Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
 
 
Россия

Страны и регионы

Москва

к списку институций напечатать
Русский Гулливер
Русский Гулливер
издательский проект
Основан в 2005 году


Биография

Русский Гулливер – неформальный издательский проект, публикующий поэзию, прозу и эссеистику на русском языке вне зависимости от известности авторов широкому читателю и степени ангажированности на книжном рынке. Проектом руководят не профессиональные издатели, а профессиональные литераторы, которым ближе именно творческая среда. Благодаря этому «Русский Гулливер» позиционирует себя как сообщество одиночек, писателей, не обращающих внимание на коммерческие тенденции или литературную моду. Издательская деятельность «Русского Гулливера» осуществляется совместно с издательством «Наука» («большая серия» – избранные сочинения поэтов и прозаиков) и самостоятельно (поэтическая серия, в ряде случаев совместно с салоном «Классики XXI века»). Особое внимание уделяется медиа-проектам, перформансам, нетрадициционным практикам – «поэзия в действии». Совместно с музыкантами и видеохудожниками «Русский Гулливер» работает над созданием портала медиа-поэзии «IPOEMS».
Прямая речь

«Гулливер», при всей многозначности образа, также герой детского пантеона, а общество, на наш взгляд, нуждается в «детских» героях, потому что только взгляд на ребенка еще может кого-то расшевелить. Нами была перевезена вода из Белого моря в Черное (кто-то знакомит слова – мы знакомим стихии), в результате чего завершилась холодная война, перенесли камни с вершин Синайских гор в Гималаи, чтобы земля, на которую ступал пророк Моисей, соединилась с землей Будды Гаутамы, после чего Обама написал указ о роспуске политических тюрем. Скотт Момадэй, основоположник литературы североамериканских индейцев, представленный в 1968 году к Нобелевской премии, сказал: «Мы то, чем себя воображаем. Само наше бытие заключено в способности воображать самих себя... Величайшей трагедией, которая может нас постигнуть, является жизнь без воображения». «Русский Гулливер» чувствует это измельчание времени и пытается расширить свою читательскую аудиторию. Мы выступаем и презентуем свои книги не только в литературных клубах, выступаем перед студентами, учеными, духовенством, с сентября прошлого года стали посещать с литературными программами российские тюрьмы.

Вадим Месяц
Предложный падеж

Разработчик проекта – Вадим Месяц, поэт, прозаик, обитающий в двух культурах – русской и американской – представляет свою книжную «золотую полку» составленной из авторов, по характеру письма, очевидно, интровертных. Возможно, здесь кроется вызов расширенному пониманию эффекта глобализма, очеловечивание рынка и потоков информации, приручение общих схем или диалог с ними. Во всяком случае, свифтовский Гулливер путешествовал между чужеродными мирами и был героем, по которому судили о соотношении «природного» и «рационального» на ранних этапах капитализма. Почему бы ему не появиться сейчас среди нас и не напомнить о единстве микро- и макрокосмоса, о перспективах и тупиках разума? Герметическое, сложное искусство обращено к универсалиям, которые присутствуют и в самой массовой продукции, но различие в том, что новизна образного языка сбивает нас с автоматизма восприятия.

Алексей Парщиков. Гулливерский размер
«Новое время», № 43, 30 октября 2005.


Ситуация с массовой и элитарной литературой напоминает отношения между прикладной и “чистой” наукой. Первая себя худо-бедно обеспечивает, вторая балансирует на грани краха. Причем не только финансового — любая пионерная работа всегда может обернуться провалом. Поэтому показательно, что серия “Русский Гулливер” выходит именно в издательстве “Наука”.Руководитель проекта Вадим Месяц и главный редактор серии Александр Давыдов, кажется, впервые запустили нежанровую серию, комплектуемую исключительно по принципу “умности”. Здесь и стихи, и рассказы, и эссе, и даже романы. Проект почти демонстративно заявляет о своей элитарности — и неброским, но на редкость стильным оформлением (отдельное спасибо художнику Владимиру Сулягину), и малотиражностью (тираж каждой книги — 500 экз.), и — еще одна параллель с современной отечественной наукой — зависимостью от грантов. Но главное — “трудность” текстов, явно отсекающих неподготовленного читателя…. Теория, как известно, должна получить подтверждение опытным путем. Станет ли “элитарное” слово “Русского Гулливера” важным фактором литературного процесса, будет видно позже, на практике. Однако неприбыльная “чистая наука”, как и “чистое искусство”, — именно та область, которая способна принести своему народу если и не материальный достаток, то нечто еще более ценное, хотя и неуловимое, — национальное достоинство.

Мария Галина. Наука выживать
«Знамя», № 1, 2007.


«Русский Гулливер» – необычная серия. Она задумана и реализована как своего рода образец, «гамбургский» эталон издания современной литературы. Строгий и умный дизайн, качественная полиграфия здесь так же уместны, как и претензии на «восстановление культурной иерархии с приоритетами художественности и духовного поиска». В этой фразе совсем нет рисовки, отсылки к иерархиям формальным. Речь идет об иерархии духа, который дышит где хочет, создает своим дыханием сон и явь, связывает их паутинными нитями из букв и знаков препинания. Присутствие духа (как необходимое условие превращения жизни в литературу) – вот психологическая метафора, которая лучше других объединяет столь разных авторов в пределах этой серии…. Составитель Вадим Месяц указывает в аннотации, что книги серии «Русский Гулливер» отмечены «фантазийным, мифотворческим началом». Образ Гулливера возникает не случайно. Персонаж Свифта, как мы помним, изрядно путешествовал по разным фантастическим мирам, но сумел при этом остаться самим собой. Так и здесь: «Подлинная литература создается одиночками, а масштаб явления зависит от точки отсчета». Можно еще добавить: масштаб зависит не от тиража, а от текста. Эта серия (еще недавно ее назвали бы «экспериментальной», как будто слово можно вырастить в лаборатории в пробирке) демонстрирует, как в творчестве современных авторов преломляются и развиваются многовековые традиции русской литературы.

Сергей Некрасов. Между карликом и великаном
«Книжное обозрение», № 27-28, 2006.

О нём пишут

Интервью с Вадимом Месяцем


Лилипуты путаются под ногами, великаны давят авторитетом, считает поэт и прозаик Вадим Месяц

Сергей Некрасов

Новая книжная серия на территории мифа
Алексей Парщиков



Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2017 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service