Воздух, 2014, №2-3

Откуда повеяло
Русская поэтическая регионалистика

Львов

Георгий Махата

Лани-Гве
(china edition)

1

Чалмой воскликнул
Из труб неба

Стольная гора

Сур-Опер: Всем! Всем!

Иберийское Радио:
парк-лес,
на стволе объявление:
кобель шоколадный
сука чорная
навстречу
человек с закрытыми глазами

Армянское Радио:
ты мало смеёшься
Трапезунт!

А Русское Радио
Начиналось с автоматов
По продаже газ. воды

2

Чубарый бакалавр

Не приучился

К подземному переходу

Он социолог тайная повесть

Тоска на берегу по животным
и птицам к умельцам:

Гаражи...

Голубятни!

3

Любопытно

Развинчен, нерв, пульс
Словом — един Жилобой

4

Экзаменует

Зыби-ваятель

Изумление мира:
Белоштанники

5

тато — експерт ТПП УССР
мама — інженер СМУ
батько — шк. завдання перевіряє
нені читаю про пігмеїв
битва з чаш з журавлями
на свинцевих ходулях
людей з кулак

люблю лишати ся сам
роби що бажаєшь!

є дзвіночки лісові та є будильник

кінець ранку
на день — годинник
у коробці-автобусі
гудзики-пасажири

восьмий поверх

6

вибачте!
треба більше світла!

народився
в день Вакха
із списом хер на схід

закліпав
і хоч би що —
іранець дхне,
а метеликам — весело!

7

Антон-сонет

положим уголь

тысяча ночей

где окуляр всех находит
интерес

взувает воздух
обувь со станции
где улицы-контейнеры

и тамтам
автопогрущик
для смуглянки на пуантах

8

затруднена речь

котельный
заездил человеков —
никогда так не работали
в кувшине смена за сменой

уДав-портрет

смотр-ум-стоятель на

повздорили с пыльцой!

9

Людей на стройплощадях нет
Все — в кабинах
Наедине
С китайским
имп.

Моя лошадка
быстро скакает
Ни Александр
Ни столбы
не держали

Подковы рванули

Гон

* * *

собрались и отплыли

отпевали

больше трёх дней
как женатые звери
на виду

ты боялся графитом

в прибрежном театре
делать нечего

* * *

готовит два отлива
смыта дорога за час

к закату
к волнам хворост подвязывали

с ног сбились посланцы
матушкой тащить меня
большому животу избранницы

пол земляной режут

в лицо набьёт молнией
засыпан

задыхаясь увижу
небо обжигают весы
волоком гонит горностаев
искрятся сосны в бородах

махнёт платком

Пыльная зима...
(вхожу)

Они не подозревали,
они наивнее людей,
неожиданные нарушения
всё изменяют и засыпают,
они просчитались недалеко,
рядом, выветривание —
чёрный вепрь не даёт
привстать, прижимает к земле;

Они честнее людей,
и терпеливые недооценивали,
у них в окончаниях
нет свирепых волокон,
они стоят ради пыльной зимы,
на с щ н с т
указывают могильные пни,

осматривайте
окружающие земляные
изъяны, медленные корни
показываются;
вошёл в неё, живу
в том переживающем спящих
и заодно и меня,
пыльная зима...
вхожу.



Марина Курсанова

* * *

Ты её научишь думаешь
думаешь через любовь тебя поймёт
ветреные горы двинулись
почему же ничего она не видит?

Вот ещё одна гора и слышится число
повернись на север для неё не видный
но она тебя так любит любит любит
но и говорит совсем не так как ты.

* * *

Где же меч твой дитя и дитя
где язык коим слово не найдено
птицы вереском воском летят
от болящего до перекладины

только звука подвижная кровь
обнимает любого любимого
и пробитое сердце и рот —
всё лишь для проявления длинного

Свои

Они отбиты, неуклюжи, холодны и беспощадны
И ничуть не говорят по-синегальски.
Они в чужую жизнь не лезут и в свою не запускают,
У них крупны горы-мышцы вместо сердца.
Они качаются природой и умеют притворяться,
Они выполнят работу.
Они режут, убивают, безутешно выгоняют,
В одиночестве кочуют.
Их нахмуренные брови — только! — выдают породу,
Но друг друга они чуют.

* * *

Крови роскошное дно.
В Америке тьма от прохладного коршуна в небе.
Мир умещается в наше звено из пяти человек,
И не больше.
И тут же нас нету.

* * *

Выстроенный
архитектурный заводец, полусдохший от ветранет —
укрупнённые облака,
вырезанное сердце.

Городок навсегда,
как чашка, насильно вогнутая в ладонь, —
и внутри Городка — подвижная и пожившая —
дышит семья, как в детстве,
в которой никто и ни с кем.

Лежать на краю постели,
в молодом молоке января.
В таинственном ельном холодке,
в самую длинную ночь кельтов.

Зима

Наложив пальцы крыл на подол
проплывает с ландшафтом в утробе
дочка мельника —
это зима,

и дреВНЕгреческий
блаженный
синий цвет
подкладка для накидки
для зимы.

— Му табор, — говорю, — мутабор, —
и птица хрипло летит
по красному воздуху.



Ксения Агалли

Стихи с продуктивной симптоматикой

В углу сидит картонный соглядатай
и громко дышит, даже не таясь.
Он был надысь, а также был вчерась,
он сущий вне термометра и даты.

Намедни я с него смахнула пыль
и ветошкой прикрыла от простуды.
Чего мне ждать от эдакой паскуды?
Он гаже злобной рыбы барракуды,
он в голове моей застрял костыль.

Он иногда не к месту спросит: «Ась?»,
он хочет притвориться стекловатой,

он чувствует себя со мной вась-вась
и ждёт, что напою его хербатой.

Он плоских дней моих бумажный князь.

Оскорбительные стихи

Безрукий Водолей, чугунный самозванец,
куда ты, к бесу, льёшь своё сусло?!
Всё мимо, мимо. В почву утекло,
и вот его хлебает померанец.

А мимо прёт свинцовый проходимец,
ему и Кали-юга — не беда.
Вода во всём. Стекает с век вода,
а мы, моргая, смотрим не туда,
где треснутый лежит кувшин-родимец,

отброшенный, как старое гребло,
как бабушкин салоп, как рваный ранец.

Читатель ждёт уж рифмы «заебло».
А мне не жаль. Лови её, засранец.

И подпись: равнодушное трепло.

* * *

тебе бы только сверху глазеть туда-сюда
забравшись на высокие ночные провода

а мне бы лишь ногою туда-сюда качать
ты бывший царь полнощный а я никчёмный тать

который ни елену не может умыкнуть
ни глупую селену в ушанку завернуть

не хочет освежиться над утренним прудом
не мыслит удалиться в свой загородный дом

а только смотрит смотрит поверх насквозь туда
где провода без тока и рыбка без пруда



Алексей Графф

Бок о бок

Голословие тешит. Убаюкивает и тешит.
Рецепт нехитр: щепотка сухой глины, киноварь и (возможно)
Треть стакана абсента
(для стимуляции роста лобкового мха).

Тот, кто первым нарушит гранёный вакуум, — выходит.
Неопрятность в паре с опарышем жестов наводят тоску.
Трупную (если не сказать — липкую).
Холуевым отпрыскам невдомёк значение слова «реликт».

В их котомке — пастушие бубны.
В одноплоскостном темени — ветошь.
На губах — тоже.

Дальтоник

Остатки весенних бессонных сентенций исчерпаны.
Жилища — без кровель, цвета — вне оттенков.
Худшие из подозрений-насильников
                                                          набирают силу.
(Дюжины Хрустальных ночей — гнушаясь — полосят щёки.)
Крамола подуськивает гиен и утконосов к бунту,
К требухатой расправе над линяющим стягом,
                                                                     над печенью.
И всё это — тут, в раздолье истошных начал,
                                                                    за спиной.

* * *

В лиловой гуще пересмешников-камней
Нелепо теплятся огрызки внешних страхов.

Собрав в охапку сонмы квёлых душ,
Созвездия телец безропотных — венец простаты! —
Я зачехлю гарпун.

(О сколько ржавых, безымянных дыр
Обязаны ему своим рожденьем!)

Раскинув китобойню на костях
Святых розалий, перезрелых курв,
Я пережду момент, нырну в манду,
Возьму бразды правления... пока
Не сдохнет вепрь в висках, шакал, секундный ёбрь.

Пора! Ножом консервным клеть груди — навзрыд,
Акриловый самец — на выход!

* * *

Кто повесил ушлых родственников, нахрен,
В рот им слив остатки молофьи?

Дети их — потомки говножуев —
Обрекли себя на долгую печаль —
Малевать сопливые автопортреты
И ночами грызть поочерёдно плинтус.

Меж отцовских ног — секиры поцелуй.
Как тавро в межкрылье — роспись дровосека.

Иногда и топоры в спине, увы, ржавеют.

Мотив

Шершавый галоп скакуна приглушённым квикстепом
Вплетается в сточный хрип рек, в безъязыкий рост трав,
В погребальную песнь орла-стервятника.
(Дикий тарпан, уймись!)

По мере его приближенья ритм нарастает.
Природа (в преддверии каденции) соскабливает родимые пятна —
Чернильные слюни Создателей, врождённую неполноценность, —
Чтобы явить себя в совершенстве.

Столб пыли предшествует его появленью.
Под неуёмное ржание безумцы вынашивают
Величественные идеи (приметы ущербности).
Боги уродуют комара, чтобы позже
Сломать единственное крыло (в зависти).

О, очумелый пантеон, в чьих стенах (снова и снова)
Детонирует конский топот!

Верноподданство

Уничижительное пространство:
Изрешечённое, отшлифованное.
Свет втекает тонкими струйками
(У него твои повадки —
Повадки распутницы).
Бедро, бедро, оголённый низ живота.
Даже в самом малом падении —
Двойственность.

Диагональные скрещивания:
Мошкара, бесспорно, приручённая мошкара.
Отщепенцы, снующие в поисках пыльцы:
Веко, складка на шее, мочки ушей.
Искажёнными, сквозь головоломные пируэты,
Проступают твои обличья.

Вот вас двое. Трое. Вы смотрите
Друг на друга. Друг в друга. Вскользь.
Наэлектризованные пылинки
(полюс плюс — минус).
Взаимное притяжение. Неприязнь.

Непристойные жесты раскачиваются на трапеции.

Сплетённоногий лупанарий!
Более цвета́ не имеют различий.
Медленно, вынимая по нити, ты распускаешь
Приросшую к телу власяницу.
Выхолощенная кожа огрубевает.
Полно же! Сними свои взгляды
С отерпшего каркаса,
Подпирающего купол неба.



Курт Волошин

* * *

т. к.
краснеют о́кна
гранатовый сок сугробы
выдох
такой тяжёлый
способен понаблюдать
как пустят корни
в проломах
мои следы
в тёплом

* * *

листва разбежалась
прячась за лайки
будешь смотреть вверх
корни дерев
крепко держат старые тучи
снег собирают друзья говорят
безостановочно
хотя и прозрачны ярость
на вкус будто воздух
в колонках
сидеть доверяя бегу
нет страха
когда широко открыты
когда впереди
царапины

* * *

оставленная
жестяная банка супа песка
в тёмных гаражах поездах
много таких белых штук
сердце тряпка торнадо
быстрая еда мосты заполняют
кашель ночные звёзды
витрина леса
мир смотрит клубками
через небольшую пробоину
тёплого бега
жизнь держится за меня
концы перепутаны
парками тонуть
вместе с водой
ощутить деталь
которая тебя впитает всосёт
насухо

* * *

пробуждаться
никогда не бывает легко
красные тельца
нет линз
чорными пуговицами
смотрят журналы
в канале
распадаются на составные
звёзды кустарник
не знаю
зачем мне эти движения
дождусь
надписи на стекле



Юрий Корецкий

Журавль

бумажная бабочка
склеена в твой сон

облачный житель
не попади под рентген!

из «моя голова»
прорастает поломка моста

о пианола
степной инструмент

Орфей

иногда из зеркал
на прогулку выходит

на месте нашего прощания
встретил деревянного человека
от рукопожатия осталась заноза

они убили его
грели руки огненными цветами
сделали обрубки
пустили по кругу

проснуться в тёплом доме

моё сердце
заперто на ключ
бьётся о стены

Всё это вместе

если
такая опция
предусмотрена
непременно домино
называется
«сердце-витраж»



Сергей Муштатов

фреска со статусом беженца

аки посуху плавкость

болевых точек  над дитячим
майданчиком
(
видеть исключение
)
из института благородн. материков
щедры
рукава противопехотные лица буханками
разлинован технический паспорт созвездий
гаек январь
(так им и надо, падлам на ткани событий
на вырост
с обратной резьбой с геополипами?)
на разлив (из правил)
из чувства дальнего локтя
кусая рельсы теорий к стенке
(шведской)
расстрелом по переписке
(
брачный танец полицейских водомётов
пометит место севера трений
(сечётся
волос спина и огонь) батарей и брезента
воздух прорвёт как трубу от напора
где тошно от камер (не заходи в эту воду
по пояс)
валит на жителей зала  (aliud dicitur
et aliud demonstratur) отпустим сиденья
(с улыбкой) идут по домам предисловия
(венская вата меняет) без турбин без наших
квитанций за газ (полярность) пусть
(
камень о камень в очаг (+наконечник)
но кремний родился для света

для его передачи (ещё дальше)

любите ли вы
бутылочную почту так же как мы ?

море ходит кругами

когда замечает бездомный кнут
в лесу —
харкает на пол: «легко взять языка
чтоб выдал военные тайны впадин
так же просто высечь всех ксерксов
в отместку снять камуфляж дна
не с себя а на цифру (при бегстве)
как покаяния счётчиков...»
(в базальной части) укороченные побеги
сохраняют жизнеспособность
(
с цветущих полей чертежа
между грядок повадки столбов
полосатых (хищные серпы скорые лани)
(как в спицах венозной вязки остаться
нельзя) в примерах вязнут приклады
в спину лучи с черепиц наголяса
лечебный марксизм посадок со скидкой
над оккупированным без платона

сервер изморозь отслоилась

люцерна
вместо «русского аэродрома» —
топливо в упаковках наград
за опоры на пашни внутри оперений
альтернативные источники
на крепких столбах с винтовой
лестницей посреди ветряка купаний
гипермаркет добыча устойчивой фазы
царапин на небе горного шлёнзка

już nie widać
(
души советских бомбардировщиков
истребителей грузовых самолётов
напичканных как огурцы (десантура
танки грузовые тюки сыпучие грузы)
отрабатывают свою карму
постоянными и переменными семенами
в проводах (помимо всех польз)
прорастут вредной сеткой на небе (соли
бария алюминия полимерные волокна
карбид... химтрейлы подолгу висят
над шеей скоплений обеспокоенных
пока читаешь в дороге) будут гадить
(память материала)
(
и много иных юных лесов разлилось

следами ветрянки глазным скотчем
табуны берёз как герб узурпировала себе
идея россии что шла на стволах
(между диким штрих-кодом локаций)
на разных высотах «L» утерян сок
такой значок на табличке эха на голове-
-шке края шпал вахт молотка костёл
(служит в органах возобновления)
как родственник прямой плотины
позначки сигналы какой мапы держит

то что течёт?

счёт не в пользу мостов и трудно поверить

в поле угроз стоп-сигнала восток качалки
«грязным» как можно быть во время целой поездки
светит с уклона собака грозная слабость

мелочь мели

река в этот раз раздалась в плечах
стала шире медлительней
сама скатерть стука
сплошь пяльца за столиком
смотрит сквозь сальсу на август на жабры
в солонке kobiety używały pasa

песка нанесло взять не замочив колен
протанцевать на другой берег
лета ze skóry żubra
=
серьги подвески браслеты кулоны брось
отдельные бусины ко́льца бензола кресты
на уздечке tura lub niedźwiedzia jako

( всё что ей завернули в бумажный пакет
подогрето в особой печи из фракталов
так чтоб температура камней имён
и металлов оказалась не ниже
36-ти pomagającego ciężarnym donosić
сiążę ( переправа довольна ( градус
модно поднять

=
помазать заранее полностью
человека зелёнкой от ссадин ушибов
падений осад с рождения перестраховка
асфальты сменить на мягкие маты
на перья китая пух поролон заменители
при зачатии выдавать женщинам
2 капсулы (в одной микро-фонарик
со встроенным чипом присмотра
=
как для детских чтений секретных
под одеялом в другой учебник шахтёра
из долгих согласных
устав внутренней службы
спутник атлас псалтырь шпион календарь
)
=
обе разбухнут внутри до нужных
размеров растительного (при системном
поливе
) (чебурашки такие из раз-
вивающего детей магазина
автомата...)
=
как окружности

( бегом далеко   волной  ( перелистывая
=
по́ры в сторону пола запоминание
ухода i przynoszącego ulgęw cierpieniach
porodowych ювелирные укр-
ащения
)
=
всё ещё тёплые

орбит(в)ы грудня

немножко много винтажньIх гостей
штандартен набор открьIтий по кругу:

       — ратуша — патио — в сапог сунуть альбом
       — перочинньIх свитльIн францюватого
йосьIфа пагорбьI
       — танец с водорослями с эхолотами
)
не вьIводится в виде бегльIх андроидов
в виде «правка» родовое пятно

из ос потрохов льIж «науки-религии»
цепньIе пачки
хватает реакций сьIрья в виде многоэтажньIх
пунктов приёма
новая жизнь в виде «сохранить как...»

подоконники лист ДСП крепостньIх паводков
из черенков лаоконницьI в виде «печать»

деревянная кровь не болит
)
проскочила пустую поляну
наискосок

за собой несёт как тянет худобу на привязи
пустую же клетку
вместо птицьI зачем-то кольцо
для детских нерезких зубов
для молочньIх наводок                       вернулась
у груди мнёт охапку як вхід
до повсТаньской криЇвки
кружева из салер и что-то с тьIчинками
с холоду г л у б ж е
может увидела врЕшти «ТьI — термос...»
так же к груди прижимаешь младенцем
«как мне вьIйти отсюда?..»
(
на коре
два близких дупла ещё неоформленньIх
лесной «брехунець»? новь погодьI прогнозов?
(
КАК может «ОШИБАТЬСЯ» ясень !?

знать не знаю

точная вещь революции

ручей — быстрый бинт
покажи это место укола
мочку
через которую вылечат
ребро ладони
через колено шею

перегнёт
недолёт рукавицы ежовой:
«вот ещё один дом
как игла или шурф
как разбег с длинной верёвкой
без змея бумажного»

не связан как прутья метлы
корпией фильма
отдельные ветки живые
блокнот для полёта
(капля за каплей)

сам полёт

море за морем







Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service