Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
 
 
Россия

Страны и регионы

Москва

к списку персоналий напечатать
Андрей Балдин
Андрей Балдин
эссеист
21 января 1958 — 30 ноября 2017

Фото: сайт Archnadzor.ru

Визитная карточка
Важнейшая, таинственная вещь эти карамзинские «Письма». Молчаливый автор наделал ими в свое время немало шума. И это было истинно оптическое событие. На рубеже XVIII и XIX веков, когда, по сути, формировалось современное российское сознание, «Письма» составили у русского читателя первое представление о внешнем мире. Они стали экраном, на котором Россия как будто въяве рассмотрела Европу: Германию, Швейцарию, Францию, волновавшую любителей вольности, и Англию, победительно влекшую своим ratio политиков и деловых людей.
И в следующем поколении читателей дорожные записки Карамзина продолжили свое «телевизионное» действие. Только спустя два поколения образ Европы, нарисованный Карамзиным, был заслонен сочинениями новых писателей-странников – Герцен, Гоголь, Тургенев писали живее и красочнее, «современнее» Николая Михайловича и скоро закрыли его слово-атлас своими говорящими картами.
Означает ли это, что словесный чертеж Карамзина канул в Лету? Нет, чертеж остался, но – опять, тут тот же фокус – стал невидим. Поселился где-то на подкорке нашего пространство-сочиняющего сознания. Так же, как в истории и литературе, путешественник Карамзин создал новый жанр и самый тип сознания в пространстве. Он определил правила умного наблюдения мира, которые и теперь действенны. При этом он не был легкомыслен или фотографичен; простые описания Европы не могли его занять. Карамзин наблюдал не только видимое, но и невидимое: Европу как сумму смыслов, разумное устройство бытия.

Из цикла дорожных заметок и эссе «Новый Буквоскоп»
// Октябрь, 2016, № 4


Биография

Родился в Москве. Окончил Московский архитектурный институт. Работал книжным графиком, дизайнером, архитектором, в течение многих лет был главным художником газеты «Первое сентября». Организатор проекта «Путевой журнал», посвященного исследованию феномена пространства в развитии русской литературы. Сооснователь журнала «Московское наследие» (под его первым именем – «Большой столичный журнал», 2006). Автор нескольких книг, публикаций в газетах «Сегодня», «Независимая газета», «Известия» и др. Постоянный автор журнала «Октябрь», неоднократно отмеченный ежегодной премией журнала (2002, 2004, 2010, 2016). Финалист премии «Большая книга» (2009, 2010). Также лауреат премии правительства Москвы за книгу «Москва. Портрет города в пословицах и поговорках (1997), премии «Лучшая книга года» (трехтомник «Судьба культурного наследия России», дизайн, 2002).
Прямая речь

Я все-таки художник, "нарисованный" человек. Смотрю на текст извне, со стороны. Для меня письмо это наполовину зрелище, кстати, довольно занимательное. Пляшут буквы, собираются и разбегаются слова. Наверное, это неправильно, нужно нырять в текст и плавать в нем, внутри страницы, как в белом молоке. Перемещаться в его особое пространство. Но у меня так не получается - я вижу, наблюдаю текст. Получаются внешние, наблюдающие, "оптические" книги. У них глаза снаружи.

Из интервью «Нарисованный человек»
// Российская газета, 14.09.2010
Предложный падеж

Геометрия, топология, топография не то чтобы интересуют Балдина больше всего — нет, но каким-то невероятным образом он превращает то, другое и третье в оптический инструмент, при помощи которого наблюдает русскую литературу, историю — и человека вообще. Эти, казалось бы, узкие и сравнительно профессиональные словари обладают, оказывается, универсальными свойствами: на языке взаимного расположения объектов и описания пространственных структур автор умудряется говорить о вещах, казалось бы плохо для этого приспособленных. Оказывается, так можно описать томление Пушкина в ссылке: замкнутое пространство дома, аллея, ведущая ко входу, игра с самим собой в бильярд — круглыми шарами, на прямоугольном столе. Оказывается, в этих терминах можно описывать противостояние шишковской и карамзинской партий. Наконец, так можно описать ровный; равнинный; казалось бы, монотонный русский ландшафт — и он оказывается подвижным, громоздящимся, неподатливым и более чем гетерогенным. Пространство России (географическое, культурное, литературное, языковое), по мнению Балдина, всегда отсчитывается от Москвы: она и есть та точка, которой путешествия Карамзина и Пушкина придали протяженность. Но векторов в этой диаграмме гораздо больше, и отношения между ними куда сложнее, чем кажется.

Станислав Львовский. «Большая книга»: Андрей Балдин. Протяжение точки
// OpenSpace.ru, 18.09.2009
Библиография
Москва. Портрет города в пословицах и поговорках
М.: Радуга, 1997. — 48 с.

М.: Эксмо, 2009. — 576 с.
Московские праздные дни
М.: Астрель, Олимп, 2009. — 576 с.

Новый Буквоскоп, или Запредельное странствие Николая Карамзина
М.: Бослен, 2016. — 272 с.


Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2019 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service