Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
Страны и регионы
Города России
Страны мира

Досье

Публикации

к списку персоналий досье напечатать
  следующая публикация  .  Дмитрий Волчек  .  предыдущая публикация  
Митин журнал и Митина свобода
Дмитрий Волчек: «На счету у книг, которые я выпускаю, жертв и разрушений нет»

03.05.2008
Интервью:
Игорь Шевелёв
НГ Ex Libris, 23 октября 2003 г.
Досье: Дмитрий Волчек
        - Митя, извини, что я тебя так называю, но раз ты издаешь «Митин журнал», то как же еще тебя называть? На каком этапе своей многостаночной деятельности ты находишься?
        - В октябре исполняется год нашей книжной серии «Сосуд беззаконий». Выходит 61-й «Митин журнал» - в твердой обложке, очень чинный. И мы запускаем новую серию Creme de la Creme.
        - Начнем последовательно. «Сосуд беззаконий» - это серия книг издательства «Колонна». Книг, которые, как я заметил, вполне соответствуют названию серии, какая-то сплошная жуть.
        - Сосуд беззаконий - это третий чин демонов, в него входят изобретатели порочных искусств. Их возглавляет Велиал. Книгоиздание, как правило, - скучное посредничество, но изредка бывает порочным искусством. Но ничего ужасного в этом нет. Ужас - это, к примеру, рак языка или сухотка спинного мозга, а тут - всего лишь бумага, гарнитура и клей.
        У «Колонны» замечательные предшественники - например, Гарри Кросби, издававший в 20-е годы Паунда, Каммингса и Джойса в издательстве Black Sun Press. Кросби - дивный персонаж, я его очень ценю. Он был солнцепоклонником, сделал себе татуировки в виде солнца на пятках - представьте, как это болезненно! - а потом застрелился и любовницу свою застрелил, прямо в постели, в посткоитальной тоске. Тогда еще у черного солнца не было нацистских коннотаций, конечно.
        Другой предтеча - Морис Жиродиа. Он выпустил немало белиберды, ради денег, но при этом «Лолиту», первые книги Берроуза, Генри Миллера, эротические тексты Батая, эту нахальную повесть Катрин Роб-Грийе... Каталог Olympia Press читаешь, как роман. У него был потрясающий нюх на все прекрасное, таящееся под землей, как трюфели. Он просто сидел целый день в кафе, и к нему подползали с рукописями все эти «джанки» и лесбиянки вроде безумной Валери Соланас. Мы сейчас выпустим перевод «Манифеста общества истребления мужчин», который он когда-то издал. Очень красивая получилась книжечка, с эротическими рисунками Мебиуса, такой жест признательности Жиродиа.
        - Как ты смотришь на то, что старый самиздатский журнал через копирку стал респектабельным изданием в твердой обложке и с хорошей полиграфией?
        - Ужас в том, что сама концепция толстого литературного журнала кажется пошлым анахронизмом. Кто читает литературные журналы в 2003 году?
        Полоумные пенсионеры? Я всегда надеялся, что появятся эти angry young men, красивые безжалостные снобы, что-то у меня позаимствуют, что-то со смехом отвергнут. И «Митин журнал», тихо дрыгая ногами, сдохнет.
        Но никого ведь нет, пустыня. Наползли провинциальные монстры, полупьяные, безграмотные, немытые. Когда-то Сорокин говорил, что нужно только потерпеть и дождаться, когда вымрут шестидесятники. Вот они вымерли, и что взамен? Какой-то беспардонный пролеткульт. Так что приходится - вопреки здравому смыслу - продолжать. Я думаю, что «Митин журнал» должен пока оставаться как знак. Поверх актуальности, просто как некая институция, вроде бомбоубежища, на всякий случай.
        - Новая книжная серия, которую ты затеваешь, это развитие «Сосуда беззаконий»?
        - Серия «Creme de la Creme» совершенно не похожа на «Сосуд». Это будет классика модерна, совсем без макабра. То, что в свое время не пропустил Госиздат и без чего не обойтись, - а то перескочили от Голсуорси сразу к киберпанку.
        Рональд Фирбенк первым делом. Гертруда Стайн, Джуна Барнс, Дентон Уэлч. Собрание стихов А.Е. Хаусмена - Михаил Гаспаров согласился нам помочь, и это замечательно. Собрание рассказов графа Эрика Стенбока - это совсем необычная история: его и в Англии напрочь забыли, но недавно рукописи нашел Дэвид Тибет и издает понемногу. Из послевоенных лет - Пол Боулз, Брайан Гайсин и Кеннет Патчен. А первой книжкой будет сборник Гая Давенпорта. Он как бы замыкает этот модернистский корпус - с опозданием на тридцать лет, так что остроумно с него и начать. На логотипе этой серии будет змей, оплетающий яйцо.
        - Классика модерна - это ладно. Но, судя по тому, что ты печатал и издавал прежде, возникает вопрос: это идея такая - «сеять ужасное, мерзкое, злое» - или ты выполняешь культуртрегерскую задачу восстановления некой краски в общем спектре?
        - Видишь ли, «зло» таится вовсе не там, где его ищут. Представь, сколько на свете подлинных книг-убийц. Библия убила миллионы, без преувеличения. Коран убивает людей каждый день штабелями. Сколько жизней унесли «Страдания юного Вертера», «Город солнца» или «Как закалялась сталь»? И, напротив, книги, которые считались опасными и аморальными, десятилетиями находились под запретом, - не причинили ни малейшего вреда, и теперь, за редким исключением, кажутся невыносимо скучными. «Любовник леди Чаттерли» или «Тропик рака» убил кого-нибудь, покалечил или свел с ума? Полагаю, что на счету у книг, которые я выпускаю, тоже жертв и разрушений нет.
        - Какие бы ты назвал аналоги своей издательской деятельности - в России и за границей? Это твои конкуренты или соратники? Есть ли вообще мейнстрим маргинальности?
        - В России - это прежде всего издательство «Tough Press», его страница есть на моем сайте www.mitin.com. Мне очень симпатично издательство «Текст», они выпускают первоклассную прозу в отличных переводах - Дансейни, Вирджинию Вулф, Аррабаля. Из англоязычных - Serpent's Tail, Creation Books и Savoy. Конкурентов не вижу: поле безграничное, хватит на всех.
Представление о мейнстриме и маргинальности сейчас лишено всякого смысла. Что такое литературный мейнстрим? Лев Толстой? Мураками? Дарья Донцова? Вся моя маргинальность только в том, что я игнорирую московское «литературное сообщество». Мне совершенно безразличны все эти немзеры, букеры, соросы, нацбестселлеры, их дрязги, амбиции, бородатое пьянство, убогая полемика, жалкое выколачивание денег, сто лет назад прокисшие журналы с толстыми тетками, вытертым линолеумом и гражданской позицией. Ну, с ними все ясно. Как у Арцыбашева - «умрут, и на могиле вырастет лопух».
        - Как движется твое личное творчество - стихи, проза, переводы?
        - Я сейчас готовлю книжку о кинорежиссерах: 23 портрета - от классиков (Лилиана Кавани, Джесс Франко, Ханс-Юрген Зиберберг) до новой волны (Такаши Миике, Филипп Гранрийе, Агустин Вильяронга). Попутно делаю такой же радиоцикл. Такой прицеп к локомотиву Андрея Плахова, с нумерологическим реверансом. Другая книжка, которую я потихоньку пишу, - о путешествиях по Южной Америке и Африке. Я сделал много фотографий - портреты жрецов вуду, шаманов, кочевников, гадалок, пигмеев - так что, может быть, получится фотоальбом.
        Перевожу кое-что. Две книги вышли в этом году - «Порт святых» Берроуза и «Страх гиацинтов» Филипа Ридли. Вскоре выйдут еще две - роман британского оккультиста Кеннета Гранта «Против света» и сборник кинопрозы Берроуза. Хочу перевести «Гуся Гермогена» Итель Колкаун. Правда, текст чертовски сложный, зашифрованный алхимический манускрипт. Не знаю, удастся ли переложить.
        - Ты всегда был в курсе новых имен. Что сейчас привлекает твое внимание? И, кстати, что происходит, на твой взгляд, в русском литературном интернете?
        - В этом году мы выпустили две дебютные книжки русских авторов - сборники рассказов Егория Простоспичкина и Гарика Осипова. С Гариком я знаком лет пятнадцать, а тексты Простоспичкина обнаружил в интернете, как прежде прозу Ильи Масодова, собрание сочинений которого выпустила «Колонна». Два красивых дебюта в последнем номере «Митиного журнала» - московский прозаик Иван Поликаров и Василий Ломакин, поэт из Вашингтона, продолжающий очень дорогую мне линию Одарченко и Егунова. Это тоже интернет-знакомства, жемчужины из навозной кучи. К сожалению, почти все русские литературные сайты отвратительны на редкость. Даже странно, что такая второстепенная, почти не приносящая прибыли и славы вещь, как литература, все еще привлекает табуны тщеславных болванов.


  следующая публикация  .  Дмитрий Волчек  .  предыдущая публикация  

Герои публикации:

Персоналии:

Последние поступления

02.06.2019
Дмитрий Гаричев. После всех собак. — М.: Книжное обозрение (АРГО-РИСК), 2018).
Денис Ларионов
06.05.2019
Владимир Богомяков в стремительном потоке времени
18.04.2019
Беседа с Владимиром Герциком
31.12.2018
Илья Данишевский. Маннелиг в цепях. Издательство "Порядок слов", 2018
Виктория Гендлина
14.10.2018
О творчестве Бориса Фалькова
Данила Давыдов
11.04.2018
Беседа с Никитой Сафоновым
28.01.2018
Авторизованный перевод с английского А. Скидана
Кевин М. Ф. Платт

Архив публикаций

 
  Расширенная форма показа
  Только заголовки

Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2019 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service