Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
Антологии
TOP 10
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи


Инициативы
Антологии
Журналы
Газеты
Премии
Русофония
Фестивали

Литературные проекты

Освобождённый Улисс

Современная русская поэзия за пределами России напечатать
  предыдущий автор  .  к содержанию  .  следующий автор  
Зинаида Быкова

* * *

Легко быть искренним,
когда ты шёл и не дошёл.
Когда потерял, и терять больше нечего.
Легко быть искренним,
когда кто-то стал счастливым,
а ты нет.
Быть искренним — легко, легко.


* * *

— Дети, сегодня у нас значительный день —
впервые мы будем избирать председателя отряда, —
обратилась к нам, четвероклассникам,
высокая, черноглазая любимая учительница Варвара Фёдоровна.
— Выберите меня, — внезапно выпалила я.
Все девочки окружили стол Варвары Фёдоровны,
и то, что только мне одной
пришло в голову такое сказать,
развеселило её.
Искры смеха вспыхнули в её глазах,
и она тут же ответила:
— Молодец, смелая. Я не против.
И девочки сказали:
— Пусть она будет. Отличница, всем делится.
С четвёртого и по седьмой класс
я была неизменным председателем отряда.
Каждый день я меняла белый воротничок на коричневом платье
и подшивала белые кружева.
И две красные, как огонь, полоски
сияли у меня на рукаве.
Я звонче всех рапортовала на линейке
пионервожатой школы,
и наш класс всегда был в настроении,
и классный руководитель тоже.
Девочки у меня списывали задачки,
подглядывали в тетрадку на контрольном диктанте,
все, кто хотел, ходили со мной под ручку
по коридору на переменах.
Неизменно весёлая —
я всегда была в центре внимания,
растворённая в других...
И даже для самой странно, как я шаг за шагом
углублялась в саму себя.
Вот и пришла к одиночеству,
которое так расхваливают философы,
но в котором так мало проку
и так мало живой жизни.


* * *

Сумерки.
Брожу по лугу в мокрой траве.
Зазнавшись,
потеряла лучшую подругу.
Долго смотрю,
как в холодной луже
плавают лягушата.


СОВЕТ

— Смыкайте,
ой, смыкайте его за чупер,
пани учителька!
Мыколка, и не сором тебе?!

Два глаза округлены —
мальчишка прирождённый клоун.


НА ОСТАНОВКЕ

Вечерами робко в дверь ко мне
стучались ученики, двое парнишек —
не разлей вода.
Оба со свежими щеками, лопоухие,
с опущенными глазами.
Когда они рассказывали мне какие-то истории,
то смотрели друг на друга.
Когда выпал первый большой снег,
они принесли лыжи и мне.
Весь вечер катались за селом с холмов и по дороге.
Когда я уезжала навсегда из села,
они кружились на остановке автобуса.
А когда автобус отъехал,
оба сквозь пыль провожали его взглядом.


БЕЗ СНА

Ольга написала, что плачет обо мне.
Я вспомнила:
с печи выглядывает бабка,
мать сидит на лавке,
вошла тётка и стала у косяка двери.
— Она у нас такая нервная,
а не дай бог, чтоб отчим не так взглянул, —
сразу в слёзы.
Мы её все боимся, всегда стоит на своём.

На пороге Ольга, с длинными русыми косами.


* * *

Четвероклассник
тянет по пыльной дороге
взрослый сломанный велосипед.
Веснущатый нос вспотел,
круглые серые глаза полны слёз...
Большое счастье вмешиваться
в переполненную по венца
детскую жизнь.


* * *

— Зачем вы так много говорили
о дружбе Украины с Россией? —
выкрикнула завучка Прохира Григорьевна,
отсидев у меня на уроке за партой,
как на углях,
раздувая свои красивые румяные щёки
и сжимая пунцовые губки. — Зачем?
Сейчас это уже ни к чему, не модно.
Украина стала свободной.
А Москва, москали... они всегда были нам врагами.
Вы ведь не историк, Зинаида Ивановна,
а я историк.


ПОСЛЕ ШКОЛЫ

Жарю картошку,
текут слюнки.
Аппетит, как у волка.
Настроение праздничное.
Отмаялась,
можно позволить короткую передышку —
полежать в тишине,
помечтать об огнях большого города.


В ДОЖДЛИВЫЙ ДЕНЬ

Хлопнув калиткой,
иду чужим садом,
потом лугом.
Вхожу в лес.
Где-то мычит корова,
выводит песни ученик.


* * *

В маленьком городке Никополе,
наверно, и сейчас живёт ещё чудо — моя молодость.
Городок наполнен, дышит ею,
но никому не слышны её шаги,
никто не видит блестящих в воздухе
каштановых сияющих глаз,
не замечает едва заметного шёлкового шелеста
искрящихся длинных и пахнущих теплом волос.
Красота эта уже бестелесна, уже нетленна.
Даже мне самой
уже страшно встретиться с нею, увидеть её —
от внезапного потрясения я, может, даже умру.
А вот она живёт без меня, не скучает, не унывает,
и не хочет знать моего умного изучающего взгляда,
ей хорошо, легко дышится без присмотра.
Безоглядная, радостная, верующая, светящаяся —
солнце и лёгкий прохладный ветерок,
и всегда — начало лета...


* * *

Когда я возвращаюсь домой,
я знаю,
что меня ждут мои родители.
Они теперь живут
на книжной полке,
где стоит стакан воды, печенье.
Их тёплые лица,
белеющие с фотографии,
хранит Бог.
А я несу им то расцветший цветок,
то зелёную веточку.
И чувствую,
как мало им нужно
и как одиноко мне
в этом мире.


* * *

Я знаю, почему ты
мои слабые руки
и хрупкое тело
так любишь:
ты веришь в силу
моей души.


  предыдущий автор  .  к содержанию  .  следующий автор  

Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2019 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service