Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
 
 
 
Журналы
TOP 10
Пыль Калиостро
Поэты Донецка
Из книги «Последнее лето Империи». Стихи
Поезд. Стихи
Стихи
Метафизика пыльных дней. Стихи
Кабы не холод. Стихи
Галина Крук. Женщины с просветлёнными лицами
Поэты Самары
ведьмынемы. Из романа


Инициативы
Антологии
Журналы
Газеты
Премии
Русофония
Фестивали

Литературные проекты

Воздух

2019, №38 напечатать
  предыдущий материал  .  к содержанию номера  .  следующий материал  
Стихи
Полчаса до сноса

Татьяна Нешумова

* * *

сегодня я ходил во двор
по юго-западной стране
как пассажир метро и вор
я был во сне, я был во сне

со мною шёл весь белый свет
по небу, но и по пятам
мне было слишком много лет
но я не знал, что я был сам

я просто шёл и шевелил
то, что пошевелить нельзя
тень на стене, венки могил,
которые со мной в друзьях

я как бы воду наливал
в больное горло невермор
я как бы песню напевал
что я не вор, что я не вор

я шёл и пристально курил
как курят до́ма старики
когда в кармане пятаки
у них зажаты наповал

а воздух плыл как белый снег
и был ушанкой и цветком,
и падал на далёкий брег,
уставши быть, ничком


* * *

Шестиногая собачка
вдоль Синьории прошла
а известная чудачка
рукой вдоль сердца провела

пелена ли с глаз упала
или сердце поняло
но собачку увидала
и всё прошлое прошло

и теперь за той собачкой
как безумная идёт
то из вида потеряет
то нечаянно найдёт

видит бедная чудачка
улетают облака
улыбается собачка
и валяет дурака

обернётся, шаг убыстрит
и блестит как Арно шерсть
глазки носик в глазках мысли
ножек чудных ровно шесть


* * *

в тридевятом царстве-государстве
жил один отряд передовой
на переднем крае и на заднем
успевал и шашкой и ногой

ну а населенье отставало
уставало очень потому
на переднем крае и на заднем
что к чему — всё невдомёк ему

говорили смятые качели:
«ведь и нас теперь в утиль-сырьё».
белые на чёрных не глядели
красные всё думали своё

так летели годы пролетали
над оврагом и травой сырца
чёрные синели госпита́ли
упадали женщины с лица

говорили смятые качели:
скрип родной, уйди из наших уст
ничего такого не хотели
деятели музык и искусств

ничего такого не видали
и не понимали почему
всё синели эти госпита́ли
и чернели тоже почему


Песенка вечной разлуки

цикады латунные
вы мимо меня пролетели
посланники лунные
монахи ночного дождя
где спите вы
на бархате чёрном сознания
в сознание — не
в сознание — не
в сознание не приходя?


* * *

Во все поры́ я улетаю
на крыльях не своих,
на бабочках арабских голубых.

Забыт назойливый бедекер под диваном,
и с рюкзачком, в котором мало букв,
я улетаю в рощи пиний, смокв.

Пусть царствуют очки (удел они, удел!)
и осень бабелем как розы расцветает —
от поршней старости и смерти
не убежать ни в рыжий цвет домов,
ни к ра́кушкам,
ни в закоулки снов.

Всем ласковым привет
неласковый
готов,

а мы с подружками уже живём не здесь


* * *

«Моя Агарь, моя Эдит
на подоконнике сидит,

глядит в окно разлук
и варит щуплый суп,

ведь в комнатах невест
страданьям нету мест»,

И рыцарь говорит супруге:
«Зачем глаза твои упруги?

я верен клятве, видит Бог,
но рог трубит, и путь далёк.

Холм за холмом, как новый лес,
намечен битвой ход небес,

мы тронем путь путём равнин,
я выйду заполночь один,

вернусь — вас будет трое».

И небо голубое.


* * *

Стихи, которым полчаса до сноса,
вдруг вылетят из глаза или носа,

вдруг закачаются, как лодочка в тумане,
такие лёгкие, как Таня или Ваня.

А я им «здрасьте» говорю с улыбкой,
ложитесь рядом и побудьте рыбкой,

не стоит кукситься, что времена убоги,
что люди смертны и они не боги,

на сердце лампочка мигает Ильича,
и дует ласточка на тех, кто сгоряча!

«Зачем Ильич?» — вы спросите с презреньем.
— А он на небе с воодушевленьем

вчера две длани простирал и растворялся,
но мне запомнился, и вот — не потерялся.


* * *

              памяти Олега Юрьева

за щекою розовой
в рощице берёзовой
воздух одноразовый
а багет глазетовый
где же смысл? — а нет его,
человек не пыжится,
просто говорит:
роза, птица, ижица,
русский алфавит


  предыдущий материал  .  к содержанию номера  .  следующий материал  

Продавцы Воздуха

Москва

Фаланстер
Малый Гнездниковский пер., д.12/27

Порядок слов
Тверская ул., д.23, в фойе Электротеатра «Станиславский»

Санкт-Петербург

Порядок слов
набережная реки Фонтанки, д.15

Свои книги
1-я линия В.О., д.42

Борей
Литейный пр., д.58

Россия

www.vavilon.ru/order

Заграница

www.esterum.com

interbok.se

Контактная информация

E-mail: info@vavilon.ru




Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2019 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service