Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
 
 
 
Журналы
TOP 10
Пыль Калиостро
Поэты Донецка
Из книги «Последнее лето Империи». Стихи
Стихи
Поезд. Стихи
Метафизика пыльных дней. Стихи
Кабы не холод. Стихи
Поэты Самары
Галина Крук. Женщины с просветлёнными лицами
ведьмынемы. Из романа


Инициативы
Антологии
Журналы
Газеты
Премии
Русофония
Фестивали

Литературные проекты

Воздух

2020, № 40 напечатать
  предыдущий материал  .  к содержанию номера  .  следующий материал  
Стихи
ОнаОнаОнОни
Дневник лета 2018

Елена Фанайлова
1. (ИНТРО, КУРСИВ)

...Одна перестала читать стихи
Через год как ты подарил ей
Эти польские сборники, несколько без переводов
Она немного знает польский
И даже его пародирует интонационно
В известном городском кафе.
Одна вернулась к своей травме траве
Через десять лет. Этих женщин две
Обеих не упаковать
Даже Господу, не смертному человеку

Не сияй над обеими
Слишком мало времени для людей
Сделай для них что-нибудь простое
К примеру, не уходи
По ужасно важным мужским делам на пару часов
Слишком много смерти вокруг
Слишком мало жизни

Ты о них обеих немедленно забываешь

Прекрати завоёвывать тех,
кто и без того тебя любит
или вали отсюда
и мы займёмся просмотром
фильма о сексе под наркотиками без презервативов

*

глубока печаль моя не бывает глубже
у серьёзной любви почти не бывает других препятствий
я бы хотела, чтобы ты был совершенно счастлив
хочет ли этого жизнь, которая нам тут досталась

мёрзнет рябина в снегу расцветает клевер
каждый военный с утра совершает подвиг
для нашего жалкого мира
в битве престолов всегда побеждает Север
потому что сердцем горячий умом холодный
но признаться, недолгий мозгами
а правду сказать короткий

южные люди, мы такого не понимаем
(шар из головы вынимаем)
нам известны чувственность и коварство
чревоугодие, похоть и золотые цацки
если мы убиваем, то убиваем
не холодным оружьем, а в уши ядом и мёдом
ходим по тёмным и сладким по мёртвым водам
но иногда возводим такого как ты на царство

мы фиксируем наши раны
не понимая простого события личной смерти
полного сокрушенья личности, трудностей перевода
на этапе от жив до умер
заливая недоумение красным вином и албанской водкой

каждый слепой, политкорректней сказать незрячий
ангелам всё равно как мы это определяем
мы на рассвете так или иначе всех расстреляем
или поднимем к восстанию до расстрела.
так устроены люди,
дева см-ти такое мне в уши пела.

глубока печаль моя, не бывает злее
ограниченный умственно человек, я по тебе запла́чу
не ходи за мною
отдохни уже, отвлекись на что-нибудь, в самом деле
да и я о тебе на время
местных убийств и смертей
подумаю тут иначе

розы вянут мой ангел все розы пионы вянут
им не остановиться
я не люблю зверей во темницах, цветов по вазам
воды́ и яда в бокалах
светского мира маленьких чёрных платий, рубашек белых
нас, совершенных и загорелых,
не доверяю твоим рассказам.
я не люблю наших фото в фб, короче
это ложный способ понять, что с нами тут происходит

но так как ты был уверен:
парни в рубашках со старыми запонками и их подруги в чёрном
держат весь этот мир во сердце его тлетворном

_____

(что люблю я: военную форму, парней в беретах
и с береттами, признаки вырождения на старинных портретах,
тёмную мебель мёртвых, дурной паркет и отличную библиотеку
политическую историю Европы, хищные вещи века

в голове моей госпитальный барак, что вызывает у граждан ужас
но они его вытесняют
в серой зоне под обстрелом
расслабленной по баблу и коммерческому обмену
в постсоветских домах престарелых

даже не думаю доставать этот шип из сердца
нам не поможет ни твой, ни мой совершенный разум
счастливы ли мы будем какое-то время, это главное, что решится
что решается, пока идут бои на востоке)

*

Меня интересует только моя мать
Как эротический объект сновидений
Всепоглощающей любви
В прорывах бессознательного

Чёрное солнце Хорни, мне нравится эта книга
Женщины, фиксированные на матери,
Бессознательно ищут таких сюжетов

Одна молодая блондинка
Способна на символическую роль
Идеального партнёрства,
Если мы обе выдержим скрытое

Друг о друге мы пока ничего почти что не видим
Кроме общего почти идеального вкуса
Артистизма и чувства юмора

Думаю, мы с ней не до конца понимаем, что происходит
Но неплохо поладим

Она много младше
И гораздо красивее меня
А я больше знаю о том, что её интересует
И по возрасту мне полагается быть умнее
Но возраст в нашем отдельном случае мало значит
(Елена, у тебя все козырные карты)

Похоже на то, что эту скрытую переписку я всё-таки уничтожу

Прекрасный вкус художника у неё, недостаток немного инфы
Она иронична и остроумна
Талантливый фотограф и график
Ей не нравятся призывы в фейсбуке
О больных и бедных, о котиках и волонтёрах
Она хочет жить своей скрытой жизнью
Она из довольно бедной семьи.
Из глубокой провинции, из подлинной жопы мира.
Лучшие девочки обычно так и делают карьеру.

Знаешь, она говорит, Лена, я слишком устала
От того, что долго жила по чужим углам, как крыса.
Я хочу балкон, балкона с видом на город мне не хватает
Я прекрасно её понимаю
Я устала жить по чужим квартирам
Иметь дела с неврозами их хозяев
Часто я себя чувствовала как маленькая крыса
И эта её (моя молодая) формулировка меня поражает.

До вкуса ли тут, говорил наш любимый автор
Которого за подобные дерзости арестовали, потом убили

А сегодня, когда мы с друзьями сидели
В городском саду столицы, воюющей с остальными
И говорили о новом зле, которое превосходит
Весь дизайн тротуаров и богатых кофеен
И о манихействе, смущающем всю Европу,
Мне привиделось, как они оба сюда заходят
И садятся за столик:

Совершенный высокий красавец в белой рубашке
(Как говорил в старые годы Лесь Подеревянский,
Западенские хлопцы, неебические красавы,
Сделали первый Майдан, а второй ещё будет)
И женщина в чёрном платье
Моего роста, худая живая блондинка, намного меня моложе
И они заходят как призраки, как пророчество
Как Сто лет одиночества

Меня это не слишком пугает.
Но когда я встаю, чтобы расплатиться
Каблуком задеваю за ножку стула.
Повнимательней, говорю я себе, чуть больше контроля
(Всего два бокала)
Этого никто не замечает
Кроме Того, Кто крепко держит моё запястье

И в московской душной ночи мы с товарищами
Идём гулять по бульварам

*

Мне кажется важным рассказать обо всём, что тут происходит.
Неважно, что стоит между нами.
Важнее то, как мы понимаем жизнь и см-ть
Как мы относимся к их секретам
Под беспощадною радиацией, под запредельным светом

Справился ли ты хорошо с делами сегодня

Правила нашей профессии, закодированные посланья
Надо каждый день расшифровывать

Мы состоим не только из чувств
Не из ума
Мы состоим из чего-то, чего до конца я не понимаю
(Шар из головы вынимаю)
Мне приходят на ум слова честь
И моральный кодекс
Что-то из области суперэго
Но не только

Ничего не случится с нами, чего мы бы не пожелали
Ничего не случится со мной, чего бы я не рассказала
Ничего не бойся, ты говорил, ничего не бойся
Все участники этой пьесы слишком хорошие акторы и актёры

Я не допустила бы нашей серьёзной ссоры

Пацаны сегодня рассказывали детали
Как их на Чеченской второй убивали но не убили
Я не хочу смотреть твои старые репортажи
С Донбасса и новой войны. Я такого с Чечни насмотрелась.
Как говорит твоя женщина, не ебите мне мозг в сетях волонтёрами и котами.
Я довольно в курсе, как это бывает на самом деле
Нравится мне твоё безрассудство, твой ум и смелость
Твоя пацанская одновременно взрослая ебанутость

Я чудовищно терпелива, переживу любую разлуку
Просто держи меня за руку, протяни мне с маршрутки
Бедных окраин руку
Мы поедем на озеро, где купается и загорает
Весь народ, весь охлос и плебс, от нас практически неотделимый
Мы увидим уток и маленького ужа, пугающего мальчишку
Мы там будем плавать. Мы умеем и любим плавать.

И когда ты выходишь из старых подземных вод,
То до боли в глазах и в груди ослепляешь

Дело не в твоём совершенстве.
Я не люблю совершенных, они меня раздражают.
Комментарий автора: это неправда.
Дело то ли в местном солнце, то ли в чём-то, чего я совершенно не понимаю
И мои солнечные очки, которые тебе нравились, не помогут


2. #Онаонаони  #Лисистрата  #Cолнце

Какое солнце здесь
Ни ты ни я не мы
Проснулся и уже

Весь этот белый свет
Весь этот падший мир
Опять в своём уме

Смотри в своё окно
Где ходят мимо нас
Кури с коллегами на час
Читай двадцатый век
И двадцать первый век

Она она они
Как смысл и сон
Как практика живых

И кофе завари
Люби работай и умри
Как честный человек

За польскую Москву
За всё чем тут ещё
За то что и всегда
За справедливость и покой
Держи своей рукой

Какое счастье знать
Что мы дурак но не один
Что мир похож на нас

Что см-ть стоит передо мной
С твоим возлюбленным лицом
И жизнь моя же с ним

*

Что означает любовь
Ничего по сути не означает
Просто ума вставляет или мозги качает
Оставляет нас в одиночестве

Более не смотри в зеркало эротического
В глубину древних рек восточной европы
Где на дне одной такой с мощным теченьем
Лежит серебряный перстень
С ярким и синим камнем
За которым бабка во старом сне нырять заставляла
Просила

Я хорошо, успешно, как дева воды
В нормах ГТО
Его доставала
Ещё школьницей и ребёнком
Но потом запамятовала куда положила
Разве что в сердце
Там много карманов
Странная необъяснимая архитектура
Средостенья и Розы, Её совершенства
Всё забыла
Сейчас ничего не помню

Мир не похож ни на нас,
ни на прочитанную литературу
каждый пока ещё солнечный день,
открывая глаза ото сна,
спрашиваю:
для чего мы?

А потом удерживаю в груди
Как золотое облако
Свою радость
Что ты
В человеческом мире
Читаешь, работаешь и смеёшься
Злишься, гневаешься,
Потому что эта война по-прежнему длится
И живые люди на ней погибают
И мы её, согласись,
Почти безупречные капитаны или капралы,
Акторы и актёры
Санитары медсёстры невидимые офицеры


3. #Онаонаонони #За моих любимых #БоряБергерТаняМун
ОДНА ФОТОКАРТОЧКА И ДРУГИЕ

Белые трусы валяются возле старого кресла
Непонятно чьи, мужские или женские стринги
Как говорил один мой покойный:
Фарида, давай такие трусы, как можно у́же,
Это пойдёт твоим плоским бёдрам
Под белым платьем

Он стебался и ржал, она была его боевой товарищ
И с её мужиком, который устраивал ей сцены
Ревности, потому что она задерживалась на работе,
Он любил к вечеру по пьяни разобраться
Дешёвый московский коньяк и крепкие сигареты

Редакция на Краснопресненской-Баррикадной
Работала допоздна
И они года два стояли
Под наблюденьем ФСБ-шной наружки
Потому что туда приезжал на интервью Лимонов
После тюрьмы, смерти жены и нового романа
С Лолитою из нацболов

Мы сделали с тобою вместе книги четыре.
«Неизвестную Украину» и львовских парней без меня ты делал.
Мы моего покойного хоронили.
Белые трусы он любил
На нас обоих
(Любишь ли ты меня, говорил, скажи, что ты меня любишь
Мне это важно знать, мне это важно сейчас услышать)
И работу над вёрсткой
Когда все орут и ссорятся для идеального результата
Что остаётся от этих книг, что от нас остаётся

Ты и Таня вели меня на Лычаковское кладбище
Мимо мединститута
Издевались, не дрогнет ли тут моё сердце
Провинциального доктора.
Нет, оно никогда нипочему не дрогнет
Это тебе во мне нравилось, как немногим

Ты потешался над украинской версией
Скорбной истории ХХ века,
Когда мы взяли экскурсию
Которая показала
Польский военный мемориал с его невъебенным небом
С его крестами
Польские разбитые местными пацанами надгробья.
Ты выпил местного коньяку на могиле Кузи
И рассказывал, как в юности вы ходили
Изучать здесь красоту памятников, студенты
Факультета театральных художников, искусствоведы

Твоя мать была известным в городе музыкантом
Ты повёл меня в здание, где она преподавала
В коридорах меня сперва оглушили звуки
Студенческих репетиций
Но потом мы вошли в волшебную музыкальную библиотеку
Твоего старого друга
Вы надели мне наушники со старым американским роком
А потом с западенскими развесёлыми делами
Влили стакан портвейна

Твой отец был врач, как и мой, но о нём я почти ничего не знаю
Кроме твоих сентенций о Нафтуле в фейсбуке
Мы пили кофе утром в лобби гостиницы Жорж, нет ничего смешнее
Ты рассказывал, как в твои молодые годы здесь похмелялись

И конечно, ты водил меня на Армянку
Но по ней у меня уже был свой бэкграунд
С человеком, с которым у вас были свои политтехнологические тёрки
(Все твои друзья-враги были моими)
И с моим постоянным желаньем видеть
В твёрдом уме фрески Армянской церкви

Я не знаю ничего проще и совершенней
Хотя видела почти все соборы христианского мира
Северной, Центральной и Восточной Европы
Не говоря о сердце Рима

Я скребу когтями
По паркету чужой съёмной квартиры с чужими мёртвыми и белладонной
Во зрачках ненужных мне фотографий
В ненавистном мне городе, который мечтаю покинуть.
Как я по тебе скучаю, ты не представляешь.
Не возвращайся сюда, Вертумн, вернись.


4. #Онаонаони #ТрояЛисистрата
ФРАГМЕНТ О ДЕВУШКАХ БИТВЫ, МОИХ ПАРТНЁРШАХ

Знаешь, что интересно, Елена, в моём пиздеце с последними траурными делами?
Дважды ты привиделась мне сегодня на ярком московском солнце
На Садовом кольце в районе Курского бл.ть вокзала.
Я шла на запись в театр.док. Потом до метро возвращалась.
Девки с твоей худой загорелой спиной и в твоих чёрных платьях
И главное, в этих твоих кроссовках
(Раздвоенные копытца)
Блондинки разного возраста
Стриженные в каре с затылка
С маленькими татуировками на предплечьях

Женщины с твоим моим именем мои главные зеркала,
Мои крылья
Мои хронические хтонические героини
Я уже почти что привыкла
Например, обожаю одну брюнетку
Из Белграда, когда-нибудь вас познакомлю
Её интересует абсурд, как и тебя во многом
Спектакль войны этого века, разрушенье привычных связей
Мир, который способен собраться и после нашей см-ти.

Да, что я обязана упомянуть.
Она работала военным журналистом
И вернулась в мир академической славистики, отказавшись
От своей американской карьеры.

Все степени зла довольно невыносимы.
Как ты говорила, Елена, не грузите меня в сети волонтёрами и котами.

Важно не то, как мы это сейчас понимаем
Шар из головы вынимаем
Важно то, что именно ты, Елена, сфотографируешь и нарисуешь
После поездки к родителям в царство отца
Хозяина вашего старого дома
И что мы напишем
Из эпизодов нашей реальной жизни
На полях бесконечной войны Восточной Европы
В умственном сражении за независимую Украину

Призрака твоего я вижу, его золотую худую спину
Молодую женщину в чёрном платье, маленькую мою надежду

*

Чёрные платья мешками твои и мои
Наши чёрные платья мешками
И рубашки как белые птицы
Серебряные летучие мыши
Расселись под потолками
Засыпаны волшебными порошками
Je suis
В сердце моём застряли старые женские спицы
Польского мира

Жизнь продвигается маленькими шажками
Танго на старой площади, медленными рывками
Старого механизма часов городских
Мы поделаем чудеса своими руками
И беду разведём ими же, данными нам родителями и Богом,
Всё что возможно в пределах усилий людских.
Я не прошу о многом
Только как можно глубже, медленнее и тише
Замедляя дыханье
На просторах воздуха и земли, огненных и морских

Посмотри на весь бестиарий волшебных животных
Я такого давно не видала
Такой красоты бесплотных
Сущностей во своём уме летательных беспилотных.
Не рыдай мене Мати, уже отдохни,
Ты давно и долго за нами рыдала

Посмотри на наши цветы и выражения лиц в этой сокрытой съёмке
Даже в аду были бы нами довольны
Не говорю об ангелах, которые нас обычно видят
Но людям не признаются,
Каменные, со своей колокольни

Воздух и ветер всё это означает
Старый огонь и новую землю
Неверную воду
Палубу, качающуюся твёрдую под ногами
Но мы знаем как удержаться

В этой войне одно лишь приемлемо и возможно:
Смысл и твёрдость человеческого духа
Чистота намерений и честность
Контролируемая глупость
Стратегическое мышленье и тактическое коварство
Понимание целей, астральный мицелий
И отсутствие частной человеческой воли

Ни одно животное в этой съёмке не пострадает
Ничего не будет, если она они он не договорятся

Да, мы возводим такого как ты на царство.

Как известно по старым хроникам,
Король гуляет в любую погоду


5. #Онаонаони #Семейныесцены
(ОТТО РАНК)

                         для брата и Марины

я встречаюсь со своим двойником
во сне во пустой комнате старой квартиры
это комната, где наша мать умирала
оттуда сначала убрали её кровать
(для рассказа неважно, что со мной и с нею там было
когда она умирала)
потом эту комнату долго сдавали, далее мы с братом
её окончательно разобрали

этот двойник невменяем
одета в зимнее и утверждает
что она Цветаева, маньяк литературного эгоизма
и десять раз на моих глазах повторяет
что есть только я и я это только она
и никого тут больше не надо

она ничего не хочет слышать.
во сне я дико по этому поводу напрягаюсь
мы стоим друг против друга
во проёме дверей, я смотрю на неё с недоуменьем
будущего развоплощенья иллюзии, астрального праха,
гибели, к которой я не готова

по мне это позорная гибель, поскольку её основанья
не имеют в себе ничего, кроме искажений ума и страха
и говорю призраку: очнись, идиотка
ты всего лишь моя проекция,
если будешь так продолжать
мы тут все погибнем
а это не входит в мои ближайшие планы
и начинаю молиться

известно как трудно во сне молиться
когда демонические картины сделаны так отлично
что их почти не отличить от реала
и читаю самое простое
но до неё моего двойника не доходит
и я в отчаянии просыпаюсь

твёрдые видеоинженеры, сцуко, монтировали эту схему
во холодном уме ими я восхищаюсь
а в горячем просто слежу за их чудовищным инструментом
как бы нас живых убивать без больших последствий
по нашему собственному скрытому желанью.

я говорю о том, что Тот, кого мы не называем,
боимся назвать, или не верим, что существует,
даёт о себе знать каждый день с особым цинизмом
(я бы хотела писать его с маленькой буквы
потому что знаю, что Он силён,
но в конечном счёте ничтожен,
и любой противник заслуживает уваженья)
и я рада, что хорошо Его, отчётливо вижу.

не скажу, что мы его сразу так уничтожим
но работаем в этом отчётливом направленьи.
это не страх, ничего личного, это просто ясность.
у простого человека должен быть Враг, иначе тут не бывает.

у обычного человека всегда есть выбор
даже в самом трудном случае у него есть выбор
каждый раз я только на нас на дурацких людей надеюсь
на простодушие наше, авантюризм и милосердье
на моральное чувство, что попросту невозможно
если ты во своём уме и не искажён ангелами ада
сделать то, что может обидеть, убить, уничтожить другого
(да, я всё знаю о см-ти и о её причинах)

я смотрю на картину нашего старого сада
всех садов моего детства
и последнего сада, посаженного папашей

его мать сидит возле печки во тьме на свету и говорит мне
на своём суржике харьковского крестьянства:
унука, пойдём завтра собирать вышню
а потом вы с Колей идите купаться
принесите мне с нашего Дона рыбки, вечером сварим
я по вкусу ухи здесь больше всего скучаю
ни о чём ты не беспокойся
это говорю тебе я, твоя баба Дуня, Евдокия Петровна
я не умерла. Смерти вообще не бывает.

*

Золотое ядро равновесия
В средостении
Я удерживаю своими руками
Данными мне родителями и Богом
Я его защищаю

Чистое золото, белый огонь, людям не принадлежащий
Кованные в старых плавильнях металлы
Наши любимые мёртвые этот овал ковали
Каждым своим решением в жизни
Каждым своим поступком
Я за каждого отвечаю
Все бабки и прапрабабки
Все лучшие нашего рода мужчины,
Все мужские войны и все женские колыбели
И бесконечные ожидания из походов
Всё крестьянское, торгашеское, казаческое и разночинское
Помнит их в моём теле.

При этом я другой, чем они
Субъект политической и личной истории
Кое-что я припоминаю
Из того, почему я вошла в историю этой семьи
Когда решила у них родиться,
Но это сейчас неважно

Нет, важно то, что мать сомневалась,
Нужна ли я ей. Но когда я из её пизды появилась,
А потом подрастала,
У неё не было лучшего по жизни партнёра
Она делила со мной все свои женские страхи
(для рассказа сейчас неважно, что именно это было)

Не дели со мной свою ответственность, дорогая
У меня не твоя пизда и другие задачи
У меня другие мужчины и их военная служба
Я сама капитан военврач страны, которая обо мне забыла
И лучше бы не вспоминала

Если вспомнит, то я иду к трибуналу
За предательство её интересов как военный медик
С таким удовольствием,
Настоящим смыслом и совершенным счастьем
Потому что страна, гуманитарным смыслам которой я так долго служила,
Совсем охуела.

И никакие мои двойники, которые означают
Смерть актора, автора и актёра
Мою заботу о сохранении биологического пространства
Более ничего не значат. Вообще ничего не весят.


  предыдущий материал  .  к содержанию номера  .  следующий материал  

Продавцы Воздуха

Москва

Фаланстер
Малый Гнездниковский пер., д.12/27

Порядок слов
Тверская ул., д.23, в фойе Электротеатра «Станиславский»

Санкт-Петербург

Порядок слов
набережная реки Фонтанки, д.15

Свои книги
1-я линия В.О., д.42

Борей
Литейный пр., д.58

Россия

www.vavilon.ru/order

Заграница

www.esterum.com

interbok.se

Контактная информация

E-mail: info@vavilon.ru




Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2021 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования


Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service