Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
 
 
Россия

Страны и регионы

Саратов

Роман Арбитман (Лев Гурский) напечатать
  предыдущий текст  .  Роман Арбитман (Лев Гурский)
Баба Ксюча
Рассказ

Мы не собираемся посылать свои войска в Ирак.
Но гуманитарную помощь нашим друзьям из Соединенных
Штатов обязательно окажем, обещаю!

Из недавнего выступления Президента России
на саммите "Большой Восьмерки"


        В 8.30 должны были звонить на первый урок, а ровно за десять минут до того сухая очкастая Ксения Леопольдовна по прозвищу Баба Ксюча, преподавательница русского языка и литературы общеобразовательного лицея номер 13 города Саратова, переступила порог учительской. И немедленно споткнулась о большую неудобную фанерную коробку, поставленную кем-то и зачем-то у самой двери.
        – Эй, вы поосторожнее, – не оборачиваясь, буркнула вечный завуч Плетнева по прозвищу, разумеется, Плетка. – Там миксеры для нашей столовой. Ценные вещи и, между прочим, на казенные деньги куплены. Смотрите ничего не раскурочьте.
        – Я постараюсь, – кротко ответила Ксения Леопольдовна, уже с пола. – Доброе утро всем.
        Ценной коробке было хоть бы хны. Чего не скажешь о бывших с утра еще целыми колготках, разбитом в кровь колене и сумочке, чья хлипкая костяная застежка при падении легко оторвалась и улетела под шкаф с наглядными пособиями.
        Географичка Мелехина по прозвищу Черная Касса, участливо заохав, присела на корточки рядом с Бабой Ксючей и стала собирать обратно в сумочку ее разбросанные по полу внутренности: связку ключей, две шариковых ручки, тусклую перламутровую пудреницу, пейджер в потертом футляре и рыжий вязаный кошелечек на пуговке.
        – Кстати, Ксения Леопольдовна, – сказала Черная Касса, попридержав кошелечек в руке, – а вы сдавали на юбилей физкультурнику? По-моему, вы тогда бюллетенили.
        – А сколько было надо? – без особой радости спросила Баба Ксюча, кряхтя подымаясь с полу.
        О том, чтобы вытащить застежку из-под шкафа, нечего было и думать. Так что сумочку теперь придется придерживать еще и сбоку – чтобы все не высыпалось обратно. Колено саднило, но черт с ним, заживет, а вот новые колготки, считай, пропали. Тридцать рэ на ветер.
        – Ерунда, всего полтинник. – Географичка выпрямилась и с намеком вложила кошелечек прямо в ладонь Ксении Леопольдовне. Не отвертеться.
        – У меня только сотня, одной бумажкой, – сказала Баба Ксюча, приоткрывая кошелечек.
        – Вот и отлично, этого как раз хватит! – объявила Ч. Касса. – Вы ведь за поездку в лес полтинник тоже не сдавали, правильно? Помните, нас в марте на автобусе возили? За ландышами, забыли? Отец Иннокентий, ну который православный факультатив ведет, тогда еще гармонь порвал.
        Ни про какой лес, ни про какие дурацкие ландыши и тем более про попа с гармонью Ксения Леопольдовна, конечно, не помнила. Но проще было заплатить, чем при завуче признаваться в склерозе. В этом учебном году в лицей понабежали еще две русистки – свежие, глупые, румяные и жадные до чужих часов. На одну из них, сильно грудастую Марину, говорят, запал сам директор Гугин.
        Баба Ксюча машинально встряхнула кошелечек, где теперь сиротски звякала мелочь – на троллейбус обратно еще как раз, но на маршрутку уже не хватит. До начала урока оставалось пять минут, а неприятности все шли косяком. В ящике стола обнаружился тараканище размером с полпальца. Потом долго не находились сочинения десятого «Б». А едва учительница загрузилась с трудом обретенными тетрадками (и кто их, интересно, сунул на верхнюю полку?), классным журналом, деревянной указкой и двумя томами Достоевского, как в учительской объявилась та самая сладкая парочка: Марина в гнусном розовом джемпере с рюшами и Гугин в умопомрачительном пиджаке цвета «металлик».
        – О-о, Ксения Леопольдовна, здрасьте! – заулыбался директор. Марина колыхнула розовым бюстом, изображая приветственный кивок.
        – Здравствуйте. – Баба Ксюча сделала попытку проскользнуть к двери между директорским пиджаком и Марининым бюстом.
        Маневрировать с занятыми обеими руками и сумочкой-инвалидкой подмышкой было ужасно неудобно. Серебристая Сцилла и розовая Харибда мигом сомкнулись.
        – Ксения Леопольдовна, голуба моя, – сказал Гугин тем задушевным голосом, каким он сообщал о всяких административных гадостях, – я слышал, у вас вышло некоторое... э-э... непонимание с одиннадцатым «А»?..
        Баба Ксюча угрюмо промолчала. Дубина стоеросовая Жуков из одиннадцатого «А», играя силушкой перед девчонками, сломал через колено двенадцать портретов классиков в деревянных рамах, уперев их из кабинета литературы. И ничего ему за это не было: папа у дубины – первый помощник мэра. В школу Жуков-старший не ходил из принципа, с директором общался с помощью мотокурьера мэрии, а на простую литераторшу просто плевать хотел.
        – ...Вот я и говорю, – продолжал Гугин, – будет лучше, если мы ваши часы в этом классе передадим пока Марине Сергеевне... Временно, ясное дело, временно. Пока страсти не утихнут. Тем более, что Марина Сергеевна – кадр молодой, энергичный, растущий. Пускай и управляется с оболтусами. Верно?
        Баба Ксюча опять смолчала. Она была уверена, что молодой кадр может управиться одиннадцатым «Б» только одним способом: если будет вести уроки топлесс. Тогда внимание хоть половины класса будет обеспечено.
        –...Ну и отличненько, – подвел итог Гугин. – Вы, Марина, приступите с той недели, согласно расписания. Вам, Ксения Леопольдовна, моя личная благодарность за понимание. И не опоздайте, дорогие дамы, на первый урок – это всех касается. Слышите, уже звонок! А кое-кому еще в другой корпус топать...
        Литература в десятом «Б» была в этом же школьном корпусе, этажом выше, однако Баба Ксюча все равно опоздала минуты на полторы. Поскольку, задумавшись о своем, отмахала вверх четыре лестничных пролета вместо двух. Так что когда она, запыхавшись, вступила в класс, улей уже гудел вовсю, а к заранее написанной теме урока – «Самообман Раскольникова» – на доске прибавилась еще картинка: пупырчатый огурец в кудряшках и очочках. Под огурцом было выведено «грымза». Судя по кривому почерку, художество учинил Конев либо Мерецков. Либо Гена Гударьян. Но не проводить же дознание из-за одной «грымзы»? Ксения Леопольдовна поискала взглядом тряпку – стереть безобразие, – не нашла. Сделала вид, что никакой картинки вообще не заметила, и свалила свою тяжкую книжно-тетрадочную ношу на учительский стол.
        – Здравствуйте, дамы и господа.
        – Здрааа... – лениво отозвался класс.
        Маленький твердый шарик из жеваной промокашки только чудом не попал учительнице в ухо и влип в первое «о» в слове «самообман». Шарик номер два угодил во вторую букву «м». Кажется, это постарался Родимцев с пятой парты. На пару с соседом Катуковым. Ксения Леопольдовна никак не могла понять, зачем в современные тетради по-прежнему кладут промокашки, если чернильными ручками давным-давно не пользуются. Неужто все для того, чтобы деткам было чем плевать в педагогов?
        – Сегодня мы с вами продолжим разговор о великом романе Федора Михайловича Достоевского «Преступление и наказание», – сказала Баба Ксюча, гордо игнорируя стрелков из трубки. – Прошлый раз я просила вас обдумать вот какой вопрос: в чем неправота теории Раскольникова, которая и привела его к убийству. Кто из вас желает ответить?
        С задней парты взметнулась рука. Это был Андрюша Власов – наглец и умница. Доводить учителей было его самым любимым развлечением. Ради этого он даже лазил в Интернет за дополнительной литературой. Набирал компромат на великих людей.
        Баба Ксюча открыла журнал и поняла, что не спрашивать добровольца она не может: у того уже давно не было оценок.
        – Ну хорошо, пусть Власов, – с сомнением проговорила она. – Мы вас слушаем, Андрей. Можно с места.
        – Ни в чем, – широко улыбнулся наглец.
        По рядам пробежали смешки.
        – Что-что? – переспросила учительница.
        – Я говорю, ни в чем, – любуясь собой, повторил Власов. – Раскольников не ошибался. Кто ведь такая эта ваша старуха Алена? Типичная барыга. Она что, проверяет, откуда ее клиенты берут вещички для залога? Нет. Берет и сразу конкретно башляет. А если кто краденое или там с убитого снятое ей притаранит, старухе даже выгодней: вор, грабитель – он и на меньшее согласится, лишь бы свой налик получить. То есть, выражаясь юридическим языком, старуха сама провоцирует преступления, создает вокруг себя криминогенную зону. Всякая питерская шпана может воровать, убивать, потому что знает: Алена купит и в милицию не стукнет. Поэтому Раскольников, прибив процентщицу, спасает многие жизни. Зачищает территорию. Добро должно быть с кулаками.
        – Погодите, Андрей, – озадаченно сказала Баба Ксюча. – Добро с топором – это уж чересчур... И потом, вы не забудьте про сестру Лизавету: ее-то, бедную, за что?
        – Элементарно, – пожал плечами Власов. – Лизавета не виновата, факт. Но в каждой контртеррористической операции может пострадать мирное население, это всем известно. Во время «Норд-Оста», к примеру, сколько народа зазря потравили? Почти две сотни. А Раскольников, считай, обошелся малой кровью... Разве я не прав?
        Литераторша открыла рот, чтобы толково возразить наглецу, но в этот момент по классу пронесся нежный звон.
        – Уже конец урока? – Баба Ксюча с удивлением поглядела на часы. – Но вроде бы...
        Откуда-то из задних рядах послышалось то ли смачное хихиканье, то ли сдавленное хрюканье.
        – Это у вас в сумочке звенит, – очень вежливо подсказала красивая отличница Тимошенко.
        Ксения Леопольдовна резко вздрогнула и, недолго думая, опорожнила сумочку прямо на стол. Заливался действительно ее пейджер.
        Класс вытянул шеи: такого СТАРОГО, такого БОЛЬШОГО пейджера никто из них не видел. Многие вообще думали, что этот вид связи вымер, как тираннозавр или птеродактиль.
        Баба Ксюча придавила кнопку приема, чтобы докучливый звон стих. Поглядела на экранчик. Задумалась.
        – Ага, – сказала она вслух после паузы. – Ага. Совсем другое дело.
        Произнеся это, она небрежно побросала вещички обратно в сумку. Туда же следом улетели очки. Только сейчас десятый «Б» заметил, что у их литераторши глаза не просто серые, а серо-стальные. И не такие уж близорукие.
        – Андрей, я отвлеклась, извините. Вы ведь что-то у меня спрашивали, верно? – С этими словами Баба Ксюча медленно и какой-то новой вкрадчивой походкой двинулась вдоль притихшего ряда парт.
        Андрюша Власов, который по-прежнему стоял, вдруг почувствовал себя до крайности неуютно – словно одинокий безоружный солдат в пустом окопе за минуту до танковой атаки. Но деваться было некуда.
        – Я, это, про Раскольникова из «Преступления и наказания», – заторопился он, комкая слова. – Разве я, говорю, типа не прав?
        – Правы, конечно, вы более чем правы, – рассеянно кивнула учительница и обвела взглядом класс. От этого взгляда классу стало не по себе. – Садитесь, Андрей, пятерка за ответ. Именно так и должно быть: сперва преступление, потом наказание. Мне отмщение
        и аз воздам... Руки! Конев, Мерецков, Гударьян! – повелительно выкрикнула она. – Все трое, быстро правые руки вверх, ну! – Было в ее голосе нечто такое, что три руки разом вытянулись вверх.
        На твидовом обшлаге куртки здоровенного, как слон, Мерецкова нашлась тонкая, едва заметная полоска мела.
        – Прекра-а-а-асно! – хищно протянула Баба Ксюча, и мгновение спустя обалдевший от ужаса Мерецков осознал, что железная рука училки равномерно возит его физиономией по доске, щеками и бровями стирая нарисованный им огурец вместе со словом «грымза».
        Еще через пару секунд рты Родимцева и Катукова были плотно набиты промокашкой под мерное учительское: «Жуйте, господа, жуйте, это ваша любимая!» Класс не успел опомниться, как Баба Ксюча с неумолимостью молотилки, хотя и без особой жестокости, оскорбила действием полдюжины самых отъявленных – тех, которые давно нарывались. Прочим она деловито погрозила средним пальцем, взяла со стола книги, указку, классный журнал, пристроила сумочку подмышку и вышла за дверь.
        В коридоре второго этажа расслабленно дымил у открытой форточки дубина Жуков из одиннадцатого «А».
        – Привет, старушенция, – почти миролюбиво сказал он Бабе Ксюче, выпуская дым ей в лицо. – Закурим по одной?..
        Только оказавшись на полу лежащим мордой вниз, любимый сын первого помощника мэра уяснил, каким опасным оружием в умелых руках может быть простой двухтомник Достоевского. И как, мамочки, больно, когда обычную деревянную указку трижды с хрустом ломают о твою голову.
        А Ксения Леопольдовна твердой поступью центуриона уже входила в учительскую. И первым делом с размаху врезала ногою по фанерной коробке у входа. Раз, другой, третий – до тех пор, пока что-то в глубине коробки не треснуло.
        – Ксе... – возмущенно начала Плетка и тут же ойкнула, схлопотав сумочкой по уху.
        – Школе. Миксеры. Не нужны, – угрожающе, с расстановкой объявила на всю учительскую Баба Ксюча. – Потому что не нужны никогда. Есть возражения?
        Возражений не было. Плетка, вытаращив глаза, молча держалась за ухо. Географичка Мелехина соляным столбом застыла над фаянсовой свиньей-копилкой с общественными деньгами. Из-за вешалки потрясенно икнула практикантка Салиас. Все прочие были на уроках.
        Баба Ксюча аккуратно положила Достоевского на стол, затем отодвинула локтем соляной столб и взвесила в руке денежную свинью.
        – Ого, – сказала она. – Девочка созрела.
        И без колебаний жахнула копилкой об пол.
        Осколки фаянса и мелочь разлетелись по всей комнате. Баба Ксюча с необычайным проворством увернулась от брызг осколков и монеток, после чего быстренько подмела с полу все голубые, желтые и редкие малиновые бумажки. Зеленые десятки ее не заинтересовали.
        – Я тут решила, – обратилась она к географичке, – что за десять лет работы выслужила себе небольшую премию. На текущие расходы. Кивните, если согласны.
        Черная Касса, вся белая от страха, мелко затрясла головой.
        – Спасибо, коллеги, – вежливо сказала Ксения Леопольдовна. – Счастливо оставаться.
        Последний визит она нанесла директору. Протаранив заслон секретарши Вероники в приемной так же просто, как тяжелый «хаммер» утюжит колесами траву и колючий кустарник, Баба Ксюча на некоторое время задержалась у двери Гугина. Приложила к ней ухо. Услышала, наверное, что-то забавное, поскольку распахивала дверь с улыбкой.
        – А вот и грымза! – объявила она, входя. – Легка на помине.
        Директор Гугин был не один и без галстука. И без пиджака. А ценный растущий кадр Марина Сергеевна – даже и вовсе богатым бюстом наружу.
        – В пьесе Гоголя «Ревизор», – сообщила им гостья, – тоже есть немая сцена. Молчите, молчите, будьте ближе к классике.
        Баба Ксюча ткнула мизинцем в одну из аппетитных выпуклостей. Несильно, словно оценивала свежесть батона в булочной.
        – Я так и думала, – интимно подмигнула она. – Силикон. Мэйд ин Чина, пятьсот баксов, гарантия три года. Два из них уже явно прошли... Брысь, синтетика!
        Хозяйка пятисотдолларового бюста с визгом выкатилась вон.
        – Да что вы себе...
        Директор, наконец, обрел речь, но до слова «позволяете» добраться не успел: литераторша схватила его за нос и резко потянула вниз. Челюсть щелкнула, прикусывая язык.
        – Сейчас вы подпишете мое заявление об уходе, и мы расстанемся добрыми друзьями. Или недобрыми – зависит только от вас...
        Ровно в 9.10, за пять минут до звонка на первую перемену, Ксения Леопольдовна вышла из ворот лицея номер 13, повелительным взмахом руки остановила подвернувшееся такси, села и укатила неведомо куда.

* * *

        Вот, собственно, и вся история о саратовской училке по прозвищу Баба Ксюча. Любопытно, что за эти же сутки в школах, лицеях и гимназиях по стране было подписано 2811 подобных заявлений об уходе. А еще через двое суток тяжелые транспортные «боинги» с членами российской гуманитарной миссии стали приземляться в аэропортах Багдада, Тикрита, Эль-Фалуджи и других городов Ирака.
        Президент России всегда выполнял обещания. И всегда – с учетом специфики своего предыдущего места службы.


Л. Гурский. А вы не проект?
  предыдущий текст  .  Роман Арбитман (Лев Гурский)

Все персоналии

Роман Арбитман (Лев Гурский) прозаик, критик
Саратов
Прозаик, критик. Родился в Саратове в 1962 году, ныне — обозреватель газеты «Саратовской областной газеты». Автор литературно-критических статей и рецензий в периодике. Как «Р.С. Кац» выпустил книгу «История советской фантастики». Как «Лев Гурский» публикует романы в жанрах политического триллера и «ехидного детектива» («Убить президента» и др.). По роману «Перемена мест» снят 18-серийный фильм «Д.Д.Д. Досье детектива Дубровского».
...

Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2019 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service