Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
 
 
 
Журналы
TOP 10
Пыль Калиостро
Поэты Донецка
Из книги «Последнее лето Империи». Стихи
Поезд. Стихи
Стихи
Метафизика пыльных дней. Стихи
Кабы не холод. Стихи
Галина Крук. Женщины с просветлёнными лицами
Поэты Самары
ведьмынемы. Из романа


Инициативы
Антологии
Журналы
Газеты
Премии
Русофония
Фестивали

Литературные проекты

Воздух

2015, №1-2 напечатать
  предыдущий материал  .  к содержанию номера  .  следующий материал  
Стихи
Из книг «Дистанция негатив» и «Сигналы»

Никита Сафонов

Из книги «Дистанция негатив»

*

Заставив приспособить дерево к закону, их оставляют в ночи. Цвет
вокруг переводит себя в единственно-точную формулировку, которую,
привязанный горлом, записывает на стенке, рядом с которой спят.

Роспуск мерцающих огней сводит два параллельных источника
в изогнутую дугу, о которой шла речь, даже если тишина была неполной.

*

Возможно, имя требовало указать нарушение в хронологии,
но в одном разделе они уже прошли, поднятые, как забытый флаг кроны.

(...)

То, чем оказывается для них возможность сказать, — это доска
для архива, или, наверное, падающая книга, о которой выше,
которой после.

*

Откопав его, они высаживают его в сгорающую землю, медленно
удаляясь от первой своей остановки. Вне маршрута
звучит редкая полифония раскатного севера. Сколько теперь
изобрести движений может общий процесс прохода
между домами, что казались некогда ровными с землёй, (...),
над которыми звук останавливал изменяться.

*

Постепенно продолжает тянуться последовательность солей,
пластами объединяясь в цепь. Показатели сна, дальности,
падающей книги.

*

Шум поднимаемых балок, скрип ржавчины,
которая собирается в инсталляцию середины;
описание этих объектов уже было помещено
в описание проектов, которое было забыто,
когда в распадающихся металлических фракциях
можно было узнать поверхности слома: так, что
изобрести это разрушение можно было
только расчётом сил: так, что
опора просто сменила свою геометрию
и конфигурацию, как оптика отражения
в край твоего зрачка приземляет остаток
стекла, разделяющего тройной эффект от вспышки
в стёртом движении вдалеке от того,
где сейчас заканчивается строка,
начиная с различными интенсивностями
колебать привычный взгляд на забытый
скульптурный параграф, устройство того замкнутого
на расчёт элемента сдвига делает его единичным,
хотя всё могло называться неудачным способом
представить коридор птиц, акустический спектр цвета,
боковым зрением.


Из книги «Сигналы»

*

Деревянный пол размещает в свободном месте лежащее полотно,
на кратком узле ткани останется голова считающего

что соль — корень глагола в крушении о массив одних,
что палец — изъятый из опыта фразы криптоскелет

В свободном падении молчит силуэт отражённого,
рисунок движения переходит обратную сторону
дороги, зе́ркала с плоским отверстием для наблюдаемого лица

Между городом и катастрофой взрыв тянет дым
в широких комнатах пространства черты

Нанесённый объект,
исход вне стен

*

В другую сторону от понятия о размышлении — черта,
небо над колонной (обозревает площадь), волосы, запах угля, за стеной.

*

Располагаясь, нить — твоя. Между холодной горстью стекла,
беспорядком за окнами, где бесправность требует подписи
нумерации строк. Вместе образ и длина превращают пропуски букв,
как есть, в фантазии расширений. Думаешь, двойной знак?

Или несогласие? Или солёный хребет горла,
вытянутого в проход? Где нет мест,
нет опоры на чтение, нет выпада в сторону, нет перехода.

*

Рисунок изводит флаг до движимых рассудком изъятий. Когда мы говорим «изъятий», мы имеем в виду постепенное зачёркивание природы подписи на дне руки, те руки играющей вспышкой, что видна позади, изъяты. Если на картине не находится рисунка того.

*

Мысль как поражение, наполненность отрезка суток; покидая круги начала,
подобно листу, поднятому на уровень горизонта, рука,
будучи опущенной, отступает в темноту.

*

В пятне размещений край оказывается чужд промаху между прицелом и днём,
пока в нём (никто) убегающий на глазах не оказывается в неизвестном районе.
Рука его ломает корень, пока сворачивается то, чего он не знал.

*

Между отверстий глаз, если керамика бьётся в форме до круга,
принятый грохот в ушах раскладывает место сна.

*

На земле видны уровни перемещаемых символов, их ускорения рассчитываются
законом сведе́ния к фону цвета. Лицо на стене дома напротив кажется перевёрнутым,
говорящим «этой пустыни жар», против ветров, разгоняющих горсти укрытий.

*

Ровно когда исключается действие, воображающее на подходе — любой
факт, в начале — саму реакцию на обратимость, путь сокращается
не шагами, но знанием о наблюдавшем, на время черты.

Рука ломает корень, расшатывая волокно, композиционно освещаемый
верно песок. Не заметив, как падало всё в точность как перед крайним
отрывком, его бросает свет.


  предыдущий материал  .  к содержанию номера  .  следующий материал  

Продавцы Воздуха

Москва

Фаланстер
Малый Гнездниковский пер., д.12/27

Порядок слов
Тверская ул., д.23, в фойе Электротеатра «Станиславский»

Санкт-Петербург

Порядок слов
набережная реки Фонтанки, д.15

Свои книги
1-я линия В.О., д.42

Борей
Литейный пр., д.58

Россия

www.vavilon.ru/order

Заграница

www.esterum.com

interbok.se

Контактная информация

E-mail: info@vavilon.ru




Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2019 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service