Воздух, 2010, №1

Дальним ветром
Переводы

Ледяными глазами

Мирослав Марцоль (Mirosław Marcol)
Перевод с польского Анастасия Векшина
ГОЛУБОЕ, ЗЕЛЁНОЕ

                          План на ближайшие годы

Как это всё совпадает (12:51). Дождь
начинается пунктуально. Справа
сердце ищу, а в карманах лежат
жития святых - может, ещё не поздно? Приснился

огромный подводный мир. Но я отказался. Кто-то
там уже был, а мне нужно поле, хотя бы
скобки, свои пять минут и с этого пять грошей. В стихах
всегда сыро и холодно - эта погода от нас

ничего не требует. Можем друг другом пренебрегать и буквально
купаться в этой акупунктуре. Только не переодевайся.
Не говори мне о матери, и отчизны не

поминай. Только будущее мне на лучшее поменяй
и колыбельную пой, и ласкай, и колядку тихонько тяни,
кости рисуй, одеялом накрой и поддайся камням.


ACHIRA SETANTUM

Лежишь в снегу и притворяешься, что спишь.
Раньше ты отдала бы все деньги,
чтобы я тебя вытащил, как песчинку
из глаза. Цвета мы видим по-разному, даже

эту прозрачность, эту ёбаную
пустоту понимаем каждый по-своему.

Стоишь на берегу и делаешь вид, что тонешь.
Ты обнаружила шрам на озере и говоришь,
что и я так могу. С чистой совестью
сам себе можешь ответить: страх

колышет меня, будто я и есть
дно озера.


СТИШОК ДЛЯ МИРКА МАРЦОЛЯ

Цветок в дуло, дуло в нос.
В не своих делах погряз по уши.
В болоте чужих дел затонул
по самую душу, а тут - осень, может, ещё

чем-нибудь удивит. Кровь отдаю бесплатно
- это мне помогает заснуть рядом с тобой.
За руку ведём друг друга
сквозь туннель: потом я выхожу, а ты ещё

спишь, когда возвращаюсь, ждёшь, отвернувшись,
глаза закрыты - знаю, поэтому не подхожу;
слышишь, что я здесь, но не дышишь; сажусь
и смотрю на холодильник, открываю его: жизнь
странная? Потом просыпаюсь и бужу тебя.

Встаём, толчёмся медленно по кухне,
ругаемся в ванной; крики, однако, не наши.
Полумёртвые, вооружаемся до зубов,
чтобы влезать не в свои дела,
с перерывом на чуткий сон и неглубокий
вдох. Цветок в нос, дуло в дуло.


КОНЕЧНО

Когда я в первый раз увидел
свою сестру, мне было пять лет, а ей -
несколько дней. Раньше я только смотрел
на мамин живот. Лежала голышом
на спине и смешно шевелила
ручками и ножками. Не плакала,
я хотел её перевернуть, чтобы она могла
улететь, но медсестра
спросила: тебе нравится твоя
сестра? Эта божья коровка? - подумал я.


ОБО

млевшие рыбы плохо спят на подушке
пруда. Всё меньше луны́,
вой хоть на белый день.

(Не люблю некоторых дат.) Дети
набросились на именинный пирог,
и теперь болят животы. В третьем классе

он вымотал мне всю душу, я всё ещё помню
- был бледный, как я теперь. За стеной
учился играть на скрипке.

Приближаются праздники,
и ледяными глазами
мы снова смотрим на небо.


ПРИЕХАЛ

Границы я не перейду - это не мои
праздники. Я проснулся в полдень,
отдохнувший, как никогда. Не уеду
и перестану глупо шутить. Снова

разговариваю с растениями и не скучаю.
Я закопал топор войны, так что прошу
меня извинить, я не помню,
когда так хорошо в последний раз высыпался.

Совершенно легально напишу стих
и нелегально его тебе прочитаю, ещё
до премьеры. Не знаю, зачем
разрешу тебе вычеркнуть твоё имя.





Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service