Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
 
 
Россия

Страны и регионы

Санкт-Петербург

Новости напечатать
Презентация книги Татьяны Бонч-Осмоловской

13.05.2009
5 мая 2009 года в галерее «Сарай» Музея Ахматовой состоялась презентация монографии Татьяны Бонч-Осмоловской (Сидней-Москва) «Введение в литературу формальных ограничений» (Самара: Бахрах-М, 2009). В монографии прослеживается история развития литературных приёмов, основанных на ограничениях формы, от античности до наших дней. Ноу-хау этой книги, являющей собой одну из альтернативных версий представления истории мировой литературы, – описание формальных ограничений языком математических формул. Татьяна Бонч-Осмоловская окончила МФТИ (т.е. легендарный физтех), после этого занималась системными исследованиями поэтики французской группы «УЛИПО», перевела с французского книгу Раймона Кено «Сто тысяч миллиардов стихотворений» (М., 2002), основанную на принципе комбинирования строчек в случайные сонеты.

Вечер проходил в рамках цикла «Современная поэзия мира», который постепенно поворачивается от относительно частных вопросов перевода национальных поэзий разных стран на русский язык к системному осмыслению мировой поэзии как совокупности тенденций, заявленных в истории литературы и продолжающихся в настоящее время на разных языках. Вечер строился как чередование вербального и визуального представления некоторых литературных явлений, о которых идёт речь в книге. Визуальная часть началась как бы до всего – пока зрители рассаживались, демонстрировался фильм Збигнева Рыбчинского «Танго».

В начале вербальной части вечера Татьяна Бонч-Осмоловская рассказала о том, что чуть ли не самое сложное в работе над книгой было – придумать название, как-то обозначить рассмотренную совокупность явлений в целом. Говорить об «эксперименте», «авангарде», «формализме» было нельзя, потому что все эти термины имеют свои узкие смыслы, ограниченные либо временем функционирования, либо некими более узкими понятиями, которые под эти термины подводятся. «Потенциальная литература» – в смысле раскрытия разного рода потенциалов литературного языка встречается как термин, равно как и термин Гаспарова – «академический авангард» или западный термин «когнитивный авангард». На самом деле явление, рассмотренное Татьяной Бонч-Осмоловской, в первую очередь восходит к древнегреческому слову τεχνή, обозначающему искусство как «умение, ремесло, которому можно учиться». Для древних греков так был устроен мир, равно как и в латинском слове ars тоже есть оттенок значения «ремесло».

Далее она обозначила историю явления – т.е. поэтики формальных ограничений – и в мировой литературе от античных представлений об устройстве мира и античных текстов, основанных на разного рода формальных ограничениях, и в русской традиции. В России серьёзный интерес к формальным ограничениям, достойный исследования, появился в эпоху барокко, когда появилась необходимость выстраивать дополнительные по отношению к линейному развитию текста приёмы, которые обостряли и подчёркивали смысл текста. Тексты, основанные на множественных и разнообразных формальных ограничениях, можно найти у Ивана Величковского и Симеона Полоцкого. В XIX веке к поэтике формальных ограничений в русской литературе интерес был невелик, однако на рубеже XIX и ХХ веков с формальными ограничениями были связаны работы как символистов, так и авангардистов. В советское время поэтика формальных ограничений как таковая отошла на периферию литературного процесса, о многих вещах просто забыли, и современные русские поэты вынуждены переоткрывать приёмы, существовавшие ещё в античности, например, палиндромы и приёмы, основанные на буквенных перестановках. В мировой литературе большой толчок к возрождению и развитию поэтики формальных ограничений совершила французская группа «УЛИПО», которая вместо риторических приёмов на первый план вывела математические конструкции как структурную основу текста.

Далее был показан анимационный фильм Марселя Дюшана с палиндромическим названием «Anemic cinema» (1926), большую часть фильма на экране крутится спираль. Дюшан был принят в УЛИПО, в частности, на основании и этой работы. Далее последовал блок палиндромов и анацикликов, которые представили петербургские поэты. Несколько палиндромов, а также авторские палиндромические жанры – палиндрозаумь и палиндомессу (палиндромичскую пьесу) прочитал Арсен Мирзаев. Павел Байков представил свои монопалиндромы (палиндромичен, т.е. обратим весь текст, а не каждая его строка – структура более сложная и менее опознаваемая на слух и на взгляд, чем полипалиндром, в котором каждая строка читается в обе стороны) и омограммы (другие названия явления, имеющие хождение: гетерограммы и равнобуквицы) – тексты, основанные на перестановке словоразделов, в результате чего из одних и тех же букв в одной и той же последовательности получаются два разных текста. Читавшиеся им произведения проецировались на экран в визуально-анимационной аранжировке, сделанной петербургским поэтом Александром Горноном.

Если минимально возможным комбинаторным элементом является буква (исключений мало), то размер максимального – не ограничен. Единственное, насколько мы понимаем, ограничение – комбинируемый элемент должен с чем-то комбинироваться, вступать во взаимодействие, поэтому это может быть только часть текста, часть произведения, которая вступает во взаимодействие с другими частями. Есть множество прозаических произведений, в которых задаются несколько альтернативных порядков чтения входящих в произведение частей, глав.

На уровне, который можно ощутить в режиме литературного вечера (роман же не прочитаешь!), были представлены две крупнокомбинаторные формы – читался сонет Раймона Кено, составленный из случайно выбранных строк книги-разрезня, случайно выбранной из зала журналисткой Ольгой Логош. Сонет получился вполне связным, но важен факт его минутного существования (впрочем, эта часть вечера писалась на видеокамеру), при том, что на чтение всех возможных сонетов книги пришлось бы затратить 200 миллионов лет по подсчетам Кено, если тратить на текст по минуте и читать по 8 часов в день каждый рабочий день.

Математик Мартин Гарднер придумал конструктор текста, когда произвольно из нескольких вариантов выбирается часть фразы, и из этих частей составляется вполне согласованный научный текст. В книге Татьяны Бонч-Осмоловской представлены 4 варианта конструктора, публика, как и на московской презентации, выбрала филологический. В качестве конструкционного материала были взяты отдельные фразы, выбранные из книги Ю.Б.Орлицкого «Стих и проза в русской литературе», а публика называла номера возможных для каждого сегмента фразы фрагментов. Получался вполне связный текст, каждый сегмент которого начинался со вводной конструкции, а синтаксически был придаточным условия, цели и т.п.

Далее последовала киномузыкальная пауза – «Ракоход» Иоганна Себастьяна Баха, в котором заданные последовательности нот и аккордов были представлены на экране и звучали как в прямой, так и в зеркально обратимой последовательностях.

После паузы петербургский поэт Николай Голь представил несколько тавтограмматических рассказов, демонстрируя некую частность более общего формального ограничения – запрета на употребление некоторых букв (липограмма), или ограничения их места употребления (начало или конец слова). Тавтограмма предполагает, что все слова текста начинаются с одной и той же буквы. Голь читал из книги «Азбука смерти», где тавтограмматические тексты выстроены в алфавитном порядке – во всех есть сюжетное ограничение – в конце текста обязательно кто-нибудь умирает и жанровое ограничение – каждому тексту предпослан подзаголовок, обозначающий жанр.

Валерий Кислов и Павел Байков представили примеры моновокализма (текстов на одну гласную) – Кислов прочитал своё произведение «Песнь Песней», во всех словах которого используется только гласная «е», а Байков прочитал несколько липограмматических стихотворений из книги «Ас Реверса» новосибирского поэта Бориса Гринберга.

В качестве паузы прозвучал ещё один ракоход Баха из сборника «Музыкальное подношение». После этого современные поэты представили ещё несколько текстов, демонстрирующих ограничения по месту употребления отдельных букв. Петр Казарновский прочитал акростих, посвященный Валерию Кислову, и телестих, посвященный Павлу Байкову. В акростихе посвящение читается из первых букв, а в телестихе – из последних. Валерий Кислов представил абецедарий, то есть текст, в котором каждая строка – или каждое слово начинается со следующей по алфавиту буквы. Татьяна Бонч-Осмоловская представила своё стихотворение с цепной рифмой, когда последнее слово предыдущей строки повторяется в первом слове следующей. Это один из вариантов замкнутого в кольцо текста.

После этого блока был показан фильм Збигнева Рыбчинского «Квадрат», а далее речь пошла о ропалических формах, где каждый последующий элемент на букву, слог, слово, количество букв в слове длиннее или короче предыдущего. В качестве примеров ропалических текстов, в другой терминологии называющихся «снежным комом» и «снежной лавиной» разрастающимися или убывающими, свои произведения прочитали Валерий Кислов и Татьяна Бонч-Осмоловская.

Татьяна Бонч-Осмоловская рассказала о магических квадратах, текстах с фрактальной структурой (под которой подразумевается бесконечная повторяемость с возможными вариациями). В качестве примера фрактальной структуры был показан мультфильм «Болеро» Ивана Максимова (1992), на музыку Мориса Равеля, про некое длиннохвостое существо, прогуливающееся, по круговой системе арок, таща свой хвост за собой.

Дискуссия после вечера в основном касалось вопросов серьёзности-несерьёзности формальных ограничений, существующих вокруг разных явлений такого рода культурных и исторических традиций. В частности, на вопрос молодого поэта Олега Задорожного о «возрасте» омограмм и их возможных аналогах в литературах на других языках, прозвучало несколько ответов: Татьяна Бонч-Осмоловская отметила, что есть и англоязычные омограммы, и вообще предположительно жанр мог возникнуть из опечаток в узких газетных столбцах, когда слова слипаются или буквы разъезжаются; филолог Людмила Зубова напомнила, что древний текст (практически любой) писался без пробелов, поэтому расстановка словоразделов, а, следовательно, и толкование текста – дело позднейших интерпретаторов; поэт Дмитрий Чернышёв сказал, что существует несколько разных книг Корана, а поэт и переводчик Валерий Кислов вспомнил про принцип, что в текстах (например, священных) нельзя было заменить ни одной буквы (значит, пробелы – можно).

В целом вечер получился в жанре не просто вечера поэзии или презентации книги, а развёрнутой лекции, призванной средствами разных видов искусства продемонстрировать, что формальные ограничения являются инструментом, незаменимым для развития разных искусств – от момента возникновения искусства до настоящего времени. На вечере было сказано примерно о десятой части тех формальных приёмов организации литературного текста, о которых идёт речь в книге. Тем не менее, далеко не все явления, которые были показаны на вечере, сейчас известны любителям и знатокам современной поэзии.

Цикл «Современная поэзия мира» в «Сарае» Музея Ахматовой продолжит работу после летних каникул, следите за анонсами.


Новости

rss

"Пушкинские лаборатории"

16 июня в Царском Селе и Павловске прошёл Первый ландшафтный поэтический фестиваль «Пушкинские лаборатории».

Антология "Собрание сочинений", том 3

Презентация третьего тома антологии "Собрание сочинений" (Стихотворения 2011 года: Антология современной поэзии Санкт-Петербурга)

Девятнадцатый фестиваль русского свободного стиха

28.04.12 - 29.04.12 в галерее ГЭЗ-21 Арт-центра «Пушкинская-10» прошел Девятнадцатый фестиваль русского свободного стиха.
05.05.2012 / далее

Вручены литературные премии имени Гоголя, Ахматовой, Заболоцкого и Маршака

В шестой раз в Санкт-Петербурге была вручена литературная премия имени Н.В. Гоголя. Вручались и премии за поэтическое творчество: за лучшие стихи в традиционном жанре - Премия имени Анны Ахматовой и за лучшие стихи авангардного направления - Премия им.Николая Заболоцкого. Также в прозаической и поэтической номинациях была вручена премия им. С.Маршака за лучшие произведения для детей.
11.11.2009 / далее

Поэтические чтения в рамках акции "Свобода слова"

25 сентября 2009 года в саду Музея Анны Ахматовой в Фонтанном Доме прошли поэтические чтения в рамках акции «Свобода слова». По формату это был «открытый микрофон», при том, что перед участвующими поэтами ставилась задача не только прочитать свои стихи, но и обозначать контекст литературы ХХ века, который повлиял на творческое становление автора, а также прочитать стихи поэтов ХХ века.
26.09.2009 / далее

Архив новостей

 
  Расширенная форма показа
  Только заголовки
Региональный куратор:
Дарья Суховей
d_su@mail.ru

Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2019 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service