Воздух, 2015, №1-2

Дальним ветром
Переводы

Пиноккиада и тарантелла

Михайло Жаржайло
Перевод с украинского Станислав Бельский
Перевод с украинского Дмитрий Кузьмин

* * *

в последнее время в поэзии
участились случаи употребления алкоголя
кофе и сигарет
но этого никогда не бывает слишком много
и как же не написать мне о том
что после утренней чашки
и сигаретного десерта
у меня на губах
вкус женщины
знаете такой как после любви

в последнее время в метрополитене
участились случаи краж
документов денег мобильных телефонов
а также личных вещей
об этом знают все но никогда не будет лишним
напомнить об этом
прибавив что каждая кража напоминает мне
женщину
такую знаете после любви

в последнее время в моей келье
стали появляться посторонние предметы
совсем мне не нужные
утром на босу ногу
раскладываю на ковре пасьянсы носков
чтобы найти засунутые куда-то с вечера ключи
поэтому я обычно опаздываю на часы пик
поэтому я всегда пропускаю кражи
и поэтому у меня всегда на губах вкус женщины
даже если она не пришла
знаете после
любви

в последнее время к окошкам кельи подлетают голуби
вы видели как они спят на карнизе
ночью их не испугаешь даже светом
их можно хватать просто руками
если перелезть через перила
и если бы я был сомнамбулой
то каждую ночь охотился бы на них
и я был бы сомнамбулой
если бы не этот вкус женщины
после любви


Боя за обувки

когда я впервые увидел
болгарский крем для обуви
на котором было написано
боя за обувки
я представил эту вселенскую битву
за сапоги туфли калоши сандалии
босоножки тапки валенки
(то есть за все разновидности обуви
                  которые видел собственными глазами)
я никогда не смотрел мультиков о трансформерах
лишь краем глаза видел фильмы о войне
но после этой надписи на этикетке
я понял
что за обувь придётся бороться

саблями пистолями
танками самолётами
и зенитками

и что такое наша жизнь
если не борьба за право ходить
в хорошей обуви?


Перевёл с украинского Станислав Бельский


Царица

не гляди на солнце а то ослепнешь
говорила мне бабушка

но я
маленький бог
вооружённый бутербродом с вареньем
глядел, пока слёзы не потекут
прищурив глаза, сквозь ресницы
словно через крылышки летучих муравьёв
повыползавших в тот день на цоколь дома
всей колонией
а они будто ждали моего знака
сушили крылья
готовились вылетать

родила царица в ночь
армаду

с юга
облицовка от старости облупилась
слои цемента сошли
обнажая вход в подземное муравьиное царство
тут тебе и адриатика
и кавказ
и царица
откуда-то из недр своего замка
молвила войску
помните
в вашем хитине течёт гемолимфа древнего рода
не глядите на солнце не прикрыв глаза крылышками
а то ослепнете
и летите туда
куда зовёт вас ваше трубчатое сердце

я пробовал их сдувать
сгонять руками
но войско всё медлило
и мне надоело смотреть
да ещё и позвали обедать
а когда я вернулся
то обнаружил с обидой
что муравьиный флот улетел без меня

остались только самые слабые
и бескрылые


Пиноккиада и тарантелла

я лежу на полу вверх лицом словно дерево
срубленное и пропитанное временем
мои глаза зарастают листьями
в моих ноздрях гнездятся осы

я плыву по реке как будто пиноккио
а враги на берегу застыли как истуканы
кричат
выдыбай выдыбай

нос мой вытягивается и растёт
взбирается к небу твердеет
в воздухе посвистывает спиннингом
рассыпается салютом

вагонка же на стенах — это деревянные водопады
и небо надо мной — деревянный саркофаг
брызжущий опилками
а пол — лесосплав
и бумеранги молний
составляют паркет

а паучьи стропила из-под застрехи
ткут деревянную паутину
и она заполняет комнату
волнуется
расшатывает берега

моя последняя добыча завёрнута в свиток
декоративной деревянной колонны

а следующие жертвы уже поднимаются
по ступеням моего крыльца
держась за деревянное перильце
моего носа

ловись враг мой
танцуй под мою уду
большой враг и маленький


Дельфины

        древнерыбский император

                  Тарас Малкович

мы дельфины
мы построили ковчег из воды чтобы носиться по суше
мы вооружились летучими рыбами
чтобы защищаться
рыба-меч над правым берегом
рыба-мяч чуть ниже
рыба-носорог почти рядом
рыба-молот и рыба-серп уже съедены
а рыба-солнце осуждена и сожжена

мы не глухонемые однако вы нас не слышите
и знаете что мы не с рыбой но благодаря рыбе
ради рыбы этот крестовый поход с рыбой под плавником
с рыбой в глазах
с рыбой на плечах
с рыбским трудом на верхней галерее
ради рыбы всё это
с пломбами на 40 зубах из 120
изящно зарыбованные стихи выныривают из наших глоток
и записываются на папирусе из перемолотых рыбьих скелетов и чешуи

навстречу нам олени
боязливо жмурясь
пряча голову от ветра в рога
как в третий ряд зубов
спускают ковчег сложенный из кедровых шишек
в море

навстречу нам пчёлы
навстречу муравьи
и все со своим зоопарком
под сердцем
и каждый со своим тотемом в ковчеге
то деревянном то восковом


Реклама

они шли и галстуки их качались
словно маятники у часов
а глаза описывали круги

они смотрели по сторонам
постепенно старея
и глядясь в зеркала циферблатов
проводили стрелками по волосам

часовая причёсывала голову
минутная бороду и усы
а рейсфедер секундной
правил брови

римские буквы
перхотью осыпались на плечи
а рисочки прилипали к очкам
будто ресницы

часы
останавливались
смеялись
жевали тик-так

и у одного из них
галстук задрался торчком на ветру
как обелиск


Перевёл с украинского Дмитрий Кузьмин







Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service