Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
 
 
 
Журналы
TOP 10
Пыль Калиостро
Поэты Донецка
Из книги «Последнее лето Империи». Стихи
Стихи
Поезд. Стихи
Метафизика пыльных дней. Стихи
Поэты Самары
Кабы не холод. Стихи
Галина Крук. Женщины с просветлёнными лицами
ведьмынемы. Из романа


Инициативы
Антологии
Журналы
Газеты
Премии
Русофония
Фестивали

Литературные проекты

Воздух

2021, №41 напечатать
  предыдущий материал  .  к содержанию номера  .  следующий материал  
Стихи
Дневники насильника
(мне нравится юзать девочек)

Василий Савельев
Предисловие к циклу

подкрадись к полицейскому и заплачь ему
чашами полными слёз что тебе 15 —
и выскальзывай тише чем голос из форточки —
помня
что моя кожа торчит из-под ломких ногтей в разные стороны
а вещи при взгляде на них качаются словно вёдра в пруду
стебли роз, протянутые из сердец земли
гудят как псы-пастухи на кошаре
солнце как бурлящее масло забывается в своём горении
и бегущие строки разбегаются будто овцы
мы — беглецы-бёдра в неуклюжих руках

глаза-охотники


Взросление дерева

деревья, как девочки,
засыпают на твоей мускулистой груди,
покажи фотографию-лес
и юзай дерево-подростка
эмоционально и физически,
наблюдая, как набухают молодые почки.
аккуратно ласкай острую листву,
пока дереву снятся сны:
сексуальный канадский лес,
своё растление этим лесом,
эротические истории
про блокнот и ручку.


Гераклиту

я феминный мальчик, влюблённый в воду —
в моей руке река, её тонкие ножки, —
ножки сжимаются, схлопываясь,
как возбуждённая книжка.
течение уносит нашу прелюдию-камни,
и я вхожу в реку дважды трижды
дважды трижды четырежды,
не принимая отказа.


Устрица сна

я каждую ночь входил,
как волк, в твою постель
и жевал умирающее тело твоё,
как долгую жвачку,
записывая в дневник всё,
что я делал с тобой и постелью.
но страха не было — устрица сна
непробиваема и весела́.
ты загоралась,
словно последний красный мак в поле
(когда снова и снова рождался сын
невыносимый, как я и как вечное засыпание),
не боясь ни волка, ни ночи —
ведь смотрела о них фильм.


* * *

экономка иллюзий твоих и грёз
под хлюпание жарких окон
забирает тебя от лиловых сосков
отца и матери...
экономка иллюзий и грёз
переодевается в тебя,
заменяя лиловые соски́
синими соска́ми —
твои последние три
минуты удовольствия,
после которых оставишь
лишь слёзы-сирень.


Мои ученики

мои ученики — насильники-кусты
и пацаны-стихотворения —
дарят тебя мне,
словно трогательную вещицу,
чтобы я развлекался
без твоего ведома и согласия...
и вот, когда ночь окружает меня огнём,
я использую тебя-огнетушитель.


Последние слова репетитора

моя ученица в экране
плавает, словно липкая рыбка,
попавшаяся в сети старому рыбаку.
как же приятно смотреть,
что она вычитывает секс
из интернета, стихов и пьес —
чтобы подарить и положить его мне
под живот, как виньетку.
я помогаю ей,
облизывая каждый солёный пиксель.
...как бы не вздрогнула ученица —
мученица моя!


* * *

если бы мы родились лесбиянкой
в маленьком теле нимфетки
или стройным кустом —
мы жили бы в любой из жилок,
участвуя в процессе кроветворения,
словно стёклышки в калейдоскопе,
и зудели бы в низу живота
точно так же.


* * *

муза (вдохновительница твоя)
кусает тебя за отсутствующие бока
как поэта-абьюзера.
твои заменяемые сердца
взрываются, будто грибы
под рёбрами-деревом.
и после всего, что между вами было,
твоя girlfriend с оторванными о́рганами
превращается в погремушку.


Как бы о школьницах

                      илье манякину

раздевай моё тело-конструктивизм
своей лёгкостью-юностью
трепетно, будто порезы под грудью.
словно губы, вспухшие от синяков,
растут твои руки из тьмы —
даже я, как очередь-мальчики,
расступаюсь пугливой травой.


Автопортрет

я приведу тебя в живой освенцим
и положу на липкий стол-надзиратель,
украшая своими костьми... и зубами —
тоже своими, точно строчками.
кудрая детка:
розовая, пепельная, золотая —
зовут тебя и зовут
ножи-голоса, не спасаясь
игрой языков и пальцев в зеркалах.
и знойные комары-вакцины,
заводя семьи внутри тебя,
не избавляют от желания
быть детским кровожадным мясом —
моим автопортретом.


Нефть

мать меня запаковала в бочку,
склеив бочку слюной (чистой,
как родник). и отправила на площадь
завоёвывать боль незнакомых женщин,
похожих на инфантильные пихты,
заигрывающие с несдержанным парнем, —
их бдительность усыплена,
и я разливаюсь к ним в объятия,
будто нефть,
истребляя и воду их, и кровь их, и их, —
женщины, словно корабли, разбившиеся о гипноз-ска́лы,
барахтаются, измазавшись мною,
погибают, нервные, как селёдка.


* * *

сочись, как плохо застывшее желе,
через решётку-одежду и прочти
надписи на моих ключицах:
ящерка отделяется от хвоста,
её туловище и конечности
разбрасывает по свету —
точь-в-точь как ты появляешься
и исчезаешь, когда я моргаю;
точь-в-точь как ты кричишь
резано-рвано, находясь в кровати,
или тусуешься с моими
двойниками-скульптурами
там же.


Стихотворение в 14 лет

стихотворения существуют —
соблазнять, словно вишня вожделения,
школьников и школьниц 14-ти лет.
присваивай школьниц до 14-ти и младше,
зови их в койку-колыбельную,
питаясь их дрянными мечтами
об авторе и фанатке, словно хэппи милом,
взращивая в них покорность собачонки.
пусть рисуют инструкции для тебя, как использовать
школьников и школьниц...
типа рассказывать — от родителей втайне, —
как читать жана жене,
о том, как интимен уитмен.


Кукла Барби

я нашёл тебя в канаве и приютил
чумазую, будто советский трактор,
чтобы развлекаться и тусить, словно с куклой барби,
с которой я иногда лежу в обнимку.
но ты убегаешь обратно в помойку
(притворяясь то анемоном, то розой),
малолетняя робкая тигрица-кокетка.


Чирлидерша

мы с тобой такие — чирлидерша и футболист,
два противоположных колеса велосипеда.
я — вечная доминанта,
а ты — девичья розовая ласточка.
мы варимся в одном котле-желудке,
словно в колодце желаний,
отражаясь эклектичными силуэтами-переменными.
...только я, как хлеб, всегда оказываюсь сверху.


* * *

подари мне розочку-бутылку и вонзи в меня —
самую нежную нежную нежную верёвочку на шею!


Переносная девочка

переносна́я девочка раскладывается перед тобой, как диван,
ревнуя тебя к девочкам постарше —
краснеет, — кажется, взорвётся,
точно воспалённые детские железы.
неудобная девочка... зато на ней можно читать журналы,
лежать с грязными ногами,
заниматься любовью со старшеклассницами!


Двойник

приходи на чай к моему мускулинному двойнику,
он разрубит тебя взглядом,
как мачете разрубает тростник, —
не дрожи, не плачь, не трясись —
в противном случае я приласкаю тебя попозже.


* * *

мне нравится юзать девочек
это слово


  предыдущий материал  .  к содержанию номера  .  следующий материал  

Продавцы Воздуха

Москва

Фаланстер
Малый Гнездниковский пер., д.12/27

Порядок слов
Тверская ул., д.23, в фойе Электротеатра «Станиславский»

Санкт-Петербург

Порядок слов
набережная реки Фонтанки, д.15

Свои книги
1-я линия В.О., д.42

Борей
Литейный пр., д.58

Россия

www.vavilon.ru/order

Заграница

www.esterum.com

interbok.se

Контактная информация

E-mail: info@vavilon.ru




Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2022 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования


Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service