Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
Страны и регионы
Города России
Страны мира

Досье

Публикации

к списку персоналий досье напечатать
  следующая публикация  .  Юрий Казарин
Иду путем воды
Автобиографическое эссе

29.08.2007
Досье: Юрий Казарин
        Я, Казарин Юрий Викторович, родился в г. Екатеринбурге, который некоторое время в целях идеологической маскировки (вспомним повести Юза Алешковского «Николай Николаевич» и «Маскировка») прозывался Свердловском в честь человека, подписавшего расстрельную телеграмму-приказ, прямо касавшуюся членов царской семьи. Появился я на свет за шесть лет до полета Ю. Гагарина в космос, поэтому в детстве меня лестно дразнили: «Гагарин стал Казариным – Казарин стал Гагариным», что, в общем-то, в некотором смысле соответствовало/соответствует действительности: стихи мои, по мнению литературных критиков, крайне метафизичны и конкретны одновременно.
        Фамилия моего деда (отца моей матери) Черепов-Полетика (мой прямой предок – генерал Черепов изловил мнимого государя императора и не менее мнимого военачальника Емельяна Пугачева; а моя прапрапрабабка небезызвестная мадам Полетика сводничала и способствовала свиданиям Наталии Николаевны Пушкиной с Жоржем Дантесом в казармах Преображенского полка); по отцу – Казарину – я скорее всего родственник А.С. Пушкину, т.к. один из семи братьев прямого предка великого поэта прозывался именно Казариным. Такие дела.
        От рождения я – заика, поэтому, видимо, и преподаю русский язык в университетах родины и зарубежья вот уже 20 лет, а также работаю телеведущим и сижу по утрам в телевизоре на том канале, где вещает одна из самых молодых и перспективных телекомпаний нашего города.
        Я, как и знаменитый наш поэт И.А. Бродский, переменил множество профессий: вслед за Иосифом я работал фрезеровщиком, ходил в экспедиции, дежурил в морге, переводил с иностранного стихи и прозу, родил сына и дочь (и тоже с разными женщинами), преподавал и преподаю в университетских аудиториях теорию и практику языка и поэзии. Но, в отличие от Пушкина и Бродского, стал, на всякий пожарный случай, кандидатом филологических наук, издал научную монографию «Поэтический текст как система» и теперь работаю над докторской диссертацией, потому что считаю любимых моих Пушкина, Баратынского, Лермонтова, Блока, Мандельштама, Ахматову, Ходасевича, Пастернака, Заболоцкого, Тарковского, Никулину и Бродского блестящими филологами.
        Мой первый учитель и бесценный друг – Майя Никулина, которую люблю и буду любить, как я однажды сказал в стихах, «до гроба». Этим, надеюсь, сказано все.
        Человек я – в быту – очень несерьезный, веселый и временно непьющий (пытаюсь избавиться от запоев, которые так осуждал А.П. Чехов, рост Антона Павловича, как известно, был 1 м. 88 см. – в этом мы с ним абсолютно совпадаем, то бишь в росте, а вот что касается запоев – посмотрим: думаю, у меня еще есть резервы алкогольного роста). Мне очень нравятся женщины, особенно умные, добрые и красивые. Как Катрин Денев и Анна Самохина.
        Недавно мы с Сашей Верниковым (в миру – Кельтом) прикинули, сколько же стишков я написал за свою сорокапятилетнюю жизнь: оказалось – несколько тысяч. Естественно, преимущественно дерьма. Думаю, что у меня есть 10-20 стихотворений, которые могли бы заинтересовать редакцию журнала «Аполлон», которая так жестоко и несправедливо обошлась со стихами Иннокентия Федоровича Анненского.
        В Союз писателей СССР меня приняли, кстати, вместе и одномоментно со всемирно известным драматургом и моим сегодня товарищем Николаем Колядой в 1989 г., а одним из рекомендаталей-поручателей был Арсений Александрович Тарковский, отличный поэт и отец гения европейского кинематографа Андрея Тарковского.
        Человек я открытый и одновременно замкнутый, потому что родился под знаком Близнецов и потому что служил на Северном флоте, где хлебнул хорошей погоды и дисбата.
        Сегодня я по-прежнему строен (мой вес около 90 кг.) и полон сил (подтягиваюсь на турнике ежедневно 15 – 20 раз). Кроме того, иногда мне удается публиковать свои стихотворения и прозаические высказывания как в научных изданиях (более 40 работ), так и в журналах «Урал», «Октябрь», «Юность», «Роеsiа» (Милан, Италия), в альманахах и антологиях (Екатеринбург, Пермь, Челябинск, Москва). Несколько раз мне повезло, и я издал 5 книг:
        1) Погода. – Екатеринбург: Сред.-Урал. кн. изд-во, 1991. – 240 с.
        Рукопись этой книги пролежала под столом тогдашнего директора В.И.Селиванова всего лишь 8 лет и появилась на свет Божий благодаря доброте В.П. Крапивина, выдающегося писателя, гения мужской прозы, который «подарил» мне в 1990 г. 5 печатных листов, отрезав их от увесистого тома своих сочинений.
        2) После потопа. – Екатеринбург: Бизнес-центр «Директория», 1994. – 65 с.
        Книжка издана на деньги моего старинного друга Саши Сидельникова.
        3) Пятая книга. – Екатеринбург: Арго, 1996. 80 с.
        Книга издавалась на деньги мои и моих друзей Юры Пятилова и Сергея Якунцева.
        4) Поле зрения. – Екатеринбург: Сократ, 1998. – 334 с.
        Избранные и новые стихотворения помог мне издать Андрей Хорошилов, мой однокашник по университету, дай Бог ему здоровья.
        5) Поэтический текст как система: Монография. – Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 1999. – 258 с.
        6), 7) люблю цифру «7» и надеюсь, что две компьютерные дискеты с записью моих опусов, которые лежат у меня не под столом, а на полочке второй год, рано или поздно превратятся в книги. Лучше бы пораньше. Потому что:

                Январь без шерсти по порядку
                обвяжет голые пруды,
                оденет дерево в перчатку –
                в бумажный обморок воды.


                И что тебе рукопожатье
                без приближенья и руки
                и от чего теперь бежать и
                как рифма жить в конце строки,


                пока размазывает спицы
                взор вольной стужи по стеклу,
                заиндевевшие ресницы
                вдевая в новую иглу.



  следующая публикация  .  Юрий Казарин

Герои публикации:

Персоналии:

Последние поступления

02.06.2019
Дмитрий Гаричев. После всех собак. — М.: Книжное обозрение (АРГО-РИСК), 2018).
Денис Ларионов
06.05.2019
Владимир Богомяков в стремительном потоке времени
18.04.2019
Беседа с Владимиром Герциком
31.12.2018
Илья Данишевский. Маннелиг в цепях. Издательство "Порядок слов", 2018
Виктория Гендлина
14.10.2018
О творчестве Бориса Фалькова
Данила Давыдов
11.04.2018
Беседа с Никитой Сафоновым
28.01.2018
Авторизованный перевод с английского А. Скидана
Кевин М. Ф. Платт

Архив публикаций

 
  Расширенная форма показа
  Только заголовки

Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2019 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service