Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
 
 
 
Журналы
TOP 10
Пыль Калиостро
Поэты Донецка
Из книги «Последнее лето Империи». Стихи
Поезд. Стихи
Стихи
Метафизика пыльных дней. Стихи
Кабы не холод. Стихи
Галина Крук. Женщины с просветлёнными лицами
Поэты Самары
ведьмынемы. Из романа


Инициативы
Антологии
Журналы
Газеты
Премии
Русофония
Фестивали

Литературные проекты

Воздух

2018, №37 напечатать
  предыдущий материал  .  к содержанию номера  .  следующий материал  
Переводы
Море за окном

Игорь Митров (Ігор Мітров)
Перевод с украинского Дмитрий Кузьмин

[ялта]

старший сын заходит в двери
старший сын достаёт из кармана
пачку сигарет «ялта»
пачка жёлто-голубого цвета
(боже какая ирония!)
старший сын не курит на улице
он только при матери курит
потому как мать давно
страдает от астмы

эту астму она сама выбрала из каталога болезней
раскиданного по почтовым ящикам
людьми в балаклавах без знаков различия
астма оказалась дешевле всего
астма оказалась единственной болезнью
на которую у неё хватало денег

(вспоминает:

... вот она достаёт каталог из почтового ящика
ставит галочку напротив астмы
выбор сделан)

«ну привет, мама!
как ты тут?»

«привет.
всё нормально,
мирно...»

«стабильно!» — перебивает
и пускает мамочке дым в глаза

«стабильно...» — подтверждает

весна
пора цветения
здесь весной
цветов нет
все сбежали на север
здесь не летает
ни одна птица
только самолёты
и те перелётные
(военные)
небо голубое
небо пустое
даже звёзды
пропали куда-то
лишь вдалеке
чёрная точка
(вертолёт)

в сумраке дома
давно чужого
свечка едва мерцает

«как отец?» — спрашивает

«неделю уж нету»

«куда ж он делся?»

«сказал, что пошёл на парад»

шутит: «планет?»

молчит

сын тоже
докуривает молча

«где брат?»

«на войне»

«где именно?»

рукой указывает подальше:
«там, за проливом...
сказали вчера,
что, вроде, живой.
и то хорошо...» — вздыхает

вдыхает
порцию дыма
от старшего сына

сын растягивается на кровати
когда-то на ней
лежал маленьким
закуривает «ялту»
и песню поёт
сам себе
украинскую:

«если упадёшь ты
посреди чужбины,
тополя и вербы
придут с украины...»

и смешно и страшно —
услыхал не от мамы
в дурке всё пел
какой-то сумасшедший
живо усмирили
что-то там вкололи
и вот уже овощ
даже корнеплод
красный-красный —
свёкла!

сын заснул в соседней палате
и приснилось ему чудо
оккупант жрёт борщ
только борщ ли это?!

красного смеха миска глубокая
сын проснулся с каплями пота на лбу
во рту привкус солёный
привкус липкий
и у него весёлый
красный смех...

сын проснулся с криком
ожог от «ялты»
на ладони темнеет
свеча сгорела
рассвет
мать спит себе
петухи молчат
(или нет их?)

подошёл к окну
руку выставил к свету
наблюдает
как ожог растёт
набухает водой
вероятно морской
а другой-то — нет!
морскою водой
в которой до чёрта
рыбы
моллюсков
травы́ и песка
с недавних пор ещё
мазута и серы

он с детства не любил аквариумы
ему вполне хватало
моря за окном
маленькие коробки
наполненные водой и рыбой
всегда его бесили
рыба должна быть в море
считал он
море должно быть в море
считал он

это море я назову своим именем
подумал сын
рассматривая пузырь на ладони
я буду купаться в нём
я приватизирую берег
и сделаю платными все пляжи
я потребую пошлину за проход кораблей
(вы же понимаете
с кого буду требовать больше?)

... его мысли прервала его мать
своим астматическим кашлем
хлопнула дверь
пьяный отец вернулся с парада планет
судя по его виду
в него влетел астероид
стеклянные глаза
отражали солнечные лучи
одновременно с ним
вошедшие в дом
(вот только он через дверь
а они в окно)

снаружи послышался шум мотора
треск и ругань стояли минут пятнадцать
потом мотор стал удаляться
и постепенно затих
решили выйти во двор
на невеликой грядке
придавил картошку
металлический здоровенный сундук
из-под него во все стороны
разбегались колорадские жуки

(когда он был маленький
брал игрушечное ведёрко
и ходил по грядкам
собирая вредителей
чтобы не объедали картофельные кусты
а потом радостно давил ботинком
бабушка хвалила
и угощала
куском железнодорожного сахара
уже и забыли
все здесь этот вкус
особый вкус
железнодорожного сахара

когда заржавленные пути
разобрали на металлолом
один поезд не успел выехать
он и сейчас стоит посреди поля
жёлтого как гепатитная морда соседа
(этот оказался побогаче матери)

вагоны без колёс и дверей...
теперь в них живут
непроданная вяленая рыба
и ялтинский синий лук
о прошлом напоминают только
несколько выцветших шторок на окнах
с надписью
«украинская железная дорога»

... и ни бабушки больше
ни сахара
колорадские жуки во все стороны
и сундук здоровенный
на солнце блестит)

«что это?» — спрашиваю

пожимает плечами
мать:
«неужто гуманитарка с кубани?
лет уж десять ждём...»

и лишь отец
(бывший афганец)
подошёл
обошёл
наклонился
сел на сундук
и блеснуло солнце
в слезах на лице
они же — вода черноморская
потому что другой-то — нет!

старший сын достаёт из кармана
пачку папирос «ялта»
пачку жёлто-голубого цвета
(боже какая ирония!)

2014


* * *

ты всё ещё меня ждёшь, медея?
всё так же выходишь на берег утром?
своих богов вопрошаешь — где он?
кто у тебя в животе округлом?

моё ли дитятко? или моря?
а то — изнасилованной колхиды?
кто будет ему мастерить годори?
за чьи оно будет мстить обиды?

раскалённый берег глотает волна
ветры гудят в вершинах кавказа
из чрева твоего вылезает война
засевает край военными базами

лучше медея не жди меня нет
оставь для ребёнка всю свою нежность
колхида в огне
украина в огне
и муж твой медея
— беженец

2015


[прогрессивный социализм]

белые угольки тлеют мяуканьем — зубы котёнка в колыбельке из пыли
чёрные ногти рабочих — закопчённая мелочь зарплаты — подарки коварных волхвов
кошачьи глазёнки — ворота в иерусалим (в стиле индастриал)
грузовик со спасителем за рулём промахнул через все кпп

чёрный дым вали́т из пятнистого кошачьего носа
во рту рабочие прячутся от палящего июльского солнца (перекур)
между пальцами у них колыбельки для папирос без фильтра
под ногтями у них живёт пыль и прогрессивный социализм

по спине котёнка курсируют электрички набитые блохами
лица рабочих — серая степь с пересохшими водоёмами
недописанный фанфик о фаланстере в стиле индастриал
где вместо хрустального дворца хрущёвка с толпою кошек (в стиле индастриал)

город наматывает дороги на длинные чёрные пальцы
появляются новые планеты — мотки которыми играют котята из пыли
под грязными лапами вращаются вокруг пальцев параллельные миры
(у каждого мира свой спаситель — все в безопасности)

а когда высохнут все водоёмы земли́
и в трещинах серой степи засвистят сквозняки
мы вылезем из пыльной колыбели — чёрной кошачьей пасти
и широченное поле чудес
собственными ногтями
засеем


[волосок]

ну чего ты на меня кричишь любимая
чего ты меня матом кроешь
я ведь только один волосок
у тебя и вырвал

у тебя их ещё вон сколько
хватит чтобы всех парней мира
с ума свести

или хотя бы
всех поэтов

не кричи на меня любимая
я по этому волоску
заберусь на черешню

и как в детстве буду
объедаться ягодами
и с верхушки
обозревать весь мир

сама виновата любимая
ты ведь хоть и сладкая как черешня
но когда на тебя забираюсь
только твои волосы вижу

ну ещё иногда
белый будто бы цвет черешни

подушки край


[вместо письма]

вот писал я всё про вас
крысы бедные
как церковные мыши

а тут вдруг про бобра захотелось
тоже ведь грызун
враг народного хозяйства

надо мне убить бобра

писал писал
пока чернила не кончились

бобр какой же ты красивый
как моя любимая девушка
и такой же
вредитель

враг народного хозяйства

я точу карандаш
он похож на дерево
тобой погрызенное

на меня похож

любимая
хватит уже меня грызть
вот переломлюсь
и будет меня двое

что с двумя будешь делать?


[kill 'em all]

о солнце моё я вижу как они тебя достали
они как картинки с куполами церквей и христовым распятием в фейсбуке накануне пасхи
ili kak idiotskie posty pro latinitsu
или как селфи в которых жизни больше чем в самой жизни

или как трещины на твоих запёкшихся губах
никак не заживающих
ветер потому что сильный такой
даже земля начинает лысеть

я вижу солнце моё как ты бродишь бритоголовым киевом
словно по леденцу муравей
вязнешь тонкими ногами
в горькой серой патоке

я вижу ты больше не можешь их видеть
ну убей их всех солнце моё
убей их всех чтобы мы наконец-то встретились
я давно уже тебя жду на скользком затылке киева

но ты снова перепугалась солнце моё
ты убегаешь прыгаешь в ухо
думаешь будто спряталась
об одном лишь не знаешь

метро уже давно не ходит
в тусклом свете перрона
капелька крови на губах
красным леденцом блеснула


  предыдущий материал  .  к содержанию номера  .  следующий материал  

Продавцы Воздуха

Москва

Фаланстер
Малый Гнездниковский пер., д.12/27

Порядок слов
Тверская ул., д.23, в фойе Электротеатра «Станиславский»

Санкт-Петербург

Порядок слов
набережная реки Фонтанки, д.15

Свои книги
1-я линия В.О., д.42

Борей
Литейный пр., д.58

Россия

www.vavilon.ru/order

Заграница

www.esterum.com

interbok.se

Контактная информация

E-mail: info@vavilon.ru




Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2019 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service