Санкт-Петербург. Новости

Майский фестиваль новых поэтов

14.05.2008

10 и 11 мая в Петербурге прошел 7-й майский фестиваль новых поэтов, который ежегодно в мае организует петербургский поэт и литературный куратор Дарья Суховей. Каждый автор может принимать участие в фестивале только один раз, и читает 15 минут, куратор фестиваля издаёт каталог. На этот раз местом проведения обоих чтений был выбран зал кафе Центра современной литературы и книги, который с приходом на пост директора Центра Александра Житинского обрёл вид уютного пространства, в котором стало комфортно читать и слушать стихи.
В рамках фестиваля состоялись двое поэтических чтений и две литературных экскурсии – в музей Анны Ахматовой в Фонтанном Доме на выставку фоторабот Бориса Кудрякова и в Музей русского авангарда (Дом Матюшина), экспозиция которого посвящена жизни и творчеству деятелей первого русского авангарда. Также к началу фестиваля были размещены в интернете каталоги 6-го и 7-го майских фестивалей. В фестивале участвовало 12 поэтов из Петербурга и разных регионов России, усилия по подготовке фестиваля приняли на себя помимо Дарьи Суховей, Светлана Бодрунова и Вадим Кейлин.

Первые поэтические чтения, на которых выступало 6 поэтов, состоялись 10 мая. Первой выступила Анна Орлицкая (Москва), работающая в разных формах свободного стиха – от верлибра небольшого объема до хайку, она же занимается организацией взаимодействия между интересными и перспективными с точки зрения включённости в современную литературную ситуацию вузовскими литературными литобъединениями страны. Затем выступил Павел Байков (СПб), который несколько выпадает из общей поколенческой тенденции фестиваля, однако публиковать свои произведения, созданные в основном в рамках комбинаторных поэтических практик – палиндромы, омограммы, – начал в 2006 году. Никита Миронов (СПб) представил разного плана тексты, от блещущих нарочитой переподменой оптики стихов из нового цикла «Небо как редкая группа крови», до жестких и кратких более ранних стихотворений, завершивших авторское выступление. Чтение Дмитрия Глебова (СПб) лейтмотивом имело неосторожно высказанную куратором в каталожном критическом очерке фразу про «аграмматическое письмо, передающее примитивное схлопывание сюра», однако автор, умело вкрутившись в эту ситуацию, не менее профессионально выкрутился из неё, и, вроде как почти убедил публику в верности этим самым принципам поэтики и общей насыщенности своего художественного метода разными игровыми приёмами, оставаясь по преимуществу в рамках ритмизованно-рифмованного стиха. Надя Делаланд из Ростова-на-Дону основную часть своей программы произнесла наизусть, не озадачиваясь вопросами интонирования текста, однако стихотворение было прочитано с листа, и вследствие этого так случилось, что было интонировано богаче, произвело на публику очевидно большее воздействие. Завершила первый день чтений Евгения Суслова из Нижнего Новгорода со стихотворениями, которые достаточно сложно воспринимать на слух – небольшие верлибры с загадочным переплетением образов-мифологем. Закрыл чтения первого дня гость фестиваля Андрей Черкасов (Челябинск-Москва), прочитавший новое стихотворение.

Вторые поэтические чтения 11 мая начались с выступления петербуржца Алексея Порвина, работающего в технике традиционного стиха, однако с любопытной рифмовкой и насыщенной образностью. Некоторые слушатели отметили, что чтеческий темперамент Порвина (несколько замедленное произнесение стихов) образует диссонанс с его поэтической техникой и энергией развёрнутого в тексте образа, другие слушатели сочли что такой тип произнесения стихотворной речи помогает включиться в мельчайшие обертоны смысла со слуха, однако практически все оценили высокий уровень его стихов. Евгения Казакевич из Великого Новгорода в начале выступления обозначила контраст между своей практикой и тем, что она услышала, находясь в зале всё время чтений. Стихотворения Казакевич в основном посвящены попытке разобраться с поэтическим миром и поэтическим словом, каковая попытка, невзирая на наивность такой постановки вопроса, может представлять собой целостную картину мира. Это происходит, если слово в тексте обретает ощутимую фактуру, а мысль – первоначальную глубину. Сергей Луговик, не так давно перебравшийся в Москву из Переславля-Залесского, прочитал стихи как свободные (например, «моменты таинственного и непостижимого исчезновения вещи»), так и традиционные (в частности, «подвиг мертвого связиста»). Петербуржец Никита Сафонов, пишущий свободные стихи большого объёма, с чуть ли не мутирующим под прозу перечислением мелких бытовых подробностей, продемонстрировал ставшее возможным именно в современной ситуации расподобление предмета и способа поэтического говорения о нем (наиболее радикально то же самое представлено в произведениях Ники Скандиаки, просто более радикально – у Тимофея Дунченко). Это особый тип масштабного высказывания в современной поэзии, где стереоскопия взгляда важнее мельчайших подробностей и отточенности стиховых сшивных иголочек. Стихотворения петербурженки Наталии Михайловой вызвали шорохи и шумы в зале – то, в чём куратор фестиваля горячо отстаивает словосдвиги и необычную сочетаемость, было воспринято частью публики как совокупность авторских неудач, кому-то не понравилась манера чтения, однако 18-летний автор явно ищет нестандартные способы выражения смысла. Последним автором, выступившим на фестивале, была Марина Хаген (Москва), представившая несколько верлибрических композиций, хайбуны (специфический жанр японской литературы – хайку с предшествующим лирико-прозаическим отрывком; в этом жанре на русском языке работает только она) и собственно хайку. Стихи Хаген прозвучали в будто бы испуганной манере чтения, которая обращает внимание на странность смыслового поворота – важного для японской поэзии, традиции которой являются основными для творчества Хаген, поэтического приёма. Закрыл второй день чтений петербуржец Тимофей Усиков.

Фестиваль в целом показал как минимум несколько вещей, на которые в дальнейшем невозможно не обратить внимания. Во-первых, погодные условия, разогнавшие часть потенциальных зрителей фестиваля по окрестностям Петербурга. Однако, при малом числе слушателей происходит более плотное взаимодействие между автором и слушателями; впервые на фестивале был представлен жанр «перебранка с куратором в процессе чтений» (возможно, этот жанр возник из-за отсутствия круглого стола в программе фестиваля). Вторая вещь, которой не может не быть – когда что-то существует слишком давно – минута молчания, с которой начался фестиваль. Летом прошлого года умер участник второго майского фестиваля (2002) поэт и писатель Сергей Денисов (1969-2007) (он же - филолог-пушкинист Сергей Овечкин), и присутствующие почтили его память вставанием. Ближе к концу фестиваля по просьбе Марины Хаген присутствующие почтили память петербургского поэта и теоретика хайку Алексея Грохотова (1964-2008). В-третьих, с точки зрения поэтического фестиваля как концептуально-регионального явления куратору с каждым годом становится всё труднее работать с местным контекстом. При практически полном отсутствии литературной жизни в младшем поколении петербуржцев фестиваль как итожащая несуществующую жизнь институция, обречён на весьма странное, "подвешенное", положение в литературном пространстве Санкт-Петербурга.





Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service