Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
 
 
 
Журналы
TOP 10
Пыль Калиостро
Поэты Донецка
Из книги «Последнее лето Империи». Стихи
Поезд. Стихи
Стихи
Метафизика пыльных дней. Стихи
Кабы не холод. Стихи
Галина Крук. Женщины с просветлёнными лицами
Поэты Самары
ведьмынемы. Из романа


Инициативы
Антологии
Журналы
Газеты
Премии
Русофония
Фестивали

Литературные проекты

Воздух

2016, №2 напечатать
  предыдущий материал  .  к содержанию номера  .  следующий материал  
Стихи
Супермаркет в Карасу

Павел Банников

Октябрь

            Денису и Кристине

Где мост был пуст по вечерам и беспорядочно
растущие деревья закрывали
нам спуск к реке и делали дорогу
на тот большак за геоинститутом
извилистой — теперь торговый центр.

Здесь мы не остановимся, подумал я, а вслух
заметил, что не узнаю́ пространства
(вот разве тот подъезд, да-да, напротив,
четвёртый, да) и этих белых пятен
становится всё больше год от года.

Так в октябрях, когда сезон дождей отложен на
потом, возможно, даже на ноябрь,
то в небе прорастают кучевые
невнятной формы, и при взгляде — будто
меняются местами степь и горы.

Тогда ещё такое чувство, что однажды я,
по городу — вот как сейчас — в машине
или пешком (не думаю, что очень
изменится картина), не узна́ю
ни города, ни мира. Ни подъезда.

Но возвращения не избежать, руины
гораздо лучше освежают память:
рисунки вен, расположенье шрамов
на коже и на сморщенных фасадах
не лечатся вином, алюкобондом.

И замолчал. А ты сказала: глянь, какое небо,
над степью облака́ — как будто горы,
как будто сто парашютистов, перепутав
план высадки, зависли, не решаясь
спланировать на незнакомый город.


#любимыймордор

любимый мордор укрывает смогом
как мягким пледом волглым покрывалом
в отсутствие других ориентиров
мы движемся на око саурона
манящее безудержным весельем
разнузданностью тёплой зимней ночи

слегка прибитые портвейном орки
торчат на лавочках повдоль замёрзшей речки
сквозят эльфийки кутаясь в хитоны
стремясь укрыться путаясь в тумане
пугаясь шороха шагов и кашля гномов
выгуливающих своих питомцев

а мы плывём сквозь смог туман и шелест
от мест работ к местам совокупленья
из нижних мхов на верхние болота
к подножиям мерцающих строений
к их верхним этажам дарящим радость
к покою разума к исходу рефлексии

плывём в тоске ничем не объяснимой
любимый мордор может спать спокойно
любимый мордор может спать спокойно


супермаркет в карасу

по правую руку ночной ларёк — часовня при торговом храме [теремок]. шрифт ижица переселился сюда с расписания служб на воротах недавно построенного храма у озерца по левую. переселился он и на вывески центра всестороннего развития детей [умная пчёлка] и непоименованного салона красоты, единственного на округу. заботливо унесённая с ярмарки растяжка [ярмарка] украшает овощной ларёк.

по шоссейной (шоссе көшесi, шоссештрассе) — всё как в песне — один (достаточно) молод, второй (в целом) здоров, — мимо внезапных глухих кирпичных заборов, (непроницаемых ветру, дующему сквозь идущих) —
там за дувалами
любят нас и ждут,
там за дувалами
цветёт калина и цветёт қызыл өрiк,
по средам расцветает огонь мангалов,
по воскресеньям пролетают ангелы.

по уму нужно зайти в [теремок], купить сигарет, но солнце слишком тепло, ветер — слишком свеж, картина — тонка, мысль и речи — прозрачны, их может разрушить что угодно — вид персиков, помидоров, груш, вопрос: кто убил поросят? да и так ли интересно выяснять, кто в теремочке живёт? кто не живёт? кто в теремочке и не жил? давай представим мысленно, как проходят по рядам постояльцы и жители, как выбирают хлеб, укроп и консервы, как ночью к торговой часовне крадутся, гонимые недогоном, опасающиеся патруля, участкового в ранг святых возведшие.
отче их ветер,
ангелы — чайки с окрестных озёр,
возлюбленные их лежат с пупками, полными водки,
в ожидании причастия.

по делам их — не будем, пора по своим. по шоссе көшесi, шоссештрассе, по увы неизбежным в блэкаут храмам: свеча восковая — 14 тенге, свеча парафиновая — 80 тенге.
представь руку продавца как дающую руку поэта.
пламя свечи как ехидный придирчивый взгляд его.
пение проводов за окном как отчётливый
голос его.


* * *

Пётр живёт в четырёх мирах:
в первом он камень, в четвёртом — прах,
в третьем Пётр — стена и лом,
и раствор — во втором.

(В мире первом у Петра есть глагол,
во втором — субстантив,
в третьем — несколько ласковых
нарицательных.)

А в четвёртом — даже имени нет.
Только свет. Красивый неясный свет.
Свет обтекает предметы вне всяких правил,
за петром проступает павел.


* * *

вышел пётр из тумана:
вынул ключик из кармана —
выкинул в кусты каштана

будет резать, будет бить
будет с це́почкой ходить
будет жилы вить

пётр был камень — пётр железный
и дымится сад чудесный
и пылится ад прелестный

отперты ворота рая
пётр, резвяся и играя
скажет: ом намах шивайя


  предыдущий материал  .  к содержанию номера  .  следующий материал  

Продавцы Воздуха

Москва

Фаланстер
Малый Гнездниковский пер., д.12/27

Порядок слов
Тверская ул., д.23, в фойе Электротеатра «Станиславский»

Санкт-Петербург

Порядок слов
набережная реки Фонтанки, д.15

Свои книги
1-я линия В.О., д.42

Борей
Литейный пр., д.58

Россия

www.vavilon.ru/order

Заграница

www.esterum.com

interbok.se

Контактная информация

E-mail: info@vavilon.ru




Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2019 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service