Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
Страны и регионы
Города России
Страны мира

Досье

Публикации

к списку персоналий досье напечатать
  следующая публикация  .  Афанасий Мамедов  .  предыдущая публикация  
Аромат прозы и запах беды
А. Мамедов. Слон. — М.: Время, 2004.

15.08.2007
Досье: Афанасий Мамедов
У Мамедова и проза подстать восточной фамилии: ароматная, или, как принято сейчас говорить, «вкусная». Распознать источники этого вкуса и аромата и просто, и сложно. Во-первых, это родной писателю Баку, чьи плоть, дух и даже архитектуру впитала в себя каждая фраза. Во-вторых, это тоже Баку, но уже застигнутый врасплох перестройкой. Смятение человека и сомнение в человеке, в его способности оставаться человеком при любых обстоятельствах и запечатлено в романе «На круги Хазра». Герою этого произведения Афику (Мамедов наделил персонажа собственным именем, подчеркнув его автобиографичность) трудно осознать, что наслаждаться особым ароматом бакинской провинциальности может теперь только тот, кто принадлежит к титульной нации. Ибо столкновения азербайджанцев и армян конца 80-х навсегда вытравили атмосферу согласия культур, языков, ароматов, царившую до того в городе. И все же Афик не торопится в Москву, куда пытаются отправить его сердобольные родители и друзья. Ему еще надо разобраться в тайне гибели Майи, в своих отношениях с Джамилей, с отцом-анахронизмом (специалист по античности), с лукавым милиционером Гюль-Балой, словом, со всем Баку. И как уезжать, если его так и не пригласили ни на Новруз-Байрам, ни на православную Пасху, ни на еврейскую «рыбу-фиш»? «Все кончилось. Теперь жизнь моя потечет мимо нашего Города», – размышляет Афик, так остро чувствующий запахи своей родины. Во второй части книги Мамедов показывает себя мастером короткого рассказа. Объединенные в небольшие циклы, они являются микро-сагами о жизни одной бакинской улицы (цикл «Свадьбы»), бакинского двора (цикл «Хазарский ветер»), бакинских женщин (цикл «Люби и ошибайся»), о бакинско-московской любви (рассказ «Все равно шесть»). Что характерно – произведения Мамедова – и большие и малые – невозможно пересказать. Как нельзя пересказать аромат. Уловить и запечатлеть эту тонкую субстанцию может лишь фраза, часто размером в целый рассказ: «Кошка лежала на подоконнике, уменьшая мир и обессмысливая его до одной, лежащей на подоконнике кошки». Таков и Мамедов: «уменьшая мир» до фразы, он расширяет свою прозу до размеров эпоса. И запаха.


  следующая публикация  .  Афанасий Мамедов  .  предыдущая публикация  

Герои публикации:

Персоналии:

Последние поступления

02.06.2019
Дмитрий Гаричев. После всех собак. — М.: Книжное обозрение (АРГО-РИСК), 2018).
Денис Ларионов
06.05.2019
Владимир Богомяков в стремительном потоке времени
18.04.2019
Беседа с Владимиром Герциком
31.12.2018
Илья Данишевский. Маннелиг в цепях. Издательство "Порядок слов", 2018
Виктория Гендлина
14.10.2018
О творчестве Бориса Фалькова
Данила Давыдов
11.04.2018
Беседа с Никитой Сафоновым
28.01.2018
Авторизованный перевод с английского А. Скидана
Кевин М. Ф. Платт

Архив публикаций

 
  Расширенная форма показа
  Только заголовки

Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2019 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service