Ирина Машинская
поэт
Родилась в 1958 году

Визитная карточка

ВЕТЕР

Сидите тихо, господа,
у них там ружья наготове.
И не играйте на гитаре,
и не ходите никуда.

Зачем крутится ветр в овраге?
Подъемля пыль, идут варяги.
Несут хоругви боевые,
корявые, как никогда.

Слышь, лес ползет, сухое днище.
Вот гнет сосну, что кнутовище.
Вот нож кладет за голенище
пока молчавший тамада.

Зачем бросать в бороздку семя,
зачем носить пустое имя,
зачем, зачем бродить со всеми?
Ведь ты один, как никогда.


Биография

Ирина Машинская родилась в Москве. Окончила факультет географии и аспирантуру МГУ. Занималась палеоклиматологией. Основала детскую литературную студию «Снегирь». Эмигрировала в США в 1991 году. Живёт в пригороде Нью-Йорка. С 1992 года публикует стихи и статьи в журналах «Знамя», «Новый Мир», «Арион», «Черновик», «Стетоскоп» и др., а также в Интернете. В 1995 г. вышла первая книга стихов, за ней последовали еще пять, а также книга переводов из американского поэта Крейга Чури. С 2005 г. соредактор литературного журнала «Стороны Света».


Прямая речь

Я родилась в середине века – почти одновременно с Моцартом, на несколько лет раньше капитана Роберта Скотта, немного позже Хопкинса. То есть я из поколения терпящих поражение, падающих с обрыва.

Ответы на опрос Ю. Трубихиной «Нью-Йоркские поэты из бывшего Советского Союза»


Мне необходима форма, она должна быть, любая — рыхлая, строгая, неряшливая — главное, оправданная. Я не люблю хаос, энтропию. <…> Для того, чтобы стихотворение меня «взяло», нужна энергия, которая связана с мерой гармонии. Гармония может быть разной, и верлибр может зарядить страшной энергией, а по накатанным рельсам пятистопного ямба — ничего не может выйти. Та же энтропия. Дело не в классицизме размера, а в заряде, который стоит за стихотворением. Этот заряд нужен, чтобы стихотворение «прошло» сквозь читателя. Мне — как простому, например, читателю, — нужно от стихотворения именно это.



Предложный падеж

О чем этот незатейливый, короткий напев на идиллической дудочке? Что нарисовано на этой картинке? Что автор этим хотел сказать? На эти вопросы я отвечать не стану (хотя для себя, но не как критик, а как читатель, ответы знаю) — на них, я уверена, не пожелал бы ответить и автор: на самом деле, «о чем» стихи, «о чем» их музыка, знает только читатель, отзывающийся, откликающийся на стихи, на этот — в этом стихотворении — оборванный напев. Оборванность, недоговоренность нередки в стихах Машинской. Ей, похоже, претит закругленность, завершенность (что не мешает ясности стихов).

Наталья Горбаневская. Такая, значит, музыка


Основная удача: слово маячит между смыслом и его неуловимостью точно так же, как и само бытие. Едва проясняясь, радость настораживается, словно бы слышит раскаты грома за сценой. В воздухе висит неразразившаяся гроза, некий подземный гул греческого хора. Зыбкость, радость, угроза.

Владимир Гандельсман. Ночные стихи для Божьих детей


Библиография

Нью-Йорк: Lunar Offensive Press, 1995

Нью-Йорк: Слово-Word, 1996. — 134 с.

Tenafly: Hermitage Publishers, 2000. — 84 с.

Стихотворения
М.: ЛИА Р. Элинина, Издание Е. Пахомовой, 2001. — 104 с.
М.: ОГИ, 2004. — 80 с.

Разночинец первый снег и другие стихотворения
Нью-Йорк: Библиотека журнала «Стороны света», 2009. — 80 с.

Волк
Избранные стихотворения. — М.: Новое литературное обозрение, 2009. — 261 с. (Поэты русской диаспоры)

New York, Ailuros Publishing, 2013. — 81 с.






Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service