Освобождённый Улисс, , Современная русская поэзия за пределами России

Эстония


П.И. Филимонов

Никита Кожемяка

Сегодня ветер с моря, сегодня здесь живут местные.
Козлы сидят на лавках и излюбленный кебаб трескают.
И все подростки во дворах гуляют одинаковыми парами.
Ты что-то хочешь доказать; я не хочу тебя ебать — ты старая.

Метро закрыто на обед, но я хожу по кольцевой длительно.
Считаю звёзды на плечах, весь в парусиновых штанах и кителе.
А сверху жарко и светло, и пахнет заспанная ночь трупами.
Ты что-то хочешь доказать; я не хочу тебя ебать — ты глупая.

Стремится ветер в мой флакон, когда спешу я на балкон с цигаркою,
смотрю на бабу, что внизу гуляет то ли с кенгуру, то ли с овчаркою.
А эбонитовая жизнь летит, как стая кирпичей — медленно.
Ты что-то хочешь доказать; я не хочу тебя ебать — ты бедная.

Я раздеваюсь догола и лезу под холодный душ — весь грация.
Кого люблю, того пою, но не спасает от жары цивилизация.
Я не устану пить вино и не устану над знакомыми курочиться.
Ты что-то хочешь доказать; я не хочу тебя ебать — не хочется.


Джамахирия

Мы шли по волнам, мы стояли на рейде,
мы думали, мир это грех.
И наш лучезарный и яростный грейдер
был взорван без всяких помех.
Когда мы умрём, мы не ждём эпитафий,
нам хватит нетолстой свечи.
Не надо истерик, полковник Каддафи,
в холодной ливийской ночи.

Твоё опахало — моя незабудка,
твой уксус — моё молоко.
По мёртвой пустыне на редких попутках,
но нам не уйти далеко.
Победной строкою любых биографий —
спокойные суры чернил.
Она Вас так любит, полковник Каддафи,
как я никого не любил.

Меня вызывают — вибрирует пломба
на ультракороткой волне.
Летит самолёт. Под сидением бомба,
и пояс шахида на мне.
Не будет могил, не найти фотографий —
мы не оставляем следа.
Вы невыносимы, полковник Каддафи,
как лань, как живая вода.







Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service