Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
 
 
 
Журналы
TOP 10
Пыль Калиостро
Поэты Донецка
Из книги «Последнее лето Империи». Стихи
Поезд. Стихи
Стихи
Кабы не холод. Стихи
Галина Крук. Женщины с просветлёнными лицами
Метафизика пыльных дней. Стихи
Поэты Самары
ведьмынемы. Из романа


Инициативы
Антологии
Журналы
Газеты
Премии
Русофония
Фестивали

Литературные проекты

Воздух

2016, №3-4 напечатать
  предыдущий материал  .  к содержанию номера  .  следующий материал  
Переводы
Мечтатели

Мирек Боднар (Мірек Боднар)
Перевод с украинского Станислав Бельский

Медитация над увядшим словарём

Тихо произносить тяжёлые и роскошные слова,
слова, от которых звенит в голове,
тёмные, металлические, профанные, давно
пережёванные на всех телеканалах, произносить
трепетно, благоговейно, несмело,
наклоняться над её ухом и произносить,
не ожидая ответа, то, о чём всем уже давно
известно, о чём говорят легко,
не понимая значения и смысла,
произносить обычные, затёртые слова,
вкладывать в них здесь и сейчас нечто
большее, чем они могут вместить, знать
все их подводные камни, двойное дно,
знать всю их опасность и горечь, их сладость
и хмель, приглушать любой язык, кроме языка
первичных инстинктов, идти, как зверь, на
запах, забывая, для кого и зачем говоришь,
помнить лишь порядок расположения букв.


Мечтатели

Ветер развевает волосы,
мы стоим на ступеньках,
улыбаемся и корчим придурковатые рожи,
Соля сняла меня и Яну на ломо,
гуляем по ботаническому саду,
первоцвет за оградой,
тающие сугробы под деревьями,
кеды Соли в жидкой грязи,
Янина рука в моей руке,
первое тепло в этом году,
первые солнечные дни,
Яна фотографирует магнолии
(всюду лишь белые, ни одной розовой),
в Стрыйском парке плавают серые лебеди,
почему-то вспоминаем песню «Лебеди любви»,
на бетонной трибуне без скамеек
внутри заросшего травой стадиона
делаем первый перекур,
летает уйма мелких мошек,
ползают муравьи,
сидим и мечтаем о Карпатах,
говорим о море и о загаре,
мы мечтатели,
говорим о пробежке через Лувр,
хотим процитировать то, что уже и само — цитата,
говорим о фильме,
нас трое, их тоже было трое,
два парня и девушка
(брат, сестра и друг брата),
а у нас один парень и две девушки,
две подруги и я,
им было хорошо вдвоём,
но тут я затесался между ними,
ну, придётся потерпеть,
не болтаю много, обычно молчу,
а до Лувра пока ещё далеко,
разглядываем плакаты Мухи в Этнографическом,
хотя граффити на стенах двориков интересней,
Львов гниёт и распадается,
мы курим, и запах дыма смешивается с запахом мочи,
дунем, и я стану вашим братом,
у вас четверо братьев на двоих, буду пятым,
дунем, и я расскажу вам обо всём на свете,
а пока что молчу,
молчу и пишу всякие глупости,
лишь бы не сказать, как я вас обеих люблю,
но, правда, разной любовью.


* * *

и небо высоко над головой,
и трава в росе под ногами,
и лес рядом зелёной стеной —
почему бы и не радоваться этим дарам!

иду и напеваю какую-то ерунду.
шестой час утра или около того, я фиг знает где, невыспавшийся,
вечером электричкой выбрался из Одессы, деньги закончились,
всё, что осталось, — пачка сигарет и минералка,
за плечами рюкзак, в рюкзаке — спальник.
в электричке меня разбудили,
сказали: «мальчик, выходи, Вапнярка, твоя остановка», —
я вышел, было темно, перекемарил на вокзале, пока не стало светать.
выбрался на трассу и вот иду себе по дороге, дурацкие песенки напеваю.

подъедет машина
и заберёт меня.
блудного сына
удача не оставит.

ага, аж две машины,
дорога глухая, уже иду час, и хоть бы какая попутка проехала.
выхожу на какой-то перекрёсток, рассматриваю указатели, рассматриваю карту,
раздупляюсь, куда мне надо, иду дальше.
слышу шум, останавливаюсь, едет.
машу рукой, останавливается.
женщина лет тридцати пяти.
— куда тебе, мальчик?
— эээ, куда-нибудь. эээ... до Ямполя, хотя бы.
— садись, я в Могилёв.
прекрасно, это даже лучше, чем я надеялся.
трогаемся, я ей рассказываю, что ездил с подругой в Крым,
подруга осталась в Одессе у знакомых, а я возвращаюсь во Франик.

проехали уже Ямполь,
справа от дороги — сёла, поля, фруктовые сады.
слева — Днестр течёт,
женщина показывает рукой куда-то в сторону Днестра,
говорит: «с той стороны уже Молдавия», —
«отлично», — думаю я и киваю головой.

грустная ты какая-то, сестричка.
рассказывай, слушаю тебя внимательно.
ага, есть у меня и зажигалка,
и сигареты есть у меня, пташка.

и она рассказывает, что у неё проблемы с мужем, все эти гнилые дела.
и я слушаю её, и мы курим,
справа от нас Украина, слева от нас Молдова.
раннее-раннее утро, начинает пригревать солнце, за окнами август.
и йопта, жизнь прекрасна!

в какой-то момент она тормозит, останавливается, глушит мотор.
наклоняется ко мне, одной рукой обнимает меня за голову, целует.
другой рукой лезет под футболку и гладит мне спину.
я повторяю всё это за ней.

мне девятнадцать лет.
впереди меня ждёт Франик, друзья и огромная интересная жизнь.
впереди её ждёт неуравновешенный муж и, надеюсь, то же самое,
но сейчас нас ничто не гребёт.


Стих без названия № 61

Медленно обрываются связи с внешним миром,
медленно-медленно,
словно ползёт улитка,
словно заживает застарелая рана.,
Едва ощутимое возвращение ко Внутреннему Вавилону.,
Листок, оторвавшийся от дерева, падая,
не танцует в воздухе так медленно,
как я танцую.,
Осень в красках Ван Гога —
вот так же вчера захотелось нарисовать Грыцю,
какое-то мгновение она была прекрасней всех мадонн Рафаэля,
всех женщин Вермеера и Модильяни.,
Но больше всего волнуюсь из-за араукарии,
у которой последние несколько недель желтеют и сохнут ветки.,
Комната переполнена сигаретным дымом.,
смешанным с дымом трав.,
Конфликт ландшафтов?,
Стою и смотрю в окно —
подсолнух в саду наклонил голову,
отвернулся от своего брата,
медитирует на землю,
молится матери.,
А у нас что?,
Ещё немного, и стошнит от музыки,
которую непрерывно слушаем и играем уже восьмой день подряд,
выходя из дома только за сигаретами, алкоголем и продуктами.,
И да, ты не ошиблась — мы ангелы,
добрые ангелы милосердия,
которые скоро станут бездомными,
Красный Крест из Ямайки.,
Когда переполняет от произнесённых имён и фраз,
мы замолкаем и слушаем тишину.,
Когда заканчивается музыка,
мы выключаем свет.,


  предыдущий материал  .  к содержанию номера  .  следующий материал  

Продавцы Воздуха

Москва

Фаланстер
Малый Гнездниковский пер., д.12/27

Порядок слов
Тверская ул., д.23, в фойе Электротеатра «Станиславский»

Санкт-Петербург

Порядок слов
набережная реки Фонтанки, д.15

Свои книги
1-я линия В.О., д.42

Борей
Литейный пр., д.58

Киев

Кафептах
ул. Васильковская, д.1, 3-й этаж, в помещении Арт-пространства «Пливка»

Россия

www.vavilon.ru/order

Заграница

www.esterum.com

interbok.se

Контактная информация

E-mail: info@vavilon.ru




Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2017 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service