Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
 
 
 
Журналы
TOP 10
Пыль Калиостро
Поэты Донецка
Из книги «Последнее лето Империи». Стихи
Поезд. Стихи
Стихи
Метафизика пыльных дней. Стихи
Кабы не холод. Стихи
Галина Крук. Женщины с просветлёнными лицами
Поэты Самары
ведьмынемы. Из романа


Инициативы
Антологии
Журналы
Газеты
Премии
Русофония
Фестивали

Литературные проекты

Воздух

2015, №1-2 напечатать
  предыдущий материал  .  к содержанию номера  .  следующий материал  
Стихи
Облачный смех

Владимир Кучерявкин

* * *

Ах ты, ночь... Звезда летит,
Небо смирное лежит.
Плачет в сердце темнота.
Улица ль в раю пуста?

Пусто в сердце... Где ты, мама?
Я один, дышу пока.
И лежит на крыше дома
Чья-то бледная рука.

                        Ночью в Усть-Волме
                        26 февраля 2014
           


* * *

Солнце светит на мосту.
Люди едут в темноту.
Люди падают и тонут
С песней правильной во рту.

Ах, какие руки, ноги
Попадаются в дороге!
Когда полный кузов их,
Словно дров полусырых.

Крепость справа, снизу мост,
Слева парус в полный рост.
Лёд на речке уж растаял,
Уплывает в Лисий Нос.

Шмыгнул носом мой сосед.
Наш застыл кабриолет
Над рекой глубоководной.
Тихо шепчет: смерти нет,

Пробежав по потолку,
Зайчик светлый на боку.
Жуй морковку, жуй капусту,
Скажет, прыгнув на́ руку.


По Петроградской, еду

Красный шарфик на ветру
Закричит, взлетит и сникнет.
И глаза над ним, как уголь,
Грудь прожгут ─ и засмеются.
Крепость правильной стеною
Замаячила, нависнув
Над водой холодной невской,
Над скрипучим пешеходом.
Вот и мост. Стоим в толпе.
Но, копытом топнув, шо́фер
Завернул баранку круто
И объехал мост прекрасный.
Там седой старик нагнулся,
Верещит и руку тянет.
Боже ж мой! Да это ж Вася,
Друг сердечный мне когда-то...


В Крестцах

Вентилятор шею вертит,
Радио гнусавит бойко,
Языками чешут мирно
Де́вицы: одна за стойкой,
А другая в юбке краткой,
Ножки стройные расправя.
Щас вот выпью чаю с булкой
И рвану в библиотеку
Улыбаться книгочеям
И в окно глазеть, как пьяный,
Вспоминать себя и к небу
Обращать глаза слепые.
В храме, вишь, конечно, лучше.
Батюшка дородный ходит,
Ангелы поют высо́ко,
Пахнет ладаном. И строго
Образа глядят глазами.

Но молиться не приучен
Пионэр перед иконой.
Не гремит в груди сердечный
Гром далёкий, гром раскатный.


* * *

Как пришёл в библиотеку,
Куртку снял, на крюк повесил.
Волосатой и в причёске
Горлице кивнул за стойкой.
В зал прошёл, поставил сумку
И достал себе газету.
Как шуршит она, родная!
Напечатанная жирно...

Тишина. Лишь хлопнет дверью
Вдруг растерянный прохожий,
Сзади подойдёт тихонько,
Руку на плечо опустит.
«Книги, книги», — он прошепчет.
«Книги, книги», — зарыдает,
Отойдёт и снова всхлипнет
И нахохлится за полкой.

За окном весна проснулась.
Солнышко везде играет.
По посёлку люди в куртках
Ходят, в шопах пропадают.
За столом тепло, уютно,
Время шелестит неслышно,
И наяда ручкой тонкой
Нежно машет за лесами.

Скоро, скоро улыбнётся,
Кистью ласковой по крыше
Мне потреплет шаловливо...
Ах, как сердце вдруг запляшет!

                        Библиотека в Крестцах
                        26 февраля 2014


Снег в конце марта

Птичка раззявила маленький рот.
Кружится снег за мутным окном.
Засыпает деревья, старенький дом.
Лапкой тряся, пробирается кот.

В комнаты рыжую прядь занесло
Шалого света из кухни. Устало
Ветер повис на ветвях. И крыло
Чистит ворона. Усмешкою шалой

Жилы легко будоражит весна!
Сердце на волю, на волю просится.
Ходит по комнатам тенью жена,
То запоёт, то на шею бросится.


* * *

Автомобиль за поворотом жалобно завыл,
Схватившись за железный, правильный живот.
Как будто где-то вновь рождён,
Сухой, горячий, воспалённый. Спесь
Ещё не скоро разорвёт и сплюнет
В голодную и злую темноту.
Он остановится ль, не станет ли дырой?
Или поднимется распятою горой?

На старом и рассохшемся крыльце.
С улыбкой на развёрнутом лице
Сидим. О, расцветайте снова, дети,
На скачущем волнами белом свете!


* * *

Облачный смех. Мамаши сидят по скамьям.
Богородица смотрит с поблёкшего неба. Пьян
В августе, рухнувшем и легко, и немного тревожно,
Сижу на Рыбацкой. Машет ручкою нежно
Седая старушка усталому иноземцу.
Голуби бродят по голым ногам незнакомца,
Угрюмо косят на мальчишек, их седовласых подружек,
Палящих друг в друга из пластмассовых пушек.


* * *

Голые берёзы
Мчатся за окном.
Дом проехал тонкий,
И девица в нём.
Церковь обгорела,
Съёжилась, скрипит.
Дальше, дальше. Дождик
Крышу окропит,
И опять просохло,
На земле пустой
Ни слезинки хладной,
Слышишь... Ах, постой,
Смотришь ли в глаза мне?
Где твоя рука?
Падают, как камни,
Тяжкие века.


  предыдущий материал  .  к содержанию номера  .  следующий материал  

Продавцы Воздуха

Москва

Фаланстер
Малый Гнездниковский пер., д.12/27

Порядок слов
Тверская ул., д.23, в фойе Электротеатра «Станиславский»

Санкт-Петербург

Порядок слов
набережная реки Фонтанки, д.15

Свои книги
1-я линия В.О., д.42

Борей
Литейный пр., д.58

Россия

www.vavilon.ru/order

Заграница

www.esterum.com

interbok.se

Контактная информация

E-mail: info@vavilon.ru




Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2019 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service