Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
Антологии
TOP 10
Стихи
Стихи
Стихи
Сокращенный вариант романа Л.Толстого «Война и мир»
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи


Инициативы
Антологии
Журналы
Газеты
Премии
Русофония
Фестивали

Литературные проекты

Нестоличная литература

Поэзия и проза регионов России напечатать
  предыдущий автор  .  к содержанию  .  следующий автор  
Ефим Беренштейн

Древнее греческое

Фортуна вращает колеса.
Орет, как дурак, паровоз.
Он только что прибыл с Лесбоса
И снова пойдет на Лесбос.

А рядышком скрипы и звяки
(Гори оно синим огнем!).
Последний трамвай до Итаки.
Пожалуй, поедем на нем.


Путеводитель

В степях на юго-западе Монако
Уютный городок на склонах гор.
Там рядышком с могилой Пастернака
Toчь-в-точь Амьенский высится собор.

В том городке на берегу залива
Разбит роскошный плодоносный сад.
В нем зреет груша, поспевает слива,
Краснеют ананас и виноград.

Кудрявый, стройный, молодой садовник
Сплетает там шалаш среди ветвей.
К нему по вечерам спешит любовник —
Бургундский герцог голубых кровей.

Они, бывало, встретятся очами
И смотрят друг на друга не дыша...
И не бывает скуки и печали
Под благодатной сенью шалаша.

Аристократ плодами насладится,
Поплещется в озерах нагишом...
Ему, конечно, нечего стыдиться!
Потом он смело на коня садится
И едет первым поездом в Дижон.

Зеленый луч в старинном светофоре —
Как пожеланье доброго пути.
Попутный ветер заиграл на море.
Вперед, вперед, крылатый бриг, лети!

Ах, давних дней красивая легенда,
В ней честь и слава, гордость городка!
Еще там, впрочем, производят ленты,
Качели, фильтры и окорока.

А каждый вечер в облаках тумана,
Когда стада домой бредут, мыча,
Приходит на могилу Тициана
Трудящаяся дочка скрипача.

В ее руках букет увядших лилий,
Глаза — как отблеск неба в родниках...
Она так хочет, чтоб ее любили,
Да вот не получается никак.

Ее судьбу, что так необычайна,
Хотелось бы узнать наверняка...
Но это не легенда — это тайна,
Пленительная тайна городка.

А этот старый двор, где рос мальчишкой,
Пугал котов и в окна крыс бросал,
Потом прославился хорошей книжкой,
Которую он сам и написал.

Так вот каким бываешь ты, бессмертье,
Гремящее, как колокол в веках!
Какие люди, вы уж мне поверьте,
Живут в альпийских скромных городках!..


* * *

преполовиненный разломок
плеядисто велеочит
перемигни гряду потемок
где персть руду свою влачит

заколошмаченных разгулий
недовисает вертоград
за разрывающейся пулей
осмысливаешь всех подряд

киста босячеством пробита
обременительно в плену
посыл прерывности смени ты
на эту кажется одну

зачем вальяжничать и мниться
кургузо стискивая чёт
незарисованные лица
иной исправно перечтёт

безодиночественность лени
полуголосьем отдалась
когда румяные колени
скрывала слизистая грязь

и было только разве это
затем которых вовсе да
невольная звезда поэта
его невольница звезда


* * *

Люби красивые слова.
Из них одно другого лучше.
Из них одно другого круче.
Из них я знаю только два.

Из них одно, точней, один
бывает редко в разговоре,
особенно когда заспорят
нетрезвых несколько мужчин.

Из них второе — на руках
Готов носить я это... эту...
Она живет назло поэту
и не ямбуется никак.

Попеременчивость двуёх,
недонадрывно подколенных,
остудивительных, нетленных,
бесполовинный бег и пёx.

Колоратуровато спев,
залопотавшись перелязгом,
гремуч, опрыскан и обласкан,
перерасходуешь посев,

когда бывает, если вдруг,
усыписто полуразрушен,
в театре розовых конюшен
ложится перьями на луг

раздолбоёбистый кимвал
симвóлом вольности жидовской,
и композитор айвазовской
поет в тюрьме девятый вал.


Эскиз из изо

Ах, вишенка-черешенка!
Ах, лето на земле!..
А девочка-повешенка
качается в петле.

За что она повешена,
сам черт не разберет:
не то — за то, что грешная,
не то — наоборот...

Виси, виси, поскрипывай
и падать не спеши.
Ах, мед душистый липовый,
отрада для души!

Так пахнет тельце стройное
захватывает дух!
Ах, лето, лето знойное,
раздолье птах и мух!

По небу солнце катится,
за тучку норовит.
А писька из-под платьица
кудрявится, лохматится
какой прелестный вид!

И носик покурносее,
и глазки побольшей.
Виси, виси до осени
на радость малышей.

Что платьице в горошину,
что русая коса.
Виси, виси, хорошая,
и радуй нам глаза.

Вознесена над бездною
житейской суеты,
виси, виси, болезная...
Ах, ягоды-цветы!..


Памятник женскому порожению

потому что меня
уже один раз не было
и они не хочут верить
разница между прилагательными
и четырежды гордость однако
как вы могли заметить
я натужен в гамме
есть свинцовая фамилия оснабрюк
с лихвой
но я должен любить этого михаила
перемена блюд в авангарде течений
не то чтобы но все же
было было
как я люблю вас
тихие гост(ь)и оврагов
фигуративная соматика
накушались в лондоне
и всегда
а я живу в самой счастливой стране на свете
полуторного кекса не видать
почему до сих пор
еще не было
ни одного коли
стыдно
как только ее коснешься
а она уже рыжая
велеречивостью манит
надо
перевод запястий
клетчатый клетчатый клетчатый
исторгнуть
и все-таки он прав
когда


  предыдущий автор  .  к содержанию  .  следующий автор  

Об антологии

Все знают, что Россия не состоит только из Москвы и Петербурга и что русская культура создается не в одних столицах. Но откройте любой общероссийский (а значит — столичный) литературный журнал — и увидите, что российская провинция представлена в нем, что называется, «по остаточному принципу». Эта книга — первая попытка систематически представить литературу (поэзию, короткую прозу, визуальную поэзию) российских регионов — и не мертвую, какою полнятся местные Союзы писателей, а живую, питающуюся от корней Серебряного века и великой русской неподцензурной литературы 1950-80-х, ведущую живой диалог с Москвой и Петербургом, с другими национальными литературами со всего мира. Словом — литературу нестоличную, но отнюдь не провинциальную.

В книгу вошли тексты 163 авторов из 50 городов, от Калининграда до Владивостока. Для любителей современной литературы она станет небезынтересным чтением, а для специалистов — благодатным материалом для раздумий: отчего так неравномерно развивается культура регионов России, что позволяет одному городу занять ощутимое место на литературной карте страны, тогда как соседний не попадает на эту карту вовсе, как формируются местные литературные школы и отчего они есть не везде, где много интересных авторов...

Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2019 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service