Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
 
 
 
Журналы
TOP 10
Пыль Калиостро
Поэты Донецка
Из книги «Последнее лето Империи». Стихи
Поезд. Стихи
Стихи
Метафизика пыльных дней. Стихи
Кабы не холод. Стихи
Галина Крук. Женщины с просветлёнными лицами
Поэты Самары
ведьмынемы. Из романа


Инициативы
Антологии
Журналы
Газеты
Премии
Русофония
Фестивали

Литературные проекты

Воздух

2016, №3-4 напечатать
  предыдущий материал  .  к содержанию номера  .  следующий материал  
Стихи
Позади других

Илья Кукулин

* * *

                                   Целью атаки [англо-американской авиации на Париж] были мосты через реку. 
                             Способ и последовательность её проведения указывали на светлый ум. При втором 
                             налёте в лучах заходящего солнца я поднял бокал бургундского, в котором плавали 
                             ягоды земляники. Город с его башнями и куполами лежал в величественной красоте, 
                             подобно бутону, замершему в ожидании смертельного оплодотворения. Всё было зрелищем.

                                                          Эрнст Юнгер, «Второй парижский дневник», пер. Ю. Солонина

                             Окопы, окопы —
                             Заблудишься тут!

                                                          Анна Ахматова

Хайнер Мюллер встречается в 1988 году с Эрнстом Юнгером
Мюллера буквально трясёт от волнения
а Юнгер, кажется, его не замечает и глядит сквозь него

он всё ещё смотрит на небо
сквозь бокал красного вина
и видит в пурпурном небе
американские бомбардировщики
пролетающие над ягодами земляники

собранными семьёй странного профессора из университета города Лунда

— Земляничные поля forever, —
поёт группа Beatles

самолёты Эйзенхауэра продолжают проплывать
навстречу им
с другой стороны континента
оперативно выдвигаются сталинские соколы

Вся эта сцена, снятая в замедленной съёмке,
разумеется (даже обидно), сопровождается «Полётом валькирий»,
исполняемым на кастрюлях, какой-то бытовой ерунде,
раздолбанной ударной установке
из советского ресторана 1970-х годов
и кружках Эсмарха

— Европа убийца! —
кричит в микрофон Политехнического музея
Саша Закуренко

Эрнст Юнгер
смотрит на него с изумлением (и, кажется, с уважением)
а Мюллер — с выражением «Саша, Вы что?» —
ровно как я сейчас

Доктор Дугин
в тёмных очках, как кот Базилио,
надрываясь, кричит в микрофон митинга на Поклонной горе в Москве
25 февраля 2012 года
и напоминает толпе
о реках «крови, своей и чужой»,
на которых основано его великое государство

Вагнер смотрит из Хеля с глубоким недоумением
Валькирии летают вокруг умоляюще простирая руки

Саша Закуренко обнаруживает, что его больше не слышно
и вопросительно смотрит на меня

Агрон Туфа, приехавший в Косово по делам,
озадаченно смотрит из Приштины на Сашу Закуренко
и, запнувшись,
не напоминает
об изнасилованных в Косово албанках

«Бойцы
Армии освобождения Косова
торговали человеческими органами», —
говорит из Женевы Карла дель Понте

Номос земли, о, это номос земли,
но у нас есть шанс, у нас есть шанс, в котором нет правил

Продолжает звучать «Полёт валькирий»
сопровождаемый дребезжанием
кастрюль, сковородок и раздолбанной ударной установки
и бульканьем
кружек Эсмарха

Но, типа, у нас есть шанс, у нас есть шанс, в котором нет правил

Эрнст Юнгер смотрит на Дугина издалека со спины
и вдруг решает, что не стоит ему ничего показывать на пальцах

В этот момент Вагнер и Эрнст Юнгер наконец встречаются глазами
происходит короткое замыкание
где-то на Пулковском Гринвичском меридиане
раздаётся оглушительный треск
и восточное полушарие
временно погружается во тьму

2013


На полях Жоржа Бернаноса

Побледнела, стала прозрачной
на розово-фиолетовом, пепельном, с погасающими звезда́ми рассвете
робкая,
стыдливая луна правды
и взошло над миром

солнце лжи —

радостное,
производящее посевы из земли и углеводороды из подземелья,
всё утучняющее,
уточняющее
и объясняющее:

всюду происки.
Вот как оно освещает!

Ткёт своим жаром из воздуха
виде́ния
козней
и неизменно превосходящего их процветания
и произрастания плодов земных.

Тех,
кто ищет на небе луну,
называют нынче людьми лунного света.
Над такими принято потешаться.

Пламенеющий жар
сходит
с плазменных экранов, укреплённых над домами
на всех площадях страны,
над всеми помойками и правительственными учреждениями
— и с внезапно проясневшего неба.

Эхнатон,
казнивший многих несогласных и до безумия любивший дочерей,
при всех особенностях
всё-таки поклонялся другому солнцу —

не тому,
что сияет из каждого паспорта,
любого обратит в веру
борьбы с врагами истинной веры,

не тому, что застыло в средоточии неба,
включённого на пустой канал.


* * *

Виктор Платонович
Всеволод Николаевич
Николай Алексеевич

освободители слова

*

Ксения Александровна

простите

Вас как всегда
не заметил

(в углу на тахте
в полумраке

позади других)


* * *

                Д. Давыдову

Всеволод Некрасов
был неуловимо похож
на Егора Летова

если бы Всеволод Николаевич
оказался на месте Летова
на поминках по Башлачёву
в 1990 году
он точно так же послал бы со сцены
подвернувшегося под руку Артемия Троицкого
не сомневаюсь

теперь читаем обоих
собираем семинары
не знаем что с ними обоими делать

— по словам Владимира Бурича: —

мыться
плакать


* * *

                                        Велвл Чернин говорит, что на самом деле Овсея Дриза 
                                звали Иешуа, но поскольку поэта по имени Иисус в советской 
                                литературе быть не могло, то публикации идишских оригиналов 
                                он подписывал уменьшительным Шике Дриз, а русских переводов — 
                                Овсей.

Иешуа Дриз говорит, что в Хеломе жить нельзя.
Иешуа Дриз говорит, что в Хеломе жить нельзя.
Нет, всё правда дико смешно,
стоит лишь раз посмотреть в окно,
но при следующем взгляде начинают болеть глаза.

Как настала зима, местечковый дурак сбежал.
По чистому снегу, язык показав, бежал.
Между двух поездов посреди степи
сам себе говорит «Идиот, не спи!»
и строит вокруг ситуацию, как вокзал.

Я сижу в печи из ледяных кирпичей.
Возмущаюсь, но знаю, что нет здесь вины ничьей.
Анекдот бородатый сидит в кипе,
объясняет мне, как пройти КПП
и найти за ним тех, кто любит погорячей.


* * *

Все камни,
которые ты метнул в воду
с разных береговых линий Земли, —
с еле слышимым всплеском
вернутся в воздух
и зависнут в нём, покачиваясь,
через двадцать лет
после того,
как ты от них отвернулся.

Не возвращайся на место.
Не проверяй.
Не сработает.


  предыдущий материал  .  к содержанию номера  .  следующий материал  

Продавцы Воздуха

Москва

Фаланстер
Малый Гнездниковский пер., д.12/27

Порядок слов
Тверская ул., д.23, в фойе Электротеатра «Станиславский»

Санкт-Петербург

Порядок слов
набережная реки Фонтанки, д.15

Свои книги
1-я линия В.О., д.42

Борей
Литейный пр., д.58

Россия

www.vavilon.ru/order

Заграница

www.esterum.com

interbok.se

Контактная информация

E-mail: info@vavilon.ru




Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2019 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service