Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
 
 
 
Журналы
TOP 10
Пыль Калиостро
Поэты Донецка
Из книги «Последнее лето Империи». Стихи
Поезд. Стихи
Стихи
Метафизика пыльных дней. Стихи
Кабы не холод. Стихи
Галина Крук. Женщины с просветлёнными лицами
Поэты Самары
ведьмынемы. Из романа


Инициативы
Антологии
Журналы
Газеты
Премии
Русофония
Фестивали

Литературные проекты

Воздух

2013, №1-2 напечатать
  предыдущий материал  .  к содержанию номера  .  следующий материал  
Стихи
Сладкие нити

Андрей Торопов

* * *

Вот болею, лежу на диване,
Про Сократа хочу написать,
Стих выдавливаю из сознанья
И пытаюсь стихом управлять.

Если прав был великий философ,
Что поэты — лишь куклы стихов, —
В третьей строчке появятся розы,
А в четвёртой наступит любовь.

Я люблю эти сладкие нити,
И неважно, кто дёргает их,
В этом пусть разбирается зритель —
Кто главнее, поэт или стих.

В одинокой воскресной квартире
Ждёт с работы жену человек,
Всех ничтожней поэт в этом мире,
А за окнами падает снег.


Два стихотворения

1.

Вон тот, раздающий проклятья, —
Он знает своё ремесло:
Раскроет эпохи объятья,
Закроет, и мне весело́.

Такую смешную эпоху
Доступно, но жалко обнять,
Такое введение к Богу
Не мне довелось выбирать.

И если в конце ставить точку —
Не жалко подобных стихов,
А если ещё кровоточит,
До капли последней готов.

2.

Мне хотелось немножко тепла
И такую, как ты, с собой рядом,
А другого не надо, не надо
Мне объедков с чужого стола.

А потом уж рассвет, так рассвет,
И придёт, не придёт — как придётся.
И приходит он и остаётся,
Достаётся любовь да совет.

И пришёл долгожданный рассвет,
Обманув одинокую старость.
Зря старалась она, зря старалась —
Эта строчка красивей, чем смерть.


* * *

Нету сил больше слово кричать
В пустоту, уходящую вдаль.
На ничто ставить слово «печать»,
На ничто ставить слово «печаль».

Всё равно, хоть кричи, всё равно
Никому, не ищи, никому
Ни тебя, ни меня не дано
Понимать, уходящих во тьму.

Ничего не хочу объяснять
Никому, ничему, ни к чему.
Буду ставить упорно печать
В знак любви уходящих во тьму.


* * *

В голове моей бегали кафки,
Злые карлы несчастной судьбы,
Я хотел быть троллейбусной давкой,
Прижиматься к тебе из толпы.

Прижиматься к тебе, прижиматься,
Из горла́ с тобой пиво хлестать,
Обниматься с тобой, целоваться
И тебя не терять, не терять.

Но ушёл мой рогатый троллейбус,
Прогуляюсь пешком под дождём —
Я решил свой заплаканный ребус
Одиноким и верным путём.


* * *

Тогда входило утро белым светом
И открывало карие глаза,
Я подходил к тебе и видел лето,
Про многое хотелось мне сказать.

Про «вечер ароматами наполнен»,
Про осень, ожидание весны.
И снова повторялись эти волны
И приходили радостные сны.

Теперь я отворяю солнцу очи,
Что тихо просят о твоей любви.
Полярные бессмысленные ночи
В них только отражаются, увы.


* * *

Встретились два одиночества,
Что же они создадут?
Новое одиночество
Или друг другу приют.

Только мне думать не хочется —
Разве всё это не «то»,
Если моё одиночество
Слито в твоё решето.

Если и мне полагается
Счастья немножко с тобой —
Это меня не касается,
Раз это стало судьбой.


* * *

Обложили меня в этой травле
И осталась обойма одна,
Наступаю на русские грабли,
Испиваю Россию до дна.

Муравьёв, ну, который Апостол,
Ну, который из братьев Сергей,
Приходил на свой Заячий остров
Без упрёка за смертью своей.

Так безжалостно и без сомненья
Открывая свой будничный ад,
Его тёзка в другом безвременье
Открывал себе собственный взгляд.

Так и мне, не шагнувши бесстрашно
Из окопа в другое кино,
Не увидев себя в рукопашном,
Ничего мне узнать не дано.


* * *

                 Карине Козиной

Зима радостей наших,
Зима наших тревог.
Свои слёзы размажет
Королева дорог.

Тридцать пять наступает —
Гумилевский рассвет,
И такое бывает —
Гумилевский расстрел.

И сентябрьское море,
Нервный загс в феврале,
Если б выжил бы Боря —
Так бы шёл по земле.


* * *

Мир засыпало снегом
Перед первым апреля,
Если б даже я не был,
Я не стал бы умнее.

Если б даже я верил,
Я бы верил в приметы
Обалденного снега,
Обалденного света.


* * *

Снег идёт, идёт из неба
Этой снежною зимой,
Миг его такой нелепый
Между небом и землёй.

Так нелепо для поэта
Этой снежною зимой
Написать опять про это
Между небом и землёй.

Только дело для поэтов,
Если только бы могли,
И нелепо и про это
Достучаться до земли.


  предыдущий материал  .  к содержанию номера  .  следующий материал  

Продавцы Воздуха

Москва

Фаланстер
Малый Гнездниковский пер., д.12/27

Порядок слов
Тверская ул., д.23, в фойе Электротеатра «Станиславский»

Санкт-Петербург

Порядок слов
набережная реки Фонтанки, д.15

Свои книги
1-я линия В.О., д.42

Борей
Литейный пр., д.58

Россия

www.vavilon.ru/order

Заграница

www.esterum.com

interbok.se

Контактная информация

E-mail: info@vavilon.ru




Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2019 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service