Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
 
 
 
Журналы
TOP 10
Пыль Калиостро
Поэты Донецка
Из книги «Последнее лето Империи». Стихи
Поезд. Стихи
Стихи
Метафизика пыльных дней. Стихи
Кабы не холод. Стихи
Галина Крук. Женщины с просветлёнными лицами
Поэты Самары
ведьмынемы. Из романа


Инициативы
Антологии
Журналы
Газеты
Премии
Русофония
Фестивали

Литературные проекты

Воздух

2018, №37 напечатать
  предыдущий материал  .  к содержанию номера  .  следующий материал  
Автор номера
Без гвоздя

Вадим Банников

* * *

харассмент — не вариант \ куда вернее
признание в любви соседям
через харассмент они знают и так
что живут с хамлом и с хуем
в какой-то там комнате направо,

они в свою очередь
могут сами сделать что-нибудь неприятное,
ведь надо хоть иногда делать им как я сам
делаю иногда
хоть с ними это и не вариант


* * *

я думал мотор встал, а это
снежинки и шепчет
жарко \ я один
день гаснет, красными рисуясь полосами
я не знаю,
кто там шепчет, что за
жар \

снег может быть не вьюга, вь
юга, в холм один, в о
дно ещё такое же крылатое объятье,
разбитое, как поле без огней

да да
да, это мы
да это мы и шепчет
кто-то шепчет
я не знаю,
кто там шепчет, что за
жар \


* * *

никогда не станет помнить он
о том как ты
о том как ты
никогда он даже и не узнает об этом
иные по́лосы заката
иной ромком
(что сказать, есть и обратная сторона всего этого)

я стал бодрей, скоро идти домой но знаешь
когда я тебе сказал, что положил на сегодня —
я знаю это —
это бар этих придурков у тебя под пальто

на этот раз угол кровати из сердца не торчал, но
но но но
как там ты, но
ты-то там как

я хочу чтобы все знали что это вовсе
не преступление


* * *

в фильме «когда приходит время оказаться лишним»
герой оказывается лишним человеком
такие теперь не нужны

его жена улетела от него
и он доселе пребывает в глубокой печати

почему я, а не ты


* * *

мы настолько бедны
всего по паре козьих башмаков
да и ропот плащей своих накидывай
мы выйдем, мы всё ещё выйдем
всё ещё выйдем

у одного пелена \ у другого —
ночнушка ночлега
пряди кудрей, пастух на плече
плащ под спиной

мы всё ещё связаны тем, что кричим
в жопу
в жопу

зато это всё ещё ночь
зато это всё ещё мы


* * *

некоторые люди говорят, что кто-то сказал ты вы
а некоторые ловят место в траве и надышались травы
некто на мой взгляд в травянистом, в огне из травы
некто на мой взгляд спустился во двор головы

рука придерживает курсор, где-то ты, форточки друг и круг
идёшь и гонишь лучи из палок гнутых рук
где-то живёт трава, где-то живут на круг
так-то оно так, но что-то они всё никак не сойдут с рук


* * *

город представляет собой крепость,
которая состоит из многочисленных
блокпостов и укреплений

мифотворцы, охраняющие отроги
порожистых речек
пираты с пистолетами и стволами
художники улиц в кварталах расстрелянных, где вроде окон
множество точек, проёмов, темнот
лодка школьника у причала

баниту, со мной
давно со мной такого не было
хорошо, что и ты со мной

рубленый город закольцован в небольшой объезд
набережная с крестами
пройдя в царство мёртвых по яузской улице
владельцы автоматических пистолетов
стоят у фигуры владимира

на причале корабль ползёт


* * *

порой я сам не знаю, кто такие скалы
и кто такая вновь
быть может птица в море чинит чей чей чей
пока оно идёт к хуям
с гребнями и с гребнёй

я оконфузился и понял что мой уровень русского коммуникативного
одни уступы знает \ и лоб всё поднимает
тот кто понимает,
что гребень, летя кругами колен
такой же, как расчёска в плече...


* * *

когда мне крикнула уйди
я понял, пора оставить этих всех гетеронимов
и выходить наконец уж
уйди кричала ты, но с этих ли вот пор
я подставляю лоб по поводу любых намёков на топор

ты говоришь порой, чтоб я уехал вон из дома
но как ты без меня \
я к матери домой, конечно, как скажешь,
уже иду, и думаю, как так случилось
что я вдруг заигрался и погас


пристрастное стихотворение на имя юсуповой (попытка № 2)

где-то тогда
во втором или третьем квартале года
любая смерть в реке это б.м. русалка
или река это молодая женщина возле озера,
кто знает, лида

их души вернутся куда надо, если они хотят делать так
после того, как кто-то настолько глуп,
чтобы хотеть быть рядом
и он пытается тебе что-то вставить
д.б. тихий дон или куда-то там

преждевременная смерть может сделать
необработанную землю более плодородной (фертильной)
также это признак хорошего урожая (в тоннах)
круглый танец — скакалка без остановки —

как правило это небольшая группа людей, живущих в нём
в группе дикой природы много небольших групп
из, как правило, живых людей
плавание и дайвинг — не повод распускать руки

где то тогда,
где гнёзда были усеяны корзинами фруктов \ цветов
во втором или третьем квартале года
часто нектар размазан и пахнет

пышна корзина в лепестках листьев и в плодах с веток
или куски смородины пополам с пунктиром сока
целую неделю он посвящал мне, т.ч. кто кого там теперь бросит
если человек устал или перенервничал, то даже смех может привести к рипу

если ты одинок, то тебе стоит задуматься, кто или что тебя привлекает больше
может, тикинг, хотя царапины и оставляют путь для смеха сквозь боль
большая грудь белоруссии с водой —
вот он, общий знаменатель для всех их
часто нет людей, которые в большинстве случаев не мужчины,
поэтому


* * *

крепкие грёзы стянули мозги
это россия \ оттуда беги
или в сторожку в сосновом бору
быстро ныряй
или зайди в тиндер, чтобы поставить один суперлайк

я попросил зарубки
она мне принесла их целых четыре
меня обуял неистовый аппетит
и на даче мне пришлось слиться с ней
щенок лежал на гряде с малиной и изображал царя
или подстраивался под вылезающий помидор

а действительность приходила наместо словам
наступая словно сосна на кладбище
надвигаясь словно лаокоонт —
извечный механизм и двигатель умирающего
распальцованная мать лежала рядом с распальцованным отцом
распальцованного сына


* * *

в наш первый приезд в японию мы попали под раздачу
наш костёр в номере никого не обрадовал
хорошо, что мы тут же догадались уехать в другой город
а главное, ты сохранила все наши деньги и я знаю
что без трусов всё равно никто не оставит

много раз встанет шар и ещё столько же раз
я буду раз за разом переживать сурок хиккана
ты сидишь на каменной черепахе, у тебя внутри
копошится завтрак; лучики побеждают,
позитивный настрой отовсюду зовёт и призывает \


* * *

будильник звенит и жаворонок
давно встал над снегом\
песня летит высоко \ солнышко солнышко осветило снега \

\ кругом рабочие играют в кран \ и лёжа на сугробах, \
сосо диана и мирван \ сосут дианят и мирванят \ бобобобо бобо \
в чайнике чай вскипел \

курьер стоит как часы с пирожным \ эрекция кинула булку
в постель \ в рог трубит новый день \

иногда надо открывать просто так полностью окно
надевать просто так полностью вещи
по мне это всё —
безвкусная хуйня о путешествиях

иногда надо просто так всё оставить и всё


* * *

выборы 2018 рифмуется со вторым сроком и 18 годами правления
план нового президента россии 2.0 — победа россии
перезагрузка в ракетных шахтах
число ракет 2018, число членов —
четыре.
два внутри. один длинный. четвёртый — верховодит.
план Его — победа россии.

россии теперь 2018
2.0 в твою пользу
восемнадцать в твою сторону, одиннадцатый из которых был не против
как там в пивной

вот ты уйдёшь от меня
как я буду соски́ колоть

перемен на улице ждут
солнечный день \ в ослепительных снах

коллекция оружия «пиздец пиздец»


* * *

аббревиатура нашей провинции м.б. означает:
самая загадочная отовсюду

он собрал их вместе
чтобы обсудить это на единицу
я тоже сидел на задней парте
и смотрел в потолок портрета

на самом деле существование страны
так же относится к истории как
поцелуй относится к земле \ каждый в провинции
в каждой провинции

возможно страна —
это большинство людей, которые думают так


* * *

боры, │ │
│ │— полиры, │ │
│ │— финиры, │ │
│ │— головки фасонные, │ │
│ │— и круги

Наружный северо-восток =
То место где тебя встретил
Или не
Вы всегда будете помнить где находится ванная
И
Я потерял номер от комнаты

Которая существовала последовательно
Одна за другой

Все комнаты, в которых была ванная
Были расположены на этом этаже


* * *

на скамье сидел бурелом
гулял луна везде как строил
как туда, где прежних память, где ты
где все они здесь, твердит ветвь
и становится луна на земле кругом
а светило в руках упал

будет бог, как твёрдый скамеек
как воздух ночи \ музыки по часам
бурелом снова
воет ветвь в тенях прежних
по земле под вальс я вас любил


* * *

три флакона axe temptation
стояли у меня на белой будке, пока я
видел их,

три чёрных бурелома в цилиндрических изящных пиджаках
стояли, похожи на литературное сообщество

моё сознание было в их руках на минуту

потом нахуй пошёл и я,
и все, кто был в этом замешан, то есть

никого не осталось, но вроде

всё ещё стоят три фигуры, всё ещё
общаются на стиралке


* * *

парадокс овального колеса:

если колесо обуто в поручень или ленту и в процессе вращения стенки колеса стираются, то в конечном итоге мы получим не круг,
а овальное колесо, несмотря на то, что стенки колеса стираются равномерно

парадокс овального колеса обусловлен неравномерностью натяжения ленты,
что является причиной уплощения круга

зачастую на практике невозможно определить, овальное ли колесо или круглое
просто нет настолько точных измерительных приборов
б.м. все колёса овальны (спрямлены), либо же
б.м. все горы это квадраты полей


* * *

как моё колесо стало квадратом
или что я знал кроме этого:

набережная катилась вдоль колёс и наматывалась на руль
я плыл по холмам, забегая сначала, а потом стекая
один за другим

рядом ровные ряды зиккуратов с деревьями
кривые скаты обнажали шторм
морской шторм, бурю,
шум воды поднимал свои ветви

подо мной шатался из стороны в сторону шестигранник, треугольник, квадрат
камень из квадратов птиц, длинных,
как вытянутые языки прямых покемонов


* * *

распластанное серебро ветвей
в глазах пурги
мы выше глаз её зимы,
что бьёт нас зеленью теперь

на парк захлопнутая дверь
в руках разомкнутых ветвей
в ушах ушедших снегирей


* * *

это просто, сказало дерево на странице
тонет вдали бетон, дерево в сердцах \ в струях
хуй балчуга,

радуга наконец

вот так оно всё и было, и не было так, что пухом
земля, а всё остальное
просто бор или узор на полу или смоет дерево после

пол в ковылях \ пол в голове
пол это пол, но с узорами просто,
пол —
это так сложно, но

меняя свой прах на
тонет с именами, кружится просто

долго и гулко просто падает, а человек
просто состоит из сил, и ходит с именами и стаями сил


* * *

всё дальше и дальше
рвётся голубеющий купол, где тонко
носитель галактик, рвущий, возможно, думы
но победитель распева, возможно, живёт дальше конечной

дальше конченой \ конечно, неверно быть носителем нервов
пусть лошади мысли дальше, чем початок слова
быть могла плеть темы и обагрить купол
но бросить знамя в угол, богатый городами,

приматы или доктрины —
по сути это всё совпадает
вот я бросаюсь судить о ком-то, потом беру
и пишу на него хорошую большую умную записку
и несу эту записку в сильный, большой, важный орган
там усталый человек средних лет
медленно регистрирует мой донос
выйдя на улицу, вижу мёрзлые крыши и катающихся детей
они взяли тушку голубя и кидают её как снежок
а тушка твёрдая

снег чернее и пододвигается ночь
я иду всё дальше и дальше, уже день кругом
что-то там дальше

возможно купол \ купол короче
не объяснить его
обычное дело его наличия


* * *

           for anna

кто точит коготь, все окстись
кто отрешённый жутко — пей
кто не оканчивал россии
тот не надеется остановиться в ней

машинным эхом что-то лежало
трепалось, было белым и хлестало
редко пропускал школу
конечно
пока я смотрел куда-либо,
у меня, я смотрел,
был рассудок и мера, из которой сыпались сутки

посмотри сюда, это ветер, вот ветка дрожит
должно быть, не кто иной, как он
согласен, конечно, это всё не стоит и часа
который могу провести наедине с твоей перчаткой, хуй знает

не для того создан этот шар и на нём
побеги, которые скоро, наконец, перестанут
что сказать,
всё это не вымысел. и далеко не первый


* * *

перекрестил снег и бьёт, куда попало
везде колокол, везде и бить положено
это как в той песне \ про целуй меня везде
и про то, что бить не надо, если стоп-слово было сказано отчётливо
или хотя бы бить бережнее,

кто-то там ломается и говорит, куда надо
на этот раз я буду бережнее
может, не надо условно бить куда надо
но куда-то ведь надо бить, скажем
может, не куда попало

или бережнее, но куда не надо


* * *

когда я рождался, у меня помялся воротник на рубашке
и пока я не уронил голову в прах, я думаю
я всё думаю и не могу остановиться

какой свет без фонарей —
это же равнина
прах родился — повод
украсить его прахом и думаю серебром

что будет дальше не помню, я ещё не родился тогда, ну
тот, кто родился от человека (
кто как не он знает, что ((((((((


* * *

в истории XXI века этот авантюрист, который
трясёт ракетами, практически не оставил следа
положительным итогом его правления была насыпь
с которой наконец река приобрела очертания средиземноморского пляжа

другим начинанием этого прихвостня была авантюра с землёй
пристраивание земли мостами было не самым лучшим прожектом
с другой стороны, неоднозначные подарки для всех

лёд и сосны, не толстые и не худые
а, скорей, полугнилые на камнях

когда же было его бегство из страны
не было человека в стране, кто бы не испытывал горькое разочарование от
чего-то там, то есть
от былых ожиданий,
отсюда и печальный конец его не был воспринят с печалью
но, скорее, с самокритикой и негодующей ностальгией \

будучи первым человеком в стране холмов
он не понимал тот стержень, куда она вся крепится, да и
не вынимал его
вот и название ему придумали уже много лет спустя:
«держатель»


* * *

что такое крыло
кто огромный водой
кто же это

огромный меч
горит звезда (меч звезды окропил чернотой
ещё чуть-чуть

сквозь тебя кричу тебе, дай, я
который не понял что
и я, который взял

меч,

сквозь тебя отсюда
горит высокая вода


* * *

всё это только потому, что
нельзя сказать себе владей
глаза нельзя делать нам без идей
хотя есть идея —

камень, куда идей нет
и ничего кроме ничего
его как бы нет, нет
нет ничего, дай пройти


* * *

имя я дал ей крым, но она приняла меня за мой разум
и если бы она была ией, я бы позвал сюда, но
хоть разум, так получается, нам не мать
то теперь я никогда не люблю говорить запомни

а сюда, как получится так и приедет он\она
ия где-то в виде деревьев, то в виде кончившегося крыма
или где-то там, где точно никогда не буду
м.б. это место только для одного человека,
и никого не будет \


* * *

обычно когда планета спрятана
всё обращается скучать (это спокойная работа)
это происходит
когда кто-то обращается, ему исполняют
когда кто-то ставит памятник, ему кланяются
когда кто-то делает дверь, ему не мешают

когда между ними тает лёд
тогда ты уходишь к краю периметра, где очень
очень холодно, ты тот, кто уходит сейчас
как обычно, нет света
круг замкнут и бесконечна планета

здесь есть лишь производство яиц \ мяса рыбы
когда кто-то делает яйца, пора пройти мимо
когда у кого-то мясо, надо понимать,
что это не только лишь твоё дело


* * *

есть кино «ничего не произойдёт»
пока ты играешь, в нём кто-то кого-то послал
и оно идёт
крадут природу и культуры и да и прочее
(везде монтажник секций
навалом лупит автоматом \ лежит кто-то испуганный и изучает дверь)

потом хороший человек
ест яблоко с ягнёнком
(но по признаньям мальчиков-коллег
он думает лишь о тебе, донбасс
ты раненый подшёрсток

гвардеец
можно переделать же его
и будет нюхать он цветы бычонком фердинандом
и неприятеля сердитый мех
убьёт цветами луговыми

теперь на тракторе не кровь его убийств
не платья матерей
не рукава ночнушек
не иглы рошинов \ нет

не эта мумия в пруду
не этот пост в протухшее подполье
не те кто там \ в лаптях
покорны барскому кнуту

но есть ведь и причина к оказанию услуг:
кроме того
манил, манил престол
(так резвая серсея
манила брата своего \

так ленин изумлял усатого отца
звенел звенел как будто колокольни
обманчивый и спутанный конец


* * *

Столбом стояли плоды, молнии покидали тела
И садились в кресла, в кресла кресел
В кресла крестов, в ветви дров
И тогда кто бы ни был тобой
Унаследовал дуло глаза с тщедушной рукой стволовой

Но он написал умирательно
То дулся, а после
Выдавал из себя калеку росса, то есть рос
Больше жизни, и в тело если пришёл —
Его пук распался

Мой сад не раз сохранялся, когда я выходил
Мой сад сошёлся, когда я распался и наплодил
Мой царь уцелел даже если мой раб улетел
Я взорвал калеку, а наплодил тысячу тел

О марина, любовь моя
О все твои слова уяснены
О марина, любовь моя
Все твои слова и тела —
Не важно обо что они

Ведь началась война и непонятно
Который год, скучая, тело опять скинул
Кто-то при делах


* * *

ода
почему пошло лизание

запомни первое
это во-первых искусство
а потом уже хуйня

запомни слово отшельника
вернётся, войдёт хореем

ярмо остывая. \ Щебечет ливнем
внутри горит крик
и в нас заминаются мы

ямы шире пустыни заполнены порошком
кто-то шепчет войди, кто-то зовёт на опушку \ в конец
богослов в аду ненадолго (ведь он не крым)
губы горбов полетели

но тревожится прах от расколотых досок
идёт дым \ кругом четвероноги треноги
шевелятся губы \ из губ выпадают угли
ширится лес и уступает дорогу


* * *

того что кажется заглушается
кинешься и утро в волосах уже
как будто его не убили
не сняли, не кинули к белым

но ты, кто стольких-то мертвее
чем дальше занимаешься не видно
но если подкрепясь колоколами
шар белый, чёрный крест по-разному стои́т
и если ты не движешься как мёртвое
то может быть ты и не научён вздохнуть

ведь всё равно типа не движется язык, когда его
сжимаешь между ног
или иначе как ты думаешь актёры
по-разному могли и словно колокол греметь
и тысячи теней на строгий суд волочь


* * *

яблоня, когда огонь начала лета
сжигает бесконечный круг ветвей
я знаю, что никто не нужен мне
но яблочник звенит среди ветвей
он тоже тоже \
тоже так горит
как будто звёзды, завтра понедельник

горит стекло и сталь \
горит окно из яблонь
горят ручьи
из яблонь и мостов
ветвей в заре, как будто

весь ветер, изогнувший сад
весь ветер,
сад поломавший
упал назад

ты знаешь, то что нужно мне,
не это всё, и всё что было —
зря


* * *

под пермью компанию русских лаек могут и наказать
на одинокой звезде за холмом раздался взрыв
но никому не было дела до живущих на этой звезде
высокотемпературных горячих тварей, смотрящих на
то как новый день начинается с прихода шара из тьмы который
стоит далеко от костра, в зелёных одеждах
бежит по кругу сумрачный шар
и на нём нет городов, есть поле футбольное и каток \ лёд \ подо льдом растут полости и там идёт кверху пар и затем выпадают снега


* * *

вода забыла о рыбе
и выкинулась вон \ за ней пошёл и воздух
рыбы научились лежать и клацать пластинами губ
кто-то упал,
кто-то упал рядом

стоит трактор
прошли несколько тысяч лет
ржавые холмы давно утонули в снегах

герои дешёвого фильма с хорошими актёрами
которые непонятно зачем согласились сниматься в таком г
выстраивают отношения, борются со сном на посту
не курят

не едят ничего кроме каши
не любят думать о происхождении белка в миске

ставит на стол миску с макаронами странного цвета и формы
говорит: ешь, белок

новое утро ловится, думаю,
а сам никогда и не вылезал наверх,
только в каменный подоконник видел улицу
внутри пещеры,

обычный шёпот угрей в канаве
дверь падает вдоль вертикали и железный конец замка́
оставляет царапины
словно бог — один из крутейших художников, когда-либо
колесивших по планете —


* * *

христианин шепчет на свет
выходят они с придыханьем на свет
господин дерево и господин бе́лка
солнце окунает глаз в среднем
пальце \

слабый, чтоб видеть, может хотеть и шептать
может быть всё же он голословен
мне хочется верить, что отдыхает в одиночестве
что пытается понять что такое ветер
что слаб настолько, что не может даже устать


* * *

к какой-то там матери всё это прах
чувствуешь себя так, ну
сглатываешь голос и хочется его поймать, остановить
потом блядь отпустить нахуй,

я вижу знакомый стянутый платьем силуэт и фигуру в широких одеждах
чета стерлиговых затянутая в мост, в чадящий срам светлоокого мяса
в улыбчивый прилавок деревянных струй,

причал, забитый мясом,
вода, кони, плотный дым обнажает крепкие мышцы и вполне годные уши

плотные стволы камня —
вот оно, обнажение без высокого разрешения
причал, забитый столами, нет
я не забыл, кто ты, и что же, какого-то хуя это так


* * *

в этот час в комнате весело,
все вышли вон,
кто-то смотрит, что можно не говорить

потому что помимо этих лиц
и этих комнат, есть и то, что режет глаз
можно жить на улице в комнате тепла
до того как придёт октябрь пенопласт,
всегда май на дворе и у вентиляционной шахты,

ночью много ли кому или среди толпы
надрачивают, тем получая от счастья снисхожденье и
перстень золочёный с надписью спаси и сохрани


* * *

и было в этих словах что-то дореволюционное
вроде строк лермонтова о природе маугли мцыри

вроде бритой головы седого пожарного под вязьмой
на вскопанной утренними зайчиками даче

наконец я увидел как выглядело его лицо
и уже было успокоился, но


* * *

наши тусовки мало пересекаются =
кто сказал, что это плохо =
у тебя пять учеников =
ты написала очередное стихотворение которое понравилось многим =

у тебя зрение лучше, чем у меня, ты лучше видишь, кто ходит вокруг =
мне бы ты поставила отметку неудовлетворительно =
я бы удовлетворился лебедем =
рядом бы оказался рак, я бы его назвал щукой =

мы могли бы провалить егэ =
мы могли бы провалить егэ вместе =
я бы выучил одно стихотворение твардовского наизусть =
я бы по книге прочитал поэму пастернака =

ты бы была бы рада и купила мне конфет, как любимому лебедю =
я бы не отказался от конфет, я никогда не отказываюсь от сладкого =
но я не собака, я не могу выучить названия поэтических школ конца восемнадцатого века =
быть может, у меня есть причины иногда смотреть и в сторону твоей души =
меня волнует очередное переживание =
я его сравниваю с тем, что чувствуют твои ученики =

я хозяин водки, говорит никита =
ты отвечаешь, как красиво сказал никита =
у тебя просто нет слов, потому что никита сказал самые лучшие =

это местоимение я, которое в центре, это значит что хозяин, хозяин чего, чего может быть хозяин никита, получается, что водки =

вот как красиво получается =
великий и могучий ответ =
ты в восхищении и не переводя дыхания проводишь остаток выходного =

я думаю, ты умна и сосредоточена, даже когда весела =
твардовский тоже был умён и сосредоточен, даже когда жил на даче =
твардовский прозвучало, как я, получается, что твардовский это местоимение =
это местоимение поэта =

в нём слишком много я и слишком много мы =
оно, местоимение поэта, достойно виселицы и бежит тюрьмы =
оно в глазах остыло одичаньем =
в нём плач стоит, хоть делай хоть бы что =
он смотрит пристально и силится печально почувствовать в стихах трубу пальто =

но даже он не думает о большем \ чем лебедем себя удовлетворить =
тусует вдалеке, краснея над собою \
как и положено, концерты видит, продолжая, как положено, курить


* * *

ночная лента это прям ад,
крамольный чердак сносит, пукан снова полукруглый
я теку теку теку
я еду еду еду
я — кирпич, я — велосипед

кричит на землю дождь, и вол
римскую цифру везёт (восемь) \
и дерево в круглый вьётся рубль
там ты лежишь и правит вечность
я теку теку теку
я еду еду еду
я — кирпич, я — велосипед

дерево, сложенное из велосипедов
кора из дождя, полукруглый камень
падает вещь и ладонь работает лесом
падает и кричит крамольный жемчуг атомов этих


* * *

всё, что есть я, за раз удовлетворить рукой
в реке забвения давно забыт покой
ведь там распространяется державин
и более никто ему не равен

я мб к тебе безжалостен сейчас
но степень уникальности забвенья
не в том что ты уехал в заблужденья
а в том что есть печаль, а этих нету глаз


* * *

          юрьеву

Лежат облака там, где
Почти что охота ходить
Рябь волны лезет в рот \ река остывает сзади
Хромают кубики и

Так как всё равно, что мы реки рек
Часами ходим и волны —
Волны есть волны \ почти сидим
Почти в свитерах, что набрать время
Что уходят облака в свитерах, в ветер

Что уходит охота, не понимая в нас
Почти хочется жить всё равно
Облака несут реки и хромают над кровью
Всё равно лишь рябь понимает, кто там в реках рек
В хромых днищах, в свитерах нутр
В почти дебри (в рябь)

Да куда ещё затирать-то? О чём я —
О личном-неприличном или о том, что
Если задуматься, когда мы сидим ночью, что всё равно не день
Но память о том что сидим в тогда
Река времени во времени речи рек
Или хромая за нас говорит вода


вратарь теллурии

в этот вечер вся теллурия праздновала ногу своего вратаря
флаги носились и брали приступом кости присутствующих
среди них были и бывалые обитатели замостья,
и крепкие мостостроевцы в плащах с эмблемами львов то ли с кирпичною кладкой шахмат
серые спины превращались в шерстяного дракона и тем самым поднимали уровень улиц как минимум вдвое,

на экране умницы стоял он, в плаще из кедрового стланика
и, казалось, только и ждал, когда кто-то нажмёт на кнопку начала игры
так оно и было в каждом втором случае
без гвоздя, конечно же, не обошлось и на этот раз


  предыдущий материал  .  к содержанию номера  .  следующий материал  

Продавцы Воздуха

Москва

Фаланстер
Малый Гнездниковский пер., д.12/27

Порядок слов
Тверская ул., д.23, в фойе Электротеатра «Станиславский»

Санкт-Петербург

Порядок слов
набережная реки Фонтанки, д.15

Свои книги
1-я линия В.О., д.42

Борей
Литейный пр., д.58

Россия

www.vavilon.ru/order

Заграница

www.esterum.com

interbok.se

Контактная информация

E-mail: info@vavilon.ru




Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2019 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service