Воздух, 2017, №2-3

Дышать
Стихи

Одно значение

Галина Рымбу

* * *

кинетические скульптуры — тоска по расколотым скульптурам

неподвижное —
то, что ищет язык причастий

цыганская тоска — два молодых клапана, вшитых в старое сердце

новое дитя, новое чудо чёрное,
вбитое в белую утробу, обеспеченную необходимым

питание через трубу
голос имеющий значение денег ввиду
местность из пластика обоснованная золой

отшельник имеющий удостоверение
личности, читающей прах

корректор, щёлкающий когтем по клавиатуре.

масло, льющееся в устья рек. начало
дня. девушка — красная


* * *

дикие кубки,

в них льётся от слов, стычек огней.

тусклые окна высотных домов
сливаются с морем
ртов в движении к бездомному, к путешествию.

от смерти лишь отсвет и километры кожи, тянущиеся
к живым, — солидарность: вы должны встать, чтобы сказать,
чтобы бросить нам время, нас
вбросить туда.

серая фура везёт в монастырь
воду, бензин.

мать отправляет нам Почтой России «Письма тёмных людей».

пустотная акция, во время которой решаем,
кто ведёт ребёнка домой,
а кто остаётся.

застолья в разбитых дворцах пионеров:
семьи едят шашлыки, куски
красного лука. сугробы
в Торговом центре, фрагменты горы, и лошадь.

тёмные люди несут к обменникам
кастрюли с водой, детей.


* * *

мышление, собранное из камней;

жёлтый камень меланхолии, утопленный в землю
строительного участка, поддерживающий
многогранник пустого билборда;

фигура с лопатой, напоминающая отца,
его ноги, погружённые в грязь возле серого озера с трубами,

мелкая рыба, бьющаяся в руках, и капли воды,
достигающие экрана памяти
в районе электростанции;

толстое жерло трубы с несущимися вниз потоками,
бетонные ниши, заполненные водой,
утопленные одна в другую — внутри меня;

люди в касках, расставленные по территории,
жуют хлеб с маслом;

три камня бросишь в тех, что расставили, три,
возьмёшь в руки оружие, но сейчас

твои руки мыслят страхом, мыслят последовательностью, зачем
закрываешь ими лицо, пересекая этот пустырь


* * *

Коровы, вбитые в землю, месяц на конце подъёмного крана сохнет. Дом,
не вжатый в почву, а приподнятый над рекой; мягкий звук со стороны маслобойни, и лошадь, несущая своё тело вверх, к себе.

Тайга наклоняется вперёд, когда подходим к ней.
Пустой лесхоз, над которым говор повис партийных. Гул красных звёзд, острый, над старым кладбищем. Они задевают, ржавеют, чернеют, проваливаются вниз, вместе с землёй и сосновыми иглами, потом снова выходят наверх. Человек, повисший над калиткой, ничего не просматривающий впереди, крутит безмолвно замо́к
почтового ящика в руках. Ледяной пёс, бросивший свой лай вперёд, сюда, — подальше от тела. Застывшие лужи мочи под ним, под моим человеком, пожившим вдоволь, как говорят, или нет. Жизнь мертвь мертвит, а та знай мутит своё
что-то. Пиво с солью и с луком. Она мертвит,
а ты считаешь, что теплишься, — мысль живит.

Руки стянутые в сложном движении

Погружаясь в землю, как в воду

Говор партийных, татар, душный, так и тянется здесь вдоль могил, прошивая голову новью, воображением. Пиво с солью и с луком, мешок сухих рыб, припасённый для новых гостей. Это мертвь живит, выгружаясь с баржи кривой на железную пристань, она живит, сбиваясь, живит что-то своё, безыдейное. Безыдейный. Решётки коров, их частей, вжатых в землю под словами, вытянутыми, как леска, из сжатого рта, твоими, сапогами высокими, небо отхлёбывая, лежишь.

(Усть-Ишим, август, 2016)


Одно значение

*

материи, допущенные к участию
перемещаются в земле

с материей — ничего

одно значение — не один товар,
предложенный всем из соображений равенства

одно значение социализма
ещё упущено

Днепр и Дунай текут через Молдову, а Сена
протекает через Южный Судан

базовые движения материи без изменений:


глаз, вмурованный в стены;

значение данное в ощущениях:

картофель растёт, рис, горох...

*

сколько ты загрузил сегодня отец этим летом спросила внезапно ты ответил и сколько тебе заплатили теперь не спрошу сколько платили и сколько отдал те́ла это не вызывает волнения только знание слепое как все предметы: ширится несоответствие

унёс ли ты своё тело подальше
от истории или ещё ждал?
а мать
мать
мать —

то, что было ей

*

механизированный смысл существ вышел из него, как душа, но осталось что-то ещё, что не тело,
но достаточно, чтобы спросить: что ты думаешь, глядя туда? что мир мерцал, а ты в нём двигался, двигалась? но нет. многое ещё не случилось

*

фрагменты дымятся, вывернутые к небу; девушка мобильник смазывает смолой
на войне; двое, сцепившись, третьего тянут — в место, где ум. здесь ли
грядку размером примерно в человеческий рост раскопал руками, будешь садить в ней что-то
вроде времени: того, что не может срастись, но буравится внутрь земли —
там встречают огненные патриоты

*

в очереди на операцию
многие, если не все:
за множеством длинных кодов скрыта болезнь, её смысл,
за множеством коридоров — кабинеты пустые, полные вялых цветов
и неясных ещё инструментов. картами хлопает ветер
снаружи. человек на хромой коляске въезжает в группу детей.

в другом месте — все сшиты

*

жидкий цыганский круг
рядом с рейхстагом
сумка с брынзой перекинутая через плечо отца
в 90-м

лаутары поют: хватит смотреть

рука подталкивает его
в рейсовый автобус

сгинь сгинь

ещё ещё

*

кладовка, вокруг — серая пена

гневный заяц бежит по снежному полю

*

поминки во дворе; кого-то просеивают на скамью
и ждут. дождь размывает газету. мимо проносится общее, вздёрнутый
подбородок тела

*

утопия имеет смысл, если что-то вообще было временем

зачем мы теперь держали в руках куски труб?

убыток

учёные рядом

*

киргиз пригибает землю,
и держит шёпот поверх коня,
и сравнительные инструменты,

ночью в квартире от страха, как жвачку, жуёт
кусочки земли.

*

место усталых форм и сжатий;
тащат через пустырь яд нации в ящиках для разжатий
твёрдых конечностей, впереди — первый дом, где в три провала делают музыку,
сжимая солёные клавиши до одной, наблюдают, не замечая

*

так близко — тот остров острых локтей

близко тот остров красноречивых волос и ногтей

но ещё нужно толкнуть тело дотуда

там советы острых локтей

и движение сокровенных шкур на смешанной коже


армий детей тонкий шум между улиц

ползающие в пещерах теоретики

*

сноп парней собрался сильнее,
но силы не было ни одной

всё носило свойства, как ношенные
уже когда-то

*

рот — шире воро́т речи
живот живёт своей жизнью

всё стало сильнее, строже,
как будто бы пишется сообщение

*

просто смешали, что не отделить
производительность от костей,
ноющих в экологичных гробах,
в одеяниях из грибов,
в изгибах шезлонгов и кабинетов

всплески утопической архитектуры
посреди комнаты —
в твоём развороте жеста

*

а ещё бы временем множества перерождалось на кривом мясе сравнительно ничего

*

в коммунистическом человеке было то, над чем действительно можно было смеяться
(то есть — смеяться)

(пригов смеялся, они смеялись)

но не теперь

*

оплаканная материя:
свиньи в серых квадратах лотков или
мужчина зачерпывающий тёмной рукой свиную шею из лотка

удостоверение личности: 36762

*

поэзия как сообщество — это ткачи; неважно, кто ткёт, важно ли то, что ткётся? навряд ли, — руками допущена нить, — если так, то строчка идёт поверх всего

*

Нил течёт через Новосибирск

*

вот он, тот остров острых локтей

живот дрожит, отрываясь от земли

*

что стало с одним значением, за которым
медлил стать выход?

тело укутанное в историю

многозначные виде́ния многоговорящих

слепни над мясом и фруктами

*

смета на демонтаж окна
овощи для покойного
научные интересы
сексуальная антиэкономика прошлого противопоставляет себя военизированной,
уходящей слонихе и лани; сексуальность, определённая через животных
в сгоревшем от взгляда трактате; нет желания к тебе прикоснуться

*

область медленной войны

континентальный философ
ест корову
в баре

*

для входа в банк
государство разделяется и толпа становится народом

днепр течёт через молдову
а темза через казахстан

(...)
постоянная ситуация

два стула

*

те, кого нет, говорят:

кто здесь есть?

*

есть силы, чтобы сделать ещё одно движение реальным, ещё один день действительным, чтобы не думать о методе; приснилось: что вдруг луна уже давно освоена, там колонии, в темноте — города, новостройки и рынки, люди считают лунные деньги, продают в темноте материальные композиции и светящиеся плёнки; Дима
пытается открыть ворота старого корабля,
называя его позже «облик бога»

*

рассудок в распивочной, неуёмная подпись; а остатки расталкивают, и умножаются на другие дела; мрак форм, ярость их, что ты сказал, прости

*

от домыслов и это жгли, напрягаясь; чокаясь дряхлой корой, шаг лёг на своё пиво

*

кальянные культуры взрываются в разуме, минуя его утёсы

*

одно значение







Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service