Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
 
 
 
Журналы
TOP 10
Пыль Калиостро
Поэты Донецка
Из книги «Последнее лето Империи». Стихи
Поезд. Стихи
Стихи
Метафизика пыльных дней. Стихи
Кабы не холод. Стихи
Галина Крук. Женщины с просветлёнными лицами
Поэты Самары
ведьмынемы. Из романа


Инициативы
Антологии
Журналы
Газеты
Премии
Русофония
Фестивали

Литературные проекты

Воздух

2015, №1-2 напечатать
  предыдущий материал  .  к содержанию номера  .  следующий материал  
Переводы
Инструменты тепла

Лесик Панасюк
Перевод с украинского Дмитрий Кузьмин

Октябрь

Глаза с утра закатываются в голову
словно в лузу шары
мир заканчивается
от тебя остаётся лишь пульс

Мы кормили хлебом диких уток
вон как садятся они на воду
даже и не заметишь, как струится и поднимается
кровь из окон многоэтажек

Ночь вместе с утром была дикою уткой
улицы были шеями
с перьями кофеен и магазинов
перья росли между пальцами
и вообще-то эти два дня не закончились
этот октябрь никогда не закончится

Хотелось прикинуться демонами на фасадах
а то превратиться в предметы из антикварной лавки
нас всё равно бы никто никогда не купил
я был бы старым кассовым аппаратом
а ты фарфоровой вазой
лишь бы остаться
лишь бы не ехать

Никто не видел как мы падали в темноту
и оставались живыми
оставались счастливыми
не видел никто, потому что смотрели на кровь
как она поднимается и поднимается вверх
а мы падали и забывали
забывали и падали

А утка одна всё пыталась выхватить мои слова
из чужих ртов
будто нету лучшей добычи

Украденные слова теперь не сказать
не слушается язык
и сердце как осенний наряд
с вырванными пуговицами-буквами

Одна надежда теперь на упрямство утки
потому что во всех ателье отвечают одно и то же
нет у нас таких пуговиц
разве что вот где спроси́те
записывают на листочке адрес
провожают потерянным взглядом

И только твой пульс
ходит за мною
и говорит со мной твоим голосом


Шелест

Ты наездница сов
а я прячусь в яблонях по склонам реки

Расскажу как впервые увидел тебя
тот листок до сих пор у меня в глазу

Расскажу как растёт каменная трава
сверху вниз
как старый поезд встаёт на след объятий и рук
игриво вертя хвостом
как бывает ночь светлее обычного дня
и месяц глядится живым
и краснеет как пятиклассник

Ты расскажешь где надо искать глаза
всех уснувших
и найдём твои
а моих не найдём ведь я не усну никак

И мои карманы будут набиты перьями сов
ненароком потерянными
ты придёшь прихватив огромнейшее перо
и захочешь меняться на яблоко
а ветку выбрать не сможешь

Твои совы оставят на небе след
и на острове будет маячить дом
а лететь к нему или плыть
или будто бы я паук у тебя в руках
незримый прокладывать мост

Твои совы
совы твои расселись по яблоневым ветвям

Ещё долго я буду тебе шелестеть


Когда не за руку

Камень вынутый из воды
вскоре уже ничего не имеет общего с водой

Птица отряхивает с себя синеву
спустившись на землю

Парнишка с выключенным фотоаппаратом
подходит к каждому
и делает вид что фотографирует
прохожего превращает в подопытного

Подходит ко мне
а я не камень в небе
подходит к тебе
а ты не птица в воде


Инструменты тепла

Бобры нас подгрызли и запрудили речку
покорно лежим под водой поднимаем уровень
замедляем течение

А сколько б из нас можно было бы сделать инструментов тепла

Теперь только слушать прозрачную тонкую дудочку горизонта
бубен солнца с золотыми колокольцами

А речные рыбы видят в нас чудесный ткацкий станок
снуют челноками меж прядей воды
скоро будет нам чем укрыться

Дети бегущие к речке нас не замечают
плещутся хлюпают колеблют узоры на глади речной
а если бы нас и увидели то не узнали б

Никак не натешатся нами бобры
обняв своих крошек-бобрят заводят рассказ
где нашли нас и как нас подгрызли

Мы сцепились ветвями
мы укрылись водой

Теперь только слушать валторны да тубы туч
лишь скрипки да альты перелётных птиц

Бобёр ударяет хвостом по воде
а волынки наших сердец друг другу поют колыбельную


В лодке

Волки прокусывают горловину горла
пьют кровь довольно холодную
что нормально для жертвы
мы же в лодке что лежит медальоном у неё на груди
на диво спокойной теперь
и нам спокойно с тобой и эта чистая даже прозрачная кровь нас ничуть не тревожит

Мы не замечаем волков их ворчанья не слышим
и воздух вдыхаем чистый и даже сладкий
и воздух чистый но не прозрачный ведь лишь тебя удаётся увидеть
не прозрачный но даже густой ведь чую только твоё дыханье

Только чую твоё дыханье и крохотные как замёрзли
пальчики на твоей ножке
и твой запах так близко
даже и на моих руках когда домой возвращаюсь
пора и тебе ведь волки уже разбежались
наверно боялись пропасть
в этом воздухе нашем с тобой


Пятна и мотыльки

Никогда им не стать голубыми

Чёрные пятна на белом
и ещё маленькие тёмные пятнышки

Они-то надеялись но
никогда им не стать голубыми
они смирились они чернеют

Красно-чёрные мотыльки тебе на пальцы
мои поцелуи тебе на пальцы
сесть никак не отважатся

Вглядываюсь в чёрные пятна на белом
они смирились они чернеют
а мне блистательно горят чёрным
и я понимаю откуда на белом
ещё два маленьких тёмных пятнышка
это всего лишь остывшие искры

Вглядываюсь и понимаю откуда на белом
ещё два маленьких тёмных пятнышка
но не замечаю как на твои пальцы
красно-чёрные мотыльки садятся


Экспонат

Двое молодых археологов
раскопали скелет ветра
теперь он экспонат Национального музея
теперь он дует только для Национального музея
и его посетителей

Не плывут мельницы кораблями полей
вёсла мельничные недвижимы
воздушные змеи смирились
не рвутся носами на волю
воздушные змеи как собаки на привязи
груди парусников обвисли
словно груди старух
воздушные шарики как перегоревшие лампочки

Но когда-нибудь кто-то отломит одну из косточек ветра
и вынесет из музея под курткой
будто огонь


Я читаю книжку

Я читаю книжку большого формата
и чувствую себя инвалидом
и чувствую себя беременной женщиной

На меня бросают любопытные взгляды
листья-взгляды
люди как осенние деревья бросают на меня взгляды
люди как осенние деревья со сломанными ветвями
похожими на руки сложенные на коленях
их руки будто сломанные ветки валяются на коленях

Мои руки
держат книжку большого формата
я чувствую себя инвалидом
я чувствую себя беременной женщиной
мне не уступают место
даже после очередного напоминания
голосом общественного транспорта


  предыдущий материал  .  к содержанию номера  .  следующий материал  

Продавцы Воздуха

Москва

Фаланстер
Малый Гнездниковский пер., д.12/27

Порядок слов
Тверская ул., д.23, в фойе Электротеатра «Станиславский»

Санкт-Петербург

Порядок слов
набережная реки Фонтанки, д.15

Свои книги
1-я линия В.О., д.42

Борей
Литейный пр., д.58

Россия

www.vavilon.ru/order

Заграница

www.esterum.com

interbok.se

Контактная информация

E-mail: info@vavilon.ru




Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2019 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service