Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
 
 
 
Журналы
TOP 10
Пыль Калиостро
Поэты Донецка
Из книги «Последнее лето Империи». Стихи
Поезд. Стихи
Стихи
Кабы не холод. Стихи
Метафизика пыльных дней. Стихи
Галина Крук. Женщины с просветлёнными лицами
Поэты Самары
ведьмынемы. Из романа


Инициативы
Антологии
Журналы
Газеты
Премии
Русофония
Фестивали

Литературные проекты

Воздух

2014, №4 напечатать
  предыдущий материал  .  к содержанию номера  .  следующий материал  
Русская поэтическая регионалистика
Молодая поэзия Киева
Дмитрий Казаков, Мария Банько, Александра Шевченко, Сергей Синоптик, Антон Полунин, Андрей Яворский

Дмитрий Казаков

* * *

Бросаются к ногам щепотью трав
и просят растереть их в прелый запах
над этим всем стоят и есть кусты

В бортах коры стоит мне по колено
слоёный треск и знаю кто в нём жив
с какой-то палубы платками держат воздух

И во все стороны стоит и есть вода
как если бы лицо везде глядело
как на плакатах страшных «..-мать зовёт»

Где больше чем по два не собираться —
где двое соберутся буду и
меж них как есть стоять


* * *

            А. Полунину

какая нежная езда
и солнечный отвод
покрыл всех сумчатых
и странствующих с ны

проступают
паломничествовавшие
сельскохозяйственные
застигнутые врасплох
параличом

разит синим

усилие —
и покать
марш-ползка
перестанет
одним глотком

грянет пауза
между спазмами
икоты


* * *

а потом будет вечный йод
дорогая моя биология
золотой ты наш сидр химический
приснопамятный канцероген
где гнездятся суставы и щёлкают
там одно и одно и разносится
аккуратно прикрытые ветошью
и прекрасного сканера рябь


* * *

кто говорит:
вот красивая подружка
что надето посерёдке
лезы пасмурного цвета
одинаковая жуть

что:
эвона сидяча и поюща
:
элохим кругом
и в пятнадцатом числе
и в другом

восстань мяне из именно
восставь лице мое пред лице еси

т. к. ржа
и, это самое,
выщерблено


* * *

как по омовению руки
сминается воротник
одним щелчком семечки
отворот подсолнечника — теплее

из суспензии
можно сделать ещё несколько
отличных слов
конечно плотских
и других направлений
суп пенис низ

пыль воды —
ил


* * *

(1)

как сказать
пришедшим в нашу костницу
за награбленным (?)

блеск остеоцитов
немеркнущий
да не ослепит их

(2)

брежно садится
на вытканный краешек

пальцем повторяет
кропотливые часы

на виске вена
такие и — переносят в узор

над такими
гортанно
поют


Мария Банько

Туфли

Вот русый город, круглое вино.
День длится медленно — не долетит до взмаха.
И кровообращение во мних
Звучит колючим музыкальным знаком,
Терновым ключиком на чём-то золотом.

И ты пойдёшь: прокат, велосипед,
Смешные шапки, новости с фронтов.
Так мама отдаёт другим пантофли,
Которые тебе ещё не жмут,
Но там нужней: иди играть в футбол,
Не будь сопля, не притворяйся рохлей,
Ещё чего — ты скоро гражданин.

В таких домах всегда нет сыновей,
Всё только братья. Сны с чужой руки
Скрипят, как в коридоре пианино.

Немного музыки — работай кулачком,
Не ешь с утра, желательно не шаркай.
Сервиз блестит, как звёздочка на бляхе.
Бери бидон — пусть сладкая айва.

От пуза ешь, потом беги в собор:
Там лавки тёплые, и музыка, и мних.
Так хорошо, что там не жалко туфель.
Их очень любит кто-нибудь другой.
Когда увидишь — не кричи «мои»,
Молчи «мои», растерянный и глупый.
Забудь «мои» — так утихает вихрь,
Так вырастают коренные зубы.


Слива

идёшь по улице, а в тебе голод зреет, как слива:
волжская красавица, куйбышевский ренклод, сморщенная угорка
сидит на зелёном крыльце, улыбается новому городу,
хоть он ей кажется некрасивым.

голод кричит, как оторванная пуговка, краснеет и выходит из берегов.
живот — барабан, в голове — блоха,
не подкованная в вопросах геополитики, евгеники, иеговы.

рот — уродец, радостный херувим
на подтяжках, тележка для сладкого, храбрый портной,
не умеющий жить своим.

пока осознаешь это, город становится градом
без тополей и ливней —
это хотят на руки слепые сливы.
не попадают.
падают почти рядом.


Зияние

Всё начиналось с медного рукомойника,
а там — молоточки, какой-нибудь одоевский,
и смуглые венгры, и фильмы про зиту и гиту.
Туристы — как дети.

Введение в анахронизм:
Теперь осторожно, налево от чёрной мадонны
с большими ступнями в зацепках,
такое неровное, стало быть, пешее, пение.
Потом Авиценна и дважды ещё Авиценна,
а следом за ними арабские буквы и числа.

Пока не упрёшься в акут,
не умоешься в чарке,
там много овец и греческие овчарки.

реннюми холлюми хелленести
Вот мои руки, куда мне себя нести?

Представляя друзей не сейчас, но сошедшей кожей,
необрезанным ногтем, волосом, выпавшем в коридоре.
и поди разберись, кто из них теперь Дима и Таня,
чьи деньги сейчас моложе.

Твой мужчина, чужой мужчина и незнакомый мужчина —
на одной фотографии,
Но на расстоянии короткого слова уже не различишь их.
Так что дари им цветы, как что-то про симметрию времени,
как то, что после до и до после, то того как бы нет,
а только тёплое, трудно произносимое
зияние...

И сквозь него видны бык, и дом, и верблюд
один, два, 500 и неожиданно 3,
имущество, зубр, и урожай,
и всё сводится к букве какого-то алфавита,
дай бог — не к малой архитектурной форме.


Александра Шевченко

И ещё пишу ему

в необъятном теперь, в янтаре тридевятом и тёмном
оперлась, оступившись, о лёд водостока.
несла
черновик диссертации, пиво и сорную сторге.

как давно мы измучены — что ты ни сделаешь, мало;
мне бутылки вкатились на плечи объятий подобьем.
я несла
тьму моих объяснений, статьи, жигули с оболонью.

как давно мы измучены — тем, что тебе не отвечу;
тем, что не повторишь; гололёдом и гриппом.
несла,
понимая, что зря, и расплакавшись, оступилась.


Отпускной

распадался июль. фитильки мотоциклов сточило о грунт и дымы
примостило на прикус.
огурцы дорожали. кто, словно у моря — тюрьмы, ожидал
огурцов, торопился,
рассаливал что-то. а нам остальным,
нам двоим
только пух грозовой и к нему пар гудронного стикса,
сватовство пергидроли к эмали в царапинах донных...
наконец мы покончили с ванной
и с улицей душной.
наконец нам двоим только чай, горизонтик вагонный
и далёкая даль, и немытой забытая кружка.


Из (поддельных) черновиков (раздражённой) автобиографии Агамемнона

... эпигоны и воздух, — и гон стух, и фон скуп,
каждый третий — редактор, поэт, философ,
гений,
не поддающийся переводу и времени...
а зовёшь их в атаку — дели на
-ссать.

... горизонт очерствевшей заваркой чесал облака, сыпал град и темнело.
из соседнего кабинета несло (олифой) кровью елены
и ломило виски. сочинил вроде что-то, вполне разъяснившее тему
военного долга и жертв родительских, но потерял на столе...
жене клитемнестре верный десятилетие
царь.


Сергей Синоптик

Из цикла «Описание некоторых видов растений, найденных во время Крымской экспедиции в 2014 году»

Семейство: Ranunculaceae, род: Adonis

Растёт ботаника из добрых крепостных.
Твоя ботаника тебя однажды кинет,
И будет Танечка крутить тебе гербарий,
Пока над копанкой кустарник не остынет.

Даёт ботаника потом когда-то свет
И облученье дарвиновской искрой:
Есть город Дарвин в королевстве Кенгуру,
А в королевстве Поутру есть город Диксон,

Бог между ними натянул земную ось,
Сплошную ось и несколько пунктиров.
Необразованный ты, может, если вдруг
«Земля! Земля!» — кричишь и очи мажешь спиртом?

Растёт ботаника из добрых крепостных,
Потом генетика растёт из человека,
Потом адонисы растут на огурцах,
Потом аппендиксы в оврагах и отсеках.


Семейство: Pinaceae, род: Pinus

это когда ты обзаведёшься собственным домом,
тогда и будешь вычитывать мне: «расскажи о Керкинитиде,
о сосновых иголках и птицах открытого гнездования»

баклан неопрятно кричит, пролетая над пляжем.
куропатка — птица кроткая, беззащитная.
зарянка — та же малиновка, только по-крымски.

на Лебяжьих островах колпицы не гнездятся,
точнее, гнездились однажды, но гнёзда погибли.
хочешь увидеть — езжай на Дунай или Днестр.

после тёплых ночей наступает холодное лето;
караваны крылатых солдат возвращаются в город.
распечатай билет; мы поедем к раздетым оврагам.


Параметры

Дилеры в толпе барыжат азовским песком
Чёрное вбрасывает на берег водоросль
Уличное освещение развевается на ветру
Блестят параметры: одинаковые люди, бронетехника

Вброд можно перейти любой водный поток
Располагающийся на означенной территории
Придорожная пыль дороже нефти
Параметры одинаковой бронетехники — блестящие люди

Воду нельзя перекрыть — увеличиваются осадки
За стеной бывшая кончает взрывами
Там идёт кровь и я где-то там, с той стороны стены
Бронетехника блестит. Параметры людей — одинаковы

Шоколадный повсеместно заменён деревянным
Маршруты троллейбусов рекордно удлинились
А главная новость по-прежнему такова
Одинаково блестят люди и параметры бронетехники


Приходящий в голову

Приходящий в голову повесил собак на деревьях.
Он стоит, опираясь на дом, он гладит врата подъезда,
Его голос (последние звуки, отпущенные собакам) —
это лёд подо льдом, несгораемый шкаф, архстояние, поручень.

При попытке увидеть животных в природную линзу
Мой гербарий внезапно становится эфемероид,
Словно тут, подо мной, неприметная полупустыня
И у мёртвых животных в глазах ты ласкаешь балясины.

Размозжённый асфальт. Корни ластятся к остановке.
Приходящий проходит в подъезд и теряется в лифте,
Ошейники скомкав и спрятав в нагрудных карманах.
Ветви мокры от дождя и собак до земли отпустили;

Ты продолжаешь смотреть из окна, словно из заграницы.


Антон Полунин

По мере удаления

Одиночество
Вещи окружены вещами
Злоба гласит надпись на двери
Незнакомец бродяга
Не гласит надпись
Ещё без предварительного медицинского
Помещена в изолятор
Через стенку камин живой уголок
Будешь ходить в школу
Вставать в семь ноль
Завтрак
Второй завтрак
Зарядка

Одиночество вещи
Гасишься чем можешь после бессонной
После прогулка игры
Полдник второй первый
Свободное время полчаса
Пойди хоть откромсай себе что-нибудь
Или повальный в сомалийской общине
Туберкулёз
Вши
Наверное
Нужно ходить на языковые курсы
Тёплые вещи пойти получить
Написать заяву на переселение
И другую
На материальную помощь

В протоколе писал под диктовку
Грозили выселить
Депортировать
Грозили поместить в ПТПИ
Обещали ПТРБ
Определили по самообращению в центр
Молоко развивающие игры прогулка сон

Вещи изъяли
Будут лежать в сейфе пока не выпустят
Гулам приходил забирать не дали
Так окружённые вещами и
Лежат

А вы ещё другой почитайте
Как он ему говорит
Я за веселье и радость
Только географически
А он ему круговорот бумаги
Втиснуть символический жест
От этого ведь отделаться как
Сперва поваром там продавцом
Переводчиком иногда
Это если знаешь язык
А так
На пособии не больше года
И никаких гвоздей так сказать
В мостовую

Меж тем витаминотерапия сон
Завтра в СДД и что неизвестно
Ангар Янтарь Лучник
Умалчивает надпись на двери
По мере удаления


Иногда

Бойся меня
Как лечу по зелёным равнинам
В товарняке
Где меня называют Сатурн
Президент Рейган
Где пурпурным аспидом
Врываюсь в сосновый лес
Джо ди Маджио
Лис на рассвете
Нечеловек

2

Также
Рек полных форели
Заброд полных воды
Глаз полных воды
На вокзале где есмь оставленный
Чемодан
И есть
Мечта о небывшем
Цветок в петлице
Цапля в дождевике — это
И есть тюрьма
Растущая вниз
Нас отражает трава
Окружает влага
Вальгалла
Невыгова

3

Приходил почтальон перечесть
Сверхмолний
Такой-то — мне
Люмен-фламен майн фройнд
Люблюплачу
Это нибелунг
Это сатана приходил
Любил их всех до одной
До костей
До жемчужных вершин
До последней
До самых зелёных холмов


Андрей Яворский

Евангелие от Руки

                Кате Захаркив

на яблоке ничего не сказано о голоде
вообще ничего не сказано
но эти ягодицы я считаю более выпуклые и упругие
что это значит

———

своды храма подпирали монументальные одеколоны
попахивало спермой кровью
плавилась мембрана упаковочного полиэтилена
и мясо бежало
в плотные слои атмосферы
едва успевая преодолевать притяжение земли

но прирост мяса не понижает силу притяжения
но и убыль не повышает

———

вообще-то во время Величайшего Поста
запрещено выказывать цветистую сыпь в мордокнигах этих
и прозрачные месседжи не поощряются прямо скажем
но допустимы
вроде отрыжки

как и фото лица в instagram
всякий раз
после опорожнения кишечника в ослепительной уборной общепита не облегчит совесть
наберитесь терпения
для объявления благодарности Господу
вглядитесь в Его лик и звоните в колокола
у кого нет колокола у тех есть клитор

———

алё
хочу сделать официальное заявление
на улице драйзера возле дома номер сорок
на ёлке повешены двенадцать ваших сотрудников
а на песке надпись
точно не помню но магистральная мысль такова нижеподписавшиеся добровольно
прекращают жизнедеятельность во имя построения доверительных отношений
между милицией и народом перед лицом тысяч загубленных судеб
в связи с инициативой высочайшего руководства
относительно проведения кардинальных реформ силовых органов
ну и что мол праздник как-никак
приезжайте скорее засвидетельствовать эту расписку
пока её не затоптали
мы все тут сильно ждём вас
нам вас как раз не хватает

———

у корректировщика есть Евангелие от Руки
теперь он точнее фиксирует откуда бьёт молния и
передаёт координаты

теперь Глаза Дьявола оснащены не просто лазерными дальномерами
а и системами автоматического наведения
управляемые с помощью iPhone или iPad в пределах зоны действия WiFi
полагаю благодаря TrackingPoint редактирование канонических текстов лишится
привычного однообразия
должным образом

———

извините Мессия вышел
за хлебом вином
а как пришёл в себя
стал воспроизводить на схеме расположение защитных укреплений
центрального супермаркета

захавал говна
обнюхался чеснока
семерых суперсотрудников госохраны
принял за сотрудниц три раза в час
по ходу прижёг серебром ниочёмные ранки
поверх мутноватой слезой поэтессы вмазался
оставалось выкурить главного ебаната из кабинета
но залип
навсегда

———

тут Всевышний не выдержал да и сошёл в ад
испить всю боль утрат
я бы даже сказал отсосал
а после основательного дебоша
развалился на полконтинента
и юдоль храпом содрогал
и столько в нём было ада тогда что он этим адом рыгал
а очнулся
на груди на лбу расплющенные танки
к дланям гусеницы поприлипали
глядит
на некогда безупречный маникюр
на перепуганную паству под ногтями
еле живую от страха от господней брани
и покатилась у Отца слеза а за ней другая не видать ни конца ни края
а по-простому водка
и воспрял
богоизбранный народ
и пошёл в поход
то есть поплыл
к американской мечте
но то ли руки были дырявые
то ли стаканы уже не те


  предыдущий материал  .  к содержанию номера  .  следующий материал  

Продавцы Воздуха

Москва

Фаланстер
Малый Гнездниковский пер., д.12/27

Порядок слов
Тверская ул., д.23, в фойе Электротеатра «Станиславский»

Санкт-Петербург

Порядок слов
набережная реки Фонтанки, д.15

Свои книги
1-я линия В.О., д.42

Борей
Литейный пр., д.58

Киев

Кафептах
ул. Васильковская, д.1, 3-й этаж, в помещении Арт-пространства «Пливка»

Россия

www.vavilon.ru/order

Заграница

www.esterum.com

interbok.se

Контактная информация

E-mail: info@vavilon.ru




Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2017 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service