Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
 
 
Россия

Страны и регионы

Санкт-Петербург

к списку персоналий напечатать
Павел Вадимов. Санкт-Петербург, 4.04.2005.
Павел Вадимов
прозаик
Родился 18 октября 1969 года

Фото: Татьяна Фомичева, 2005

Визитная карточка
Настоящие книги и договоры с дьяволом пишутся только кровью. Но никто еще не ставил вопрос о качестве таких чернил. Интересно, примет ли князь мира сего манускрипт, написанный порченой кровью? Причем порченой не в каком-то суеверном смысле, типа цыганка сглазила, а в самом что ни на есть прямом. Кровью, которая медленно убивает своего хозяина, растекаясь по его венам мучительной болью. Можно ли такой кровью писать о любви? Или получится только о смерти? Бог его знает. Надо попробовать и то, и другое.


Биография

Павел Черняков (пишущий под псевдонимом Павел Вадимов) родился в 1969 году в Пушкине, пригороде Санкт-Петербурга. Изучал экономику в Санкт-Петербургской инженерно-экономической академии. Однако за всю свою разнообразную карьеру экономистом он никогда не работал. Он был актером, ресторанным критиком, контент-редактором сетевых проектов, аналитиком по оценке рынка недвижимости в специализированном журнале и фотографом. Дебютировал как прозаик в 2005 году романом "Лупетта". Живет в Санкт-Петербурге.
Предложный падеж

Идея превращается в тело текста, в его плоть. Она растворяется в произведении, становится способом его построения, определяя композицию, стиль, сюжет. Так преодолевается немота, так завоевывается право написать еще один роман — роман о самых банальных, в общем-то, вещах, о любви и смерти.

Михаил Эдельштейн. О любви и смерти // Новый мир, 2006, №7.


Поток сознания, одинаково кодирующий составляющие внутреннего мира героя и реалии внешнего мира, оказывается лишь бесконечной сменой означающих на фоне пустоты. Они подчёркивают преодоление повествователем инерции стандартных ходов сознания, развёртывание текста и удовольствие, которое Вадимов получает от самой возможности мыслить по-иному. Однако речевые фигуры, используемые повествователем, лишь подтверждают разрыв связей между человеком и миром. Пустота остаётся пустотой, а текст, продолжая свою бесконечную игру, возвращает нас в ту точку, с которой он начался.

Андрей Аствацатуров. Психологический роман или автобиография? // TextOnly, вып. 17 (3'06)
Библиография
Лупетта: Роман
М.: РИПОЛ классик; Престиж книга, 2005. - 384 с. - Серия "Живая линия"

О нём пишут


П. Вадимов. Лупетта: Роман. — М.: РИПОЛ классик; Престиж книга, 2005.
Владимир (Меир) Иткин

О романе Павла Вадимова «Лупетта»
Андрей Аствацатуров

Михаил Эдельштейн



Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2019 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service