Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
 
 
Россия

Страны и регионы

Москва

к списку персоналий напечатать
Денис Ларионов
Денис Ларионов
поэт, прозаик, критик
Родился 21 декабря 1986 года


Визитная карточка
***

По разбегающемуся
полотну высоты —
сквозь тяжелеющие облака
и светосниматели,
вкопанные в городские
вершины — было
солнце полудня, покрываю-
щее вяжущей пленкой
столики пафосных мест,
на одном из них плавится
грязный осколок ледника,
несимметрично ложащийся
на сырые экраны смартфонов. Из
какого палеополдня он
тает навстречу по-
дробному выцветанию
флага взаимности? Из
самого безусловного сна,
в который склоняется
пятничный вечер
устав от подробностей
резкого разговора — в том
числе, о стремительном
взрыве вчера в метро.


Биография

Окончил магистратуру «Русская Антропологическая школа» (РГГУ). С 2014 года — аспирант Института Философии РАН. Автор поэтических публикаций в журналах «Воздух», «Новое литературное обозрение», «Лиterraтура», на сайтах syg.ma (проект L5), «Полутона». Участник международного фестиваля поэзии, саунд-арта и визуальных искусств «Поэтроника» (2012-2017), русско-немецкого культурного проекта VERSschmugel/Поэтическая диверсия (2015). Автор слов к музыкальным проектам Сергея Невского (Track #3, для контрабас-кларнета и мужского голоса, 2015) и Кирилла Широкова («Музыка для поэта и композитора», 2017). Член комитета Премии Андрея Белого (2016-2018). Один из основателей и член жюри поэтической Премии «Различие». Лауреат поэтической премии «Московский счёт» за лучшую дебютную книгу («Смерть студента», 2014), номинант Премии Андрея Белого (2013). Стихи переведены на сербский, английский, немецкий, итальянский языки. Переводил стихи немецкого поэта Даниэля Фальба.
Предложный падеж

Интересно, что как поэт Ларионов пользуется «алеаторической» техникой, заставляющей вспомнить «Красное смещение» Александра Скидана и практику ряда других поэтов, «вычленяющих» из чужих текстов более-менее случайные фрагменты, порождающие благодаря взаимному соположению принципиально иной смысл. Эта техника по понятным причинам формального характера предполагает «нечёткого» субъекта, в то время как проза Ларионова — гиперсубъективизирована. Интересно, что один автор может совмещать эти две полярные стратегии, реализуя одну в речи стихотворной, а другую — в прозаической.

Кирилл Корчагин


Хрупкая аналитика телоязыка происходит у Ларионова в условиях физиологизации (если вообще не медикализации) аффекта и постоянного террора любых социальных ситуаций по отношению к субъекту. Парадоксальным образом, именно это натяжение (вернее, его негативное измерение) и складывает воедино рассыпающиеся фрагменты речи: вместо того, чтобы пасть миметической жертвой насилия (как это происходило, например, в стихах Могутина), поэзия Ларионова консолидирует свой прерванный синтаксис с помощью максимальной эмоциональной дистанции слов от изображаемого насилия. Чудовищность внутренних ран и агрессии внешнего мира как бы заключается в непоколебимые скобки, изымается из (воз)действия этой лирики. В утопическом фантазме этого жеста можно разглядеть то, о чём говорит критическая теория, когда противопоставляет эстетику анестетике. Кажется, что только так и можно «терпеть крушение» в состоянии тотальной «начинённости языком». Но комфортность и чистота дезаффектации (даже / тем более в отношении опыта микрокатастроф) явно волнуют автора, и в итоге композиция его работ замирает в как бы несуществующем пространстве между онемением поэтической чувственности и предельной чувствительностью корпорально-лингвистического аппарата.

Иван Соколов


<...> нельзя не отметить уникальность литературной позиции Ларионова, сохраняющего дистанцию по отношению к большинству заметных направлений новой поэзии, будь то эксперименты по освежению классической просодии, катарсическая или буффонная тематизация актуального социально-политического момента, построение многоуровневых пространственных абстракций или же поиски языка для передачи опыта Другого (в диапазоне от этнического меньшинства до цифрового алгоритма). Сохраняя верность телесной метафорике, поэт в то же время остается сравнительно равнодушным к исследованию пространства, а прямые отсылки к тревожным политическим симптомам последнего времени отнюдь не чреваты иронической сериализацией в духе социальных сетей и напоминают скорее о «микрополитике» Делёза—Гваттари. Воспринимая десакрализованный статус поэзии как аксиому, поэт концентрируется на каждом отдельном стихотворении, прорабатывая его интонационный рисунок и узнаваемую «медленную» структуру текста.

Станислав Снытко
Библиография
Смерть студента
Первая книга стихов. — М.: Книжное обозрение (АРГО-РИСК), 2013. — 48 с. — Серия «Поколение», вып. 38.
Тебя никогда не зацепит это движение
Харьков: kntxt, 2018. — 66 с. — (Книжная серия журнала "Контекст").

Тексты на сайте

Январь — июль 2018
Воздух, 2018, №37

Дмитрий Гаричев. После всех собак. — М.: Книжное обозрение (АРГО-РИСК), 2018).
Лиterraтура— № 139 (май 2019 г.)

Сентябрь — декабрь 2017
Воздух, 2018, №36

Февраль — август 2017
Воздух, 2017, №2-3

Октябрь 2016 — январь 2017
Воздух, 2017, №1



Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2019 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service