Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
Страны и регионы
Города России
Города Украины
Страны мира

Студия

Участники

к списку участников напечатать
Марк Кирдань
Марк Кирдань
прозаик, поэт
Родился в 1988 году


Визитная карточка
* * *

У тленья высокие свойства. У берегов Невы
У львов открыты пасти нежны горбы.
Лиле не Ленин мил, а мил Лиле ледоход
А Лёле никто не мил, Лёля скоро умрет.
И всё расскажет, и письмо напишет:
"Снежинка апокалипсис вспышка,
Был мороз, шумело пространство".

Лёля закрыла глаза, чтобы стало тише.
Но тише не стало: "золото солнцеворот
Глазные плоскости перевернутое ничто"
- Лиля там штуки такие меня штырит Лиля ты где
Лиля золото колесницы калейдоскоп какие-то агрономы в штанах

Но только додуматься – послевоенный пейзаж,
Голодные города, и леса горят,
Леля идет босая, колготки намокли, изорванные глаза,
И все видит немея всё постарев всё изумительно ясно
Берег штандарт змея почтальон корабли


Биография

Родился в Якутске. С самых малых лет до окончания школы жил в Переславле-Залесском, затем переехал в Москву. Работал консультантом в книжных магазинах сети "ПирОГИ". Студент Литературного института (семинар прозы Сергея Есина). Шорт-лист премии "ЛитератуРРентген" (Екатеринбург, 2009)
Предложный падеж

      «Учился древо-сложенью» – о чем это? Понятно, что слово образовано по типу «стихосложение». Речь идет о поэтическом творчестве, где, скажем, стихотворение выращивается как дерево (сквожение, скольжение – почему-то ассоциация с водой; лес сплавляют) или прозревает дерево, природу, мир (зрение поэта, проникающее слово). Или о каком-то другом и простом волшебстве (которому можно учиться)? Увидеть душу дерева, как иногда у Дмитрия Строцева. О познании тайн? И то, и другое, и еще что-то.
      Стихи Марка Кирданя напоминают бормотание сна. Сон бормочущий. Нисколько не бормотание во сне. Ничего от лепета, заговаривания, скомканной речи, косноязычия. Напротив, его стихи строго, даже прямолинейно, мужественные. Не зря так любит мужские окончания (Белинский о мужских рифмах в «Мцыри») и назывные жесткие слова-предложения. Бормочет сам сон: фрагментами, обрывками движущихся сцен, разрозненными образами, хаотически всплывающими словами.
      Темнота в современной поэзии стала почти обязательной для многих. Словно бы гарантирует нетривиальность и необычность речи. С другой стороны, опыты обычными словами (а других нет для тех, кто не хочет зауми) передать необыкновенное, непонятное (на непонятность чего мы обречены), доносящееся с другого берега. Если правда, что «на том берегу», в другом мире нет различения и противостояний: между словами, предметами, явлениями – то сочетая любые слова и предметы, самым неожиданным и непредсказуемым образом, мы получаем и «другую речь» – речь другого мира, на которой и говорит сон (или ее являет).
      Сны Кирданя (слово «сон», а с ним и его тема появляются в стихах Кирданя и непосредственно) – вести. Вести о вполне нашем, «этом», привычном и понятном мире и его привычных и понятных вещах. О любви и смерти, об ожидании встречи и расставаниях (а еще воспоминания о встречах – это специальное явление), о смерти, о войне, прошлой и будущей, о смертных неродившихся детях (мы несем в себе смерть как болезнь, и значит – о больных детях), и о любви, и немного о русской словесности (ну, разумеется), а она безобразна (что имеется в виду?), о поэзии как рыболовстве, о напрасном труде поэзии, и о смерти, и о любви, об отношениях с женой и возлюбленной (с этой томительной путаницей возлюбленной и сестры; возлюбленная-сестра; Петр и Феврония), и о смерти, ее дверях (открываются, закрываются, заглянуть бы), о лете как времени гниения, об эсхатологическом лете, и значит, немного эсхатологии: солнце вспыхнуло, луна сжалась, о небе и земле, между которыми стирается разница (озеро), о переводчиках и перевозчиках (с того языка, на тот берег), о царях-змееборцах и ритуальных дикарях, и о смерти: погребальный ритуал, Джонни Депп отплывает на пироге в последних кадрах фильма «Мертвец» (моя собственная ассоциация), о войне и революции, о русской деревне и русском лесоповале, о рыбалке, о любви, о детстве, о силе и слабости. И о смерти. Но все эти очень понятные, обычные и ясные вещи рассказаны языком сна (другого мира) – картинок, кадров, не нуждающихся в связи, логике и иерархии, изолированных слов, понятий и предметов, капризно всплывающих по воле таинственного режиссера.

Олег Дарк

Тексты на сайте

Десять стихотворений
Поэзия

Семь стихотворений
Поэзия

Проза и эссеистика

Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2019 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service