Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
 
 
 
Журналы
TOP 10
Пыль Калиостро
Поэты Донецка
Из книги «Последнее лето Империи». Стихи
Стихи
Поезд. Стихи
Кабы не холод. Стихи
Метафизика пыльных дней. Стихи
Галина Крук. Женщины с просветлёнными лицами
Поэты Самары
ведьмынемы. Из романа


Инициативы
Антологии
Журналы
Газеты
Премии
Русофония
Фестивали

Литературные проекты

Воздух

2019, №39 напечатать
  предыдущий материал  .  к содержанию номера  .  следующий материал  
Стихи
Танцовщицы сдвига

Анастасия Романова

Про зомбоящеров

покусали?
сделайте прививку от столбняка,
выпейте вина из бузины,
позвоните старому другу,
покажите орнамент на стопе памяти,
молочные зубы в баночке на верхней полке,
млеко молитвы во рту,
родовой шрам на животе и пирсинг на соске,
есть крохотный шанс, что это ещё вы,
ой, нет-нет, это уже не вы


* * *

в цвете мальвы
и карликовых вишен и алой сливы и горного померанца и крупных колокольчиков и китайских гвоздик на шёлке-сырце
она ведёт маленький блог о докуке и острой взволнованности —
далеко-далеко отсюда —
мужчины и женщины в одеждах, пропитанных ароматами, схватываются в убывающую луну,
осмотрительно сдерживают стоны,
высокие шапки любовников повисли как улики на лоснящихся ветках,
на улице ветер дёргает шары за разноцветные нити,
медленно стекают росинки по острию камыша,
кто-то молча даёт пощёчину подгулявшему сыну,
а молодой прекраснолицый священник молится,
не зная,
что им любуются из несуществующего будущего
случайные читатели стареющей придворной поэтессы


Танцовщицы сдвига

Пространство босиком,
в потёмках у маленькой сцены скачет по рукам левретка
и покрикивают разыгравшиеся дети,
нет, они не участвуют в перформансах,
хотя атмосферно соответствуют,
Управление сферами тел завораживает,
посттанец то же, что антиметафора, —
прыжки, повороты вверх-вниз, смыкания и размыкания ног и рук действуют,
как сцеженный метаморфин из доек бальных свиданий позапрошлого времени...
Посттанец — это гимнастика и повторы повторы
не для экстаза, для самоосознания,
где находится актор,
где мениск актора и где разум актора,
где я актора, повтор повтор,
движение без инерции,
движение как трофей мысли без насилия красотой,
Левретка тявкает,
ребёнок несёт мне печенье и трогает ракушку на кольце,
зрители расслаблены, никаких напрягов,
что делать с этой свободой — неясно, но на вкус она похожа на лёгкую испарину безбилетника, проскочившего через ушко,
швейная игла скачет, нить соединяет ткань повторяя повторяя повторяя повторяя


* * *

Зачем клён
коснулся темечка светящейся листвой
и обнял меня, а кот вылез из-под машины смотреть на объятие и тёрся о ствол, и собака села рядом под склонённую ветвь, и шесть голубей, почёсывая друг другу загривки клювиками, замерли на клёне, зорко смотря на меня, и листья смотрели на меня, и кот и собака смотрели на меня,
и я стояла, вдыхая и выдыхая в непонятном мгновении,
не проникая внутрь, запрокинув голову улыбаясь любовному прибыванию столь доступно заговорившему, оказывается это так просто феноменально ощутить взгляд
но зачем клён...


* * *

Хищный эрос лесных чащоб,
волчий гон на вмёрзших оленьих костях —
под мартовской кислотой
спой мне, Йоко, ещё разок про пёсий город,
я вспомню, как лёжа собирали чернику на звериной тропе,
как дразнили толстую змею, заглотившую жабу,
как выключали фары на скорости, чтобы слиться в единое целое с трассой...
мне было так уютно в этих секретных местах взламывать пароли, что начертаны красными чернилами поперёк лба


Soft Mashine

Порой он так приоденется,
что на улице все надринченные герлы ему аплодируют.
Он учится ходить сквозь стены,
а его за лень ругают.
В человеке всё должно быть прекрасно, говорит он,
и серьга в ухе,
и три топора внутри.


* * *

ты посмотри: лучшая инсталляция Босха со времён Второй мировой,
острые язычки как на фреске, мясные дымы домов и олений вой,
это то, что я люблю, мой дорогой внук Вельзевул, лекарство от любой печали, —
сквозь лощины и гул огня, через норы и шхеры, реки и горы, —
разве не круто промчались мы с тобой,
оставляя позади высокие калифорнийские свечи секвой в красной волчанке


* * *

полнолуние
заложило уши
желая быть услышанным
лунный свет
опять перестарался


* * *

оборачиваюсь
в гегельянский густой сумрак,
попадаю
под юмовский горячий утюжок,
оборачиваюсь
в тысячелетний хитин Рейха,
попадаю
в бесконечные хижины сердитых старух в низинах,
я тяжёлый смог окраин, гашишовый ингерманландский раёк, я курортный пивной лабаз
я человек-ручей
я ручей, что течёт поперёк тропы, затем
мощёной дороги, затем бетонки, затем автобана...

таково моё время и его послеродовая депрессия,
с письмами люблю-целую от анонимов-шизоидов,
с вирусным брожением сетевых таблоидов в крови,
с пятидесятизвёздочным ливнем над голубым Нилом
с залпами града по пустыне Синая
и суфийским солнце-клёшем под спёкшимися ве́ками подбитого лайнера.
И оборачиваюсь,
и попадаю,
только и слышно, как тяжеловесы облака,
похожие на Белазы,
роют и роют горний песок,
он идёт в расход, на склейку скелетов,
котлованы, заполняясь кровью до краёв, разом превращаются в священные озёра
для исстрадавшихся болезненной любовью ко Всеблагому —

сын человеческий проснулся
и просит пить

оборачиваюсь
и попадаю...


* * *

Невозможное выбегание в средневековье,
где золото и бронза короля в изгнании
начищены до зубовного скрежета,
я держу за руку твою отходняковую тень,
схватившись, мы превращаемся в короля Артура,
в пьяные розы вагантов из Carmina Burana,
источаем и истончаемся,
московский Вергилий тащит нас дальше на праздник
через резные вратца Пёрселла,
и отчего-то
мы превращаемся в самих себя


* * *

напевает песню про эхо прокуренных подъездов
и мёртвого рэпера Тупака Шакура,
которого я когда-то переводила,
не хочет учить биологию,
и по физике у него долги,
и даже любимая химия ещё не сдана,
скрытничает и улыбается,
с утра у него планы,
как зовут его новую девушку, даже не знаю,
мне просто нравится, что он сейчас счастлив,
и правда, чёрт с этой генетикой,
она всё равно возьмёт своё


Она говорит

Она говорит — зашквар
Родительская любовь
Та ещё западня
Лучше тату из любимых комиксов на полспины и ещё на руках мимимишный единорог
Лучше случайные знакомые приятели комрады
Преданные смелые бесславные индивидуалисты
Травмированные хрупкие и освежающие как крафтовое пиво в жару
ЛГБТ-активисты и панки фрики и эксгибиционисты
Придурки ударники тусовщики и хорошо причёсанная хипстерня
И все-все, кто боится родоплеменной зависимости в своей крови
только бы не быть с предками
только бы не стать предками
предкофобия и предконенависть
страхпрошлого
ненависть ко всем кто старше тридцати
даже если сами уже перешли рубеж
ненависть к предшественникам
недоверие к себе
страх себя
до блевоты и сухого хохота
взаимного узнавания


* * *

Возвращение мёртвого камня луны, —
через миллиард лет встретимся и поговорим
в управляемых снах. Под тяжёлые валуны
сложим вязальные спицы ночных пичуг,

наши кромешные нити печалей, титлы и тайны —
треск шагов на половицах миров, —
дворцы и фонтаны, флэшки и битые файлы,
кубики льда для коктейлей из плоти.

...а на глиняных вазах с любовным зерном
все сюжетные линии об одном.


* * *

На громоотвод села стрекоза
И подумала: сейчас ебанёт всё будет
У меня вырастут умные крылья,
Тело ляжет лучом на горизонт
И ещё подумала: я ж стрекоза, которая села на громоотвод!
Как же хорошо думается перед грозой, а?


Калимба

                           М. Ц.

про поля, прошиваемые ветрами, леса, скрываемые снегами, поля, пронизываемые дождями, леса, раздвигаемые дорогами,
за дорогами — многоэтажные хайвеи, за хайвеями — небоскрёбы, за небоскрёбами супермаркеты, театры, школы и парки, салоны красоты, кладбища, сады и людское варево, как и прежде в миру

в затемнённых пространствах
по улицам Москвы, по улицам Петрограда
в день твоего рождения,
в Тарусе, Лозанне, Берлине, Аддис-Абебе и Лхасе —

гудит маленькая африканская безделушка калимба

про времена, где больше не надо ловить большевистские пули, прятать верёвку
в злом доме напротив мыльни.

Пой, калимба!
про смешных девушек и странных юношей,
про руферов и зацеперов, блоггеров, диггеров, хипстеров, рэперов и стендап-комиков, веганов и сепаратных феминисток, стимпанков и готов, фриков и фэнов

Пой о Джоплин и Искренко, Ганди и Бэнкси,
о подростках, что рисуют на стенах японских героев с расширенными глазами, синими волосами, проколотыми пупками, щупальцами и клыками

Пой, калимба!
про молодящихся тёток, накачанных ботоксом,
про дядек, утомлённых работой и ЗОЖем,
избавленных от страха неведомого

Пой, калимба! как мы теперь служим в идеально сидящих нарядах
в люминесцентном свете
агентам самоконтроля,
уверенно и надменно смотрим в будущее
через электронное табло.

Спой про холодную силу, что поселилась в домах,
Спой, калимба!

Спой, калимба, и за окоёмом всколыхнутся поля, вырастут леса —
из ничтожнейших телодвижений, наших восклицаний, твоих ристаний, его бессмысленных жертв, её превращений и распада,
из нас живых, блуждающих в цифре, из нас мёртвых, сиганувших в почвы.

Я так хочу рассказать тебе о свободе,
о том, что за краем, который кажется тебе пропастью,
бежит следующее поле и растёт новый лес.
Но калимба не ведает человеческой речи,

металлические язычки кусают меня за пальцы,
под онемевшей ладонью —
кокосовая скорлупа,

и больше ничего у меня нет.


  предыдущий материал  .  к содержанию номера  .  следующий материал  

Продавцы Воздуха

Москва

Фаланстер
Малый Гнездниковский пер., д.12/27

Порядок слов
Тверская ул., д.23, в фойе Электротеатра «Станиславский»

Санкт-Петербург

Порядок слов
набережная реки Фонтанки, д.15

Свои книги
1-я линия В.О., д.42

Борей
Литейный пр., д.58

Россия

www.vavilon.ru/order

Заграница

www.esterum.com

interbok.se

Контактная информация

E-mail: info@vavilon.ru




Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2019 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service