Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
Страны и регионы
Города России
Страны мира

Досье

Публикации

напечатать
  следующая публикация  .  Все публикации  .  предыдущая публикация  
«Ты, Пушкин, бог...»

09.08.2007
11 февраля исполняется 170 лет со дня смерти Александра Пушкина. Кое-кто в Украине сегодня мечтал бы забыть и это имя, и язык, его породивший. Однако, к счастью, многие еще помнят, кто такой Пушкин, и «как много в этом звуке для сердца русского слилось». Предлагаем вашему вниманию реплику молодого украинского гражданина, 21-летнего писателя Анны Минаковой.

Когда мне предложили высказаться о Пушкине в связи с очередной годовщиной роковой дуэли на Черной речке, выразить некий взгляд, якобы присущий моему поколению, я была озадачена, поскольку возник один-единственный тезис: «Я люблю Пушкина». Дальше этого «аналитическая мысль» не продвинулась. «Это неспроста», – подумалось мне. И в самом деле – не стихи ведь люблю, не прозу, не пьесы, даже не роман в стихах (хотя их, конечно, тоже), а самого Пушкина. Хотя, казалось бы, как это вообще возможно? И что же это такое – «Пушкин»?

Абсолютно ясно, что наш нынешний Пушкин отличен от реально существовавшего во плоти Александра Сергеевича. Более того, это даже не просто поэт Пушкин, это явление, микрокосмос, занимающее в сознании и душе русского человека огромное пространство. Объяснять, почему так происходит, – не нашего ума дело. Нам остается принимать факты.

Сказки, прочитанные и выученные наизусть, у нас почти в крови. В школе ни один писатель не изучался в таком объеме, как Пушкин, но нам кажется, что часов, выделенных на изучение его творчества, недостаточно. И их, действительно, очень мало. (А в последние годы, к тому же, в украинских школах прослеживается тенденция сокращения уроков литературы – прежде всего, русской.)

Мы стремимся попасть в те места, с которыми был связан Пушкин. Поместья, квартиры, где жил и гостил, церковь, в которой венчался, место дуэли и т. д. – непременно вызывают ощущение исключительности. Автографы, личные вещи – все это воспринимается как невероятная ценность. Хотя, казалось бы, нам оставлены стихи, повести, пьесы – что еще нужно? Но нет же. Биография поэта стала народным достоянием, количество мифов и разнообразных баек о нем – огромно, и продолжает увеличиваться.

Нередко Пушкин появляется в художественной литературе в качестве персонажа. Вспомним, хотя бы, реплику из гоголевского «Ревизора»: «Ну что, брат Пушкин?» – «Да так, брат, (...), так как-то всё...». Или – хармсовский чудной прозаический цикл. А стихотворений о Пушкине – и вовсе – бесчисленное множество.

Цитирование его стройных классических строк давно стало доброй традицией. Пушкин является к нам даже в таком профанном виде: «У Лукоморья дуб срубили, русалку в бочке засолили...» или «Я помню чудное мгновенье – в саду мы кушали варенье». Вот уж воистину всенародность и общедоступность.

Становится очевидным, что Пушкин дорог нам не только как автор гениальных произведений. Его личность во всех проявлениях – незаурядная, сверхчеловеческой, что ли, природы, становится объектом нашей любви.

Можно не читать Пушкинские стихи, не обливаться слезами над книжкой, но ощущение его близости и родственности, тем не менее, отчего-то остается. Для характеристики этого явления есть замечательный термин – «социально-космическая интимность». Я впервые столкнулась с ним в литературе о Моцарте. Один из авторов, небезызвестный большевистский министр иностранных дел Г. Чичерин, бывший, по отзывам, очень приличным пианистом, написал так: «Мой лучший друг, мой единственный вполне настоящий друг», – и это об австрийском композиторе (250-летие которого мы, к слову, недавно отпраздновали), о солнечном Вольфганге Амадее, воистину самом любимом гении человечества! Вот она, космическая интимность!

Ни прошедшие века, ни принадлежность к иной культуре, иной ментальности не становятся препятствием для любви.

Кстати, Моцарт, ставший персонажем одной из пушкинских «Маленьких трагедий» (именно у Пушкина Сальери произносит: «Ты, Моцарт, бог, и сам того не знаешь...»), как никто схож с Пушкиным. Более того, есть версия, что Пушкин и Моцарт – разные воплощения одной и той же души путем реинкарнации. Мысль, конечно, экзотическая, но, признаем, не лишенная изящества. В самом деле, может ли кто сравниться с этими двумя – по интенсивности излучаемого ими сияния, которое не угасает по прошествии столетий. Когда Пушкин умер, был опубликован его портрет-гравюра, под которым было написано: «Угас огонь на алтаре». Позднее Иван Тургенев, обращаясь к памятнику Пушкину, сказал: «Это памятник учителю». Пушкина русские литераторы называли и «наше всё», и «солнце русской поэзии». Признаем, что все эти слова отражают и наши чувства к Пушкину.

В своих воспоминаниях Владимир Даль пишет, что, когда Пушкин умирал, он говорил ему: «Подымай же, подымай выше, идем выше, идем выше». «И действительно, – замечает Анатолий Кони в своей речи на торжественном заседании в Доме литераторов в 84-ю годовщину со дня смерти Пушкина 11 февраля 1921 г., – с тех пор Пушкин начал подниматься все выше и выше, и в настоящее время он поднялся в нашем сознании на огромную высоту».

Кого еще можно поставить с Пушкиным и Моцартом? («Битлз» – вот первое, что приходит на ум мне, родившейся через пятнадцать лет после того, как группа распалась, и через пять лет после смерти Джона Леннона.)

Солнечность, любовь к жизни, позитив в каждом движении души, присущие Пушкину, вызывают восторг, восхищают, очаровывают. Они – из тех, с кем непременно хочется встретиться в вечной жизни, если таковая нам суждена. Не идолы, но друзья.


  следующая публикация  .  Все публикации  .  предыдущая публикация  

Последние поступления

02.06.2019
Дмитрий Гаричев. После всех собак. — М.: Книжное обозрение (АРГО-РИСК), 2018).
Денис Ларионов
06.05.2019
Владимир Богомяков в стремительном потоке времени
18.04.2019
Беседа с Владимиром Герциком
31.12.2018
Илья Данишевский. Маннелиг в цепях. Издательство "Порядок слов", 2018
Виктория Гендлина
14.10.2018
О творчестве Бориса Фалькова
Данила Давыдов
11.04.2018
Беседа с Никитой Сафоновым
28.01.2018
Авторизованный перевод с английского А. Скидана
Кевин М. Ф. Платт

Архив публикаций

 
  Расширенная форма показа
  Только заголовки

Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2019 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service