онлайн издательстве Perelmuter Verlag. Живёт в Санкт-Петербурге.
...

Тексты на сайте

Поэзия

Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2019 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service