Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
 
 
Россия

Страны и регионы

Москва

к списку персоналий напечатать
Григорий Амелин
Григорий Амелин
филолог
Родился 5 октября 1960 года


Визитная карточка
Поэзия — всегда поэзия поэзии (как и не существует литературы без литературности). То есть поэзия не просто язык, но игра, которая сама указывает на то, что это игра, игра в языке. Это другое измерение по отношению к тому, что изображается. Цель поэзии — она сама. (Каламбур и есть самый простой и верный способ бытийствования языка.) И поэзия выбирает средства, которыми открывает и эксплицирует поэтичность. Поэтичность же как таковая существует независимо от языка. «И само изображение (в процессе изображения) должно в то же время указывать на само себя как изображение того, что изобразить нельзя». Образ должен умереть. Еще раз: поэзия есть изображение, доказывающее невозможность изображения того, о чем говорится.


Биография

Родился в поселке Томино Сосновского района Челябинской области. В 1989 году окончил филологический факультет Тартуского университета. Работал у Ю. М. Лотмана в лаборатории по изучению семиотики. Живет в Москве. Автор многочисленных научных работ, статей и рецензий. Книга «Письма о русской поэзии» (в соавторстве с В. Мордерер) вошла в шорт-лист премии Андрея Белого (2009).
Прямая речь

Всеобщая страсть филологической мысли к модельному мышлению, попытка наглядно представить, визуализировать этот опыт губительно сказывается на анализе текста. Несвертываемость наглядного мышления обескровливает онтологию. Исследователь видит лишь то, до чего, проще говоря, он может дойти своим умом. Но туда своим умом — не ходят. «Хоти невозможного», требует Хлебников. Поэзия и есть область невозможного. Ведь сколько бы мы ни пытались представить себе мандельштамовское «Играй же на разрыв аорты с кошачьей головой во рту...» — это невозможно, но это есть. И это можно понимать! В терминах конечного опыта и размерности человеческой психики и сознания текст недосягаем.

Из книги «Миры и столкновенья Осипа Мандельштама»


Бесконечно воспроизводящаяся риторика русской духовности (бессмысленность того же понятия "Русский путь" ощутима на фоне соответствующих - "Татарский путь", "Китайский путь", "Голландский путь" и т.д.) - симптом отсутствия элементарной культуры мысли и нежелания каждого думать самому (только завтра, и только все вместе). В начале прошлого века с творчеством, энергетикой, "пассионарностью" как раз все было в полном порядке, в сознании же - вернейшая катастрофа. Сама революция была лишь банальным следствием этой катастрофы сознания. Это была победа сил зла над душой отдельного человека. Но она отражалась в умах людей как глобальная объективность рока. Люди уже отказались от себя во имя целого и не понимали, что это целое вошло в пустоту, которая образовалась на том месте, где погибло их личное. Отсюда - ложная направленность на будущее, извращенная эсхатология, которая не просто делала людей невосприимчивыми к истине, - она соответствовала характеру и масштабу сознания людей. Они смотрели вперед, ибо не умели или не хотели видеть себя и то, что было вокруг.

Из статьи «О температуре лобной кости»
// Русский журнал, 31.01.2005


С голливудской бородой и начищенной до немыслимого блеска совестью, он является в Россию, как Первомай, и, как он же, безбожно устаревший. А кому он, в сущности, нужен? Да никому... Нафталину ему, нафталину! И на покой.

Из статьи «Жить не по Солженицыну» // Независимая газета, 1994, 27 апреля
Предложный падеж

Нет текстов, которые бы не поддались его аналитической мысли. Ближе всего ему, семиотику и специалисту по Набокову, поставангардная литература - как самая радикальная и труднопонимаемая. Разборы таких "онтологических" стихов, как "Сумерки... словно оруженосцы роз" Пастернака, "В авто" и "Уличное" Маяковского, "Вооруженный зреньем узких ос" Мандельштама, еще раз подчеркивают, что поэзия и проза давно уже не копируют, а заново творят мир. Тем самым приближаясь к сути и литературы, и бытия в целом. Только зная, что "невидимое - трансцендентальная материя видимого", что "поэзия - всегда поэзия поэзии", можно понять и Амелина, и предмет его исследования - русскую классику.

В. Яранцев, газета «Книжная витрина»
Библиография
Миры и столкновенья Осипа Мандельштама
М.: Языки русской культуры, 2001. — 320 с. — Cовместно с В. Я. Мордерер.

М.: Языки славянской культуры, 2005. — 424 с.
Письма о русской поэзии
М.: Знак, 2009. — 424 с. — Cовместно с В. Я. Мордерер.

«Менины» Веласкеса: Картина о картине
СПб.: Издательство Ивана Лимбаха, 2017. — 72 с. — Cерия «Orbis pictus»

О нём пишут

Ксения Голубович

Г. Амелин. Лекции по философии литературы. — М.: Языки славянской культуры, 2005
Владимир Яранцев



Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2017 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования

В нашей фирме дорожный каток XCMG YZC10 продается по очень заманчивой цене. Звоните и заказывайте. Мы выполним ваш заказ в самое короткое время и доставим его в любой район столицы.



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service