Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
Антологии
TOP 10
Стихи
Стихи
Стихи
Сокращенный вариант романа Л.Толстого «Война и мир»
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи


Инициативы
Антологии
Журналы
Газеты
Премии
Русофония
Фестивали

Литературные проекты

Нестоличная литература

Поэзия и проза регионов России напечатать
  предыдущий автор  .  к содержанию  .  следующий автор  
Алексей Юргенс

Паломничество из Страны Востока
на «Сыне Подъяремной»

                                                   «...зачем отвязываете осленка?...»

                                                                                    От Луки, 19, 33

I.

Из леса кинута шлея
На утреннюю отмель эсмеральда.
И закаленный сплав еловой тьмы
Сбивает с ритма дядьку-дятла,
Секущего несильным аппаратом
Скупые строки летописи жизни:
Учетные колоды вечно новой жизни,
Стасованные мимо лишь затем,
Чтоб табльдота никогда не покидали
Паломники с кипящею слюной,
Текущей плавно в паутине смыслов,
Впадающей в их смелые ладони.

Ведомые коробящейся рыбой,
Прикинувшей однажды не весьма удачно
Длину колодезной руки, влекущей
Тех паломников пугливых на дно
И превращающей спасительно в единое НИЧТО
Их спорные посулы померанцам; —
Они, паломники, однако ж, рады
С беспечностью носить одежды лени,
Печатая шаги на зыбком грунте эпизода
И, всякий раз, ловча добиться четности банальной
В числе секомых дятлом граней.

II.

Я хотел жить пиявкой
И плавать с пиявками, и быть как они.
Но как стерпеть мне боль перерожденья?
Смотрел на них сквозь воду мокрую,
Которую придумал сам зачем-то,
И видел, как они вдыхают
С поверхности вторую жизнь:
Так методично, натурально.
Так — трудно мне. Тем более,
Вода весенняя, где плавали они,
Всё ж холодна пока и вопиюще молода:
От льда еще опомниться ей сложно!

Какой-то дятел, что долбит из подсознанья,
Позвал меня скривиться телом
И обратиться взором в сторону заката:
О, этот парень — молодец, —
Заботится менять костюмы:
Сейчас — молочно-розовый, прохладный, —
От взгляда моего зарделся вдруг!

Ландшафта круг зеленый
Вращаться начал, дымкою вечерней оттенен.
И две большие птицы вдалеке взлетели,
Порвав беззвучно статиса экран,
В который я смотрел уже наверно шесть,
А может статься, целых тридцать пять мгновений.
Не отрывая рук от джинсовых коленей,
Я, ослепленный взлетом птиц,
Увидел посреди ландшафта Примадонну.
Но это был не я, а то,
Что силилось в пиявку превратиться,
Но не могло —
И в этой ипостаси несуразной пребывало.

Теперь ко мне, кругами разгоняясь,
Однако грациозно и изящно,
Приблизилась компания теней.
Все были почему-то во плоти.
И, кажется, была там только тень одна,
Но множество имевшая сплетений.
Я встретил безразличный взгляд ее:
По обрывающейся ленточке дыханья
Сбежали в ухо мне какие-то слова.
Но, описав затем дугу в пространстве,
Исчезли навсегда, а с ними — тень.

С пиявкой рядом,
Подобрав перо тех птиц,
Нарисовал я белый пафос.
Иначе говоря, пятно. Зубчатое.
Через посредство пятнышка такого
Узнал я дна мораль, и,
Невзирая на воды прохладу,
Приблизил плоть ее к ступням.
Увидел сразу ряби легкой суетню,
Что поднималась снизу вверх,
Но, глади не достигнув водоема,
Вновь мчалась книзу силы набирать.

Тень улыбнулась,
Выпустив губами клубочки пены —
Мелкой и воздушной. А за ней —
На бодром ослике, живом и коренастом,
Отчаянье пропрыгало излюбленной стезей.
Хлеб-Соль!


Религиозный Дарвин

Читал на заборе кусок из «Семи повешенных»?
Выходил из калитки,
    внезапно, князь Мышкин навстречу —
        размытым метелью пятном?
И мыслили ты и он об одном?
И каждый другому желал дать в морду и казался помешанным?
Чем ближе — тем меньше:
Он — продрогший паяц, идиот, а в натуре — женщина,
И ты — с киловольтной в глазах памятью и алчной печенью.

Секунды в башке хохотали и лопались.
Орали собаки друг другу: «За сучку эту убью!»
Заправский танцовщик, сбиваясь, об лед хлопался,
И вез троллейбус распухший людей в семью.

Тем, кто ушел, не собираясь прощаться, —
                Vivat с обратной околицы!
Миг узнавания не назван, и,
              в тусклом зеркале, —
                              вечно —
                                             неразборчиво —
Игрушечная этика метет улицы...


  предыдущий автор  .  к содержанию  .  следующий автор  

Об антологии

Все знают, что Россия не состоит только из Москвы и Петербурга и что русская культура создается не в одних столицах. Но откройте любой общероссийский (а значит — столичный) литературный журнал — и увидите, что российская провинция представлена в нем, что называется, «по остаточному принципу». Эта книга — первая попытка систематически представить литературу (поэзию, короткую прозу, визуальную поэзию) российских регионов — и не мертвую, какою полнятся местные Союзы писателей, а живую, питающуюся от корней Серебряного века и великой русской неподцензурной литературы 1950-80-х, ведущую живой диалог с Москвой и Петербургом, с другими национальными литературами со всего мира. Словом — литературу нестоличную, но отнюдь не провинциальную.

В книгу вошли тексты 163 авторов из 50 городов, от Калининграда до Владивостока. Для любителей современной литературы она станет небезынтересным чтением, а для специалистов — благодатным материалом для раздумий: отчего так неравномерно развивается культура регионов России, что позволяет одному городу занять ощутимое место на литературной карте страны, тогда как соседний не попадает на эту карту вовсе, как формируются местные литературные школы и отчего они есть не везде, где много интересных авторов...

Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2019 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service