Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
 
 
 
Журналы
TOP 10
Пыль Калиостро
Поэты Донецка
Из книги «Последнее лето Империи». Стихи
Поезд. Стихи
Стихи
Метафизика пыльных дней. Стихи
Кабы не холод. Стихи
Галина Крук. Женщины с просветлёнными лицами
Поэты Самары
ведьмынемы. Из романа


Инициативы
Антологии
Журналы
Газеты
Премии
Русофония
Фестивали

Литературные проекты

Воздух

2013, №1-2 напечатать
  предыдущий материал  .  к содержанию номера  .  следующий материал  
Стихи
Несколько советов

Владимир Богомяков

* * *

Как в полях по грязну снегу расцвели цветочки.
Едет Рюмочка Христова из горячей точки.
Вот припрётся она в полночь, и сиди с ней, дурой.
И закусывай трефями и капустой бурой.
И беги с ней в колидорчик греть вчерашний суп.
А соседи залупнутся, всех шли на кутний зуб.
С ней проорали роллинг стоунз ночь, потом и день.
И бухнулись без проволочь в незримую сирень.


* * *

Купил в магазине кильку в томате,
Да и скушал её на автомате.
Купил в магазине водку «Вертикаль»,
Да и скушал её в месяц жерминаль.
Завтра поедем покупать городок Ишим,
А кто не спрятался, того отпетушим.
Будем гонять по орбите на спутниках Земли,
Пока они не возьми да и не забарахли!
Тогда успокоимся навеки в болотных тех краях,
Куда не довозит растворимый кофе Московская Кофейня на Паях.


* * *

Когда-то был я начальником стражи при вратах Вениаминовых,
Выдавал своим стражам в день по пять печенюшек витаминовых.
Обязательно давал им урюк для крепости и волосатости рук.
Обязательно давал им несколько советов,
Как гадать по периодичности субфебрилитетов.
Обязательно давал им леща и за испуг саечку.
А кто не слушался,
Тому сажал на спину Обсирательного Заечку.


* * *

Проститут-клофелинщик Сергей Оболенский
Мчится во тьму на заглохшем тук-туке.
А у тёти Сары колесо сансары
Опять поломали какие-то суки.
Краб, матерясь, вылезает из остывающего супа.
Навсегда исчезает с планеты Indian Ocean.
В школах перестают изучать закон последнего шурупа.
Дороги не ведут в Рим, а исчезают где-то невдалеке от Польши.
И ангелы в облаках не стоят на рассвете больше.


* * *

Там георгин-красавец во саду осеннем сел на мель.
Коты, подошедши, хихикая, пинают лапами полый стебе́ль.
А мимо проходит Г., сбежавший из лечебницы для наркоманов.
Он смотрит, и глаза его как полутвёрдая карамель.
И две сломанные сигареты на дне его пыльных карманов.
Октябрь ли, ноядрь ли, декабь золотой полутёмный.
Гуляет по стылому полю тупой зауральский карась.
Как тёмный кожистый боб, как нездешний бундук двудомный.
Пойдём, говорит, купим водки и сыру, Петрась!
А если коньяк кёнигсбергский, то это ж кусочек нашего скромного лета.
А если спирт тугулымский, то это как выстрелить в желудок из пистолета.
Из жопы пойдёт белый мутный дисперсный дым.
Увяданья золотом охваченный, ты не будешь больше молодым.
Но зато приедем в квартирку и устроим шайтан-кильдым.


* * *

Потерялся серый пушистый кот.
Он до этого бухал целый год.
Встанет в полночь выпить 100 грамм и съесть варёное яичко
И машет сломанными лапами, изображая небесное птичко.
А то сядет напротив и пристально-пристально смотрит в глаза.
Знаешь, говорит, меня больше не держат мои тормоза.
А я ему: ты вчера упал с кровати и обоссался.
А он в ответ: это ничего, главное — не обосрался.
Потерялся серый пушистый кот.
Несмотря на статус участника боевых действий,
Он не имеет льгот.
Он мне как-то пожаловался, что совсем не знает отца.
Он просил мочегонное от отёков лап и лица.
А то говорит: сходи в больницу, выпиши для меня феназепам.
Никакого феназепама, гадёныш, я тебе не дам.
Ложись и спи, говорю, а то ты меня задолбал.
И вот наутро серенький котик пропал.
То ли пошёл на дым, то ли уехал в Надым.


* * *

В небе живёт молчаливая гуля.
Беличью правду пуляет в тайгу.
Сосны вскипают, словно каструля.
Медведи хохочут и спят на бегу.

И выползок нежный с кромки болота,
Что долей змеиною счастлив вполне,
Летит, словно пуля из пулемёта,
К недостижимой Болотной Луне.


* * *

Обезьяны целуются, обнимаются, держат друг друга за лапы.
Ни Европы под властью русского царя,
Ни церкви под властью римского папы,
А бескипешное житие с обезьянами среди сухой травы
В центре великой Западно-Сибирской равнины.
Сюда не добегут гонцы из Москвы.
Здесь ночью со звоном в небе сталкиваются льдины.
Здесь более двух тысяч лет назад
Был у Христа-младенца сад.


* * *

У меня тоже когда-то жил Жук-Носорог.
В его маленьких глазках 4.000 километров сибирских дорог.
Как-то вечером я спросил у него между прочим:
Кто в 1912 году стрелял на Ленских приисках по рабочим?
Альфред Горациевич Гинцбург
И директора правленья Майер и Шамнаньер.
Бытовые условия были ужасные, работали на приисках помногу.
А однажды инспекция рабочих нашла в поварском котле конскую ногу.
Старая мамка в лавку пошла купить что-нибудь к супу,
А ей всучили конску залупу.
Да четыре года до означенных событий в Подкаменной Тунгуске
Стартовали пришельцы-контрамоты.
Да беглец-утеклец стартовал в Безвременье из субботы.
Да отчаюга азиянец стартовал в Противодержавье да попал на Клык.
И теперь висит над бездорожьем, как посолотый балык.


* * *

Константину Дмитриевичу Бальмонту
Тюмень невнятными шептала голосами,
Когда он на лекции сюда приехал в 1915-ом году.
Выпил палёного коньяка с сибирячинами-дурачинами,
и ему показалось, что он не в гостинице «Россия», а прямо в аду.
Спустился по лестнице спросить хереса, и всё остановилось
со швейцарскими часами.
Зыбко странно, вкрадчиво туманно, видны прорехи в магнитном поле Земли.
Плохо соображал, древесным листом дрожал.
Две вермишельных старушки в погреб его увели.
А наутро нового Константина Дмитриевича
Извозчик за 20 копеек грустно и безбольно повёз на вокзал.
К. Д. увидал в небе висящий град Чинги-Тура, но никому ничего не сказал.


* * *

Мене и надо-то немного.
В день литруху Macallan 1939 или подобного виски.
Холодный квас с хреном и екатеринбургские сосиски.
Да парочку балерин.
Тогда я буду чувствовать себя, как гардемарин.
Когда под вечер выхожу гулять, дороден
И благороден, как Умберто Эко,
То шепчут все из подворотен и огороден —
«Вот человеко!»
Не жил. Не привлекался. Не жалел, не звал, не плакал.
Простите, не знаком и непричастный.
Ах, видели бы вы мой хуйлюлю атласный.


* * *

Я был тем самым мохнатым мальчиком из Сибири,
Которого воспитала стая волков.
Один раз к Новому Году всех волков перебили,
А меня привезли в интернат (Псковская область, город Гдов).
Мне больше не съедать ежедневно 15 кг. сырого мяса.
Но я научился мастерить себе планетарии из картона.
И, укладываясь спать, до самого пятого класса
Я беседовал с одной потерянной волчьей душой,
Что проступала, словно из-под снега кусочек валяющегося гандона.
К восьмому классу я полюбил мультсериал «Мистическая власть боевых рейнджеров»,
А к девятому научился играть на гитаре и стал звёздным кумиром тинейджеров.
Вот вошёл я как-то в один деревенский дом: пусто там и темно.
Волчонок и Кошка сидят за столом. Протяжно глядят и умно.
Смотрят на меня, ничего не говорят, но в глазах их лежит путь далёк.
В снежных тучах, в декабрьских пустых небесах гордо реет валькирия Хлёкк...


* * *

Я читаю перед сном геном паутинного клеща.
А потом не могу уснуть, лежу во тьме, трепеща.
А если вдруг усну, меня несёт гераклитовский поток, и рядом тени, возможно, щук.
В животе темно, и в илистое дно не вцепишься, как клещук.
И тогда остаётся пойти на кухню и выпить Aqua Minerale полный стакан.
Или поехать на революцию, или поехать и палёной водки накупить у цыган.
И выйти со дна реки с горящей свечой
И ваши бренные останки обернуть красной, жёлтой и синей парчой.
Много вижу за всю свою жизнь. Однако кое-что определённо снится.
Например, великанская пятнадцатихвостая для пуганья детей лисица.


* * *

Я получаю письма из зимы, а также бандероли и небольшие посылки.
Письма стилистически напоминают один из новозаветных апокрифов «Евангелие
от Фомы».
Почерк в них напоминает почерк Мандельштама периода воронежской ссылки.
Ибо всё открыто перед небом и ничего не айс.
То, что не слышало ухо, не видел глаз, вписано в заснеженный аусвайс.
В бандеролях чёрно-белые фотографии, а на них нескончаемый наст, смотреть на них
нелегко.
Но я смотрел на них и смотрел и стал подобен младенцам, сосущим молоко.
Открываю посылки, а в них — пустота, а я ждал повестей про ледяную пранаяму
Или романов, как слепые ведут слепых и все вместе падают в снежную яму.


* * *

На 29-ый день лунного месяца А.П. ехал в Иволгинский дацан.
В деревушке у хребта Хамар-Дабан неожиданно повесился Петя, знакомый пацан.
Назло врагам из МВД они с ним сколько-то лет назад служили в ВДВ.
Бог создал Рай, а чёрт учебку в Гайжюнай.
Бог создал покой и тишину, а чёрт — прыжки и старшину.
Вот А.П. входит в деревенский двор, посреди двора — грядка.
А на ней сидит бабка-бурятка.
«Сай-байна. Заходи в изба».
Пили ядовитую тёплую водку и запивали напитком из чайного гриба.
Приняли перорально по три цельных ореха.
И тут стали стучать в дверь — это совершенно белый господин приехал.
А с ним мелкие и вредные, они колыхались наподобие пламени свечек.
Вошли с улицы толстые голые бабы и отстёгивающий карму одноглазый человечек.
А.П. быстро выхватил пистолет, встал в изготовку «полуразворот»,
И пули полетели быстрее волшебных словечек.
Расцветали они, как мириады сердечек,
Что вышивает мама на Зингере для развлеченья.
Как сказал А.П. следователь в Улан-Удэ: карма уж больше не имеет значенья.


* * *

На озере Увильды не говорят «ну, дык!»
Не бывает там и туды-сюды, а сразу наступает увильдык.
Увильдец наступает, как виль-липатовский холодец.
И милицию не надо звать, отец, не кричи «милиция!», это тебе не поможет.
А вот если знаешь кого-нибудь, то вот это тебе поможет, быть может.
Эдика Хачатурова, Сашку Бешеного, ещё директора комбината «Весёлый бройлер».
Зовут его, вроде, Серёжа. На плакатах его протокольная рожа.
Алексея Алексеевича Ухтомского знаешь, Льва Семёновича Выготского.
Древнюю Индию знаешь, античную Грецию, заполярные карликовые народы.
Поэтому ты и смиренен пред фактом фундаментальной ограниченности самой
человеческой природы.


* * *

7 км. по Велижанскому тракту,
Как по чаю и молоку.
Стоит старичок у села Велижаны,
А у самого жопа, как у мадам Ку-Ку.
Потом мы доехали до реки Тавды,
Полной чистой, прозрачной, хрустальной воды.
От моста (через р. Тавда) до д. Троицкое
16 км. по главной дороге никуда не сворачивать.
Тут уже не встречается ГИБДД,
Поэтому можно прямо из горлышка целебную водку нахерачивать.
Доехав до д. Троицкое, свернуть направо в сторону д. Антипино.
Здесь встречается много мест для лёгкого любования.
И уже начинаются проблески восторженного бестелесного существования.
Перед д. Антипино по развилке налево
И дальше 10 км. до деревни Елань.
Можно ехать с закрытыми глазами — всё равно ведёт Господня Длань.
Когда Лазарь вернулся из царства мёртвых, то не помнил уже ни бельмеса.
Мог выйти слева от Нижней Тавды, а мог бы справа от Гудермеса.


* * *

Продаю элитный дом в Ужаленках.
Есть неглубокий колодец, снабжённый ведром и ковшом.
Есть поросёночная луна, которую выходят смотреть в валенках.
На стене есть старенькая картина с аспидом, василиском и ужом.
Есть тихая девка с рыжей мохнаткой.
Она любит закусывать водку, не соответствующую требованиям ГОСТ, шоколадкой.


* * *

А ведь когда-то я любил Ольгу Варенец
И предавался с ней различным половым извращениям.
Вот дождался вечера наконец,
Иду к ней, смотрю — карлик. Дал ему ирисок и печения.
Он говорит: «Вод горьких хляби изблевает чёрный мрак».
А я: «Иди ты в жопу, дурак».
А сам подумал: Ольга, конечно, симпатичная девка,
Но таз у неё какое-то, в общем-то, неуклюжее костное вместилище.
Спереди стенка тазовой полости, образованная лобковыми костями, уж очень коротка.
А сзади стенка из крестца и копчика, наоборот, слишком длинна.
И тут прилетели три ветерка,
Я развернулся и пошёл лучше выпить алжирского вина.


* * *

У меня было восемнадцать жён.
Все жёны били меня ножом,
А также скалкой и табуретом.
Потому я и вырос оригинальным поэтом.
У меня было восемнадцать детей.
Один ребёнок другого лютей.
Вот поэтому слишком рано
Я перешёл с широких колец Сатурна
На узкие колечки Урана.

У меня было восемнадцать кутаков,
И я чувствовал себя, как флотоводец Бутаков.


* * *

На рассвете приснился покойный Пол Пот.
С волосами, словно вулканический пепел.
Я смутился, вот, говорю, хотите, есть яблочный компот?
А водку я уже всю, к сожалению, выпил.
Я, говорю, носил чёрную рубашку, как большинство ваших революционных парнишек.
И носил удобные сандальи из автомобильных покрышек.
Природе зачастую не хватает элементарного вкуса, чаще всего она способна лишь
на пошлые фусечки.
Вот потому я люблю одного Иисуса. Без него бы я жил, как все эти стрекозы
и гусенички.
А Пол Пот стоял и ничего не говорил. И не было ему больно, и не было ему гадко.
Он ничего не просил и никого не благодарил. Ведь он завалился Мирозданию
за подкладку.


* * *

К вечеру муравьи опять прогрызли ноосферу.
А мы с соседом Мишей Панюковым выпили 4 бутылки водки.
Хоть, рассуждая офтальмологически, водка вредит глазомеру,
Мы чётко видели за окном чёрно-белые фотки.
Мы чётко видели за окном Западно-Сибирскую равнину.
Мы видели, как настучали по бороде одному гражданину.
Мы чётко видели отсутствие демократии и наступление на права трудящихся.
Видели серую пустоту в конце всех этих дней длящихся и длящихся.
А потом уснули и над контурной картой летели орлами (если уместна такая аллегория).
Всё же ошибался Альфред Коржибски: карта — это уже территория.


  предыдущий материал  .  к содержанию номера  .  следующий материал  

Продавцы Воздуха

Москва

Фаланстер
Малый Гнездниковский пер., д.12/27

Порядок слов
Тверская ул., д.23, в фойе Электротеатра «Станиславский»

Санкт-Петербург

Порядок слов
набережная реки Фонтанки, д.15

Свои книги
1-я линия В.О., д.42

Борей
Литейный пр., д.58

Россия

www.vavilon.ru/order

Заграница

www.esterum.com

interbok.se

Контактная информация

E-mail: info@vavilon.ru




Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2019 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service