Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
 
 
 
Журналы
TOP 10
Пыль Калиостро
Поэты Донецка
Из книги «Последнее лето Империи». Стихи
Поезд. Стихи
Стихи
Метафизика пыльных дней. Стихи
Кабы не холод. Стихи
Галина Крук. Женщины с просветлёнными лицами
Поэты Самары
ведьмынемы. Из романа


Инициативы
Антологии
Журналы
Газеты
Премии
Русофония
Фестивали

Литературные проекты

Воздух

2014, №2-3 напечатать
  предыдущий материал  .  к содержанию номера  .  следующий материал  
Переводы
Стопроцентное зрение

Марк Форд (Mark Ford)
Перевод с английского Денис Безносов

Стопроцентное зрение

Отдыхая в пещерном погребке, он внезапно
Выпалил: — Бармен, стаканы сами пустеют,
И всё ж я упорствую; я втиснулся в гигантское ушко
Невидимой иголки. Проходя в двери или сквозь,
Выслушивая анекдоты или травя байки,
Я сознаю, моей судьбе не стоит забывать
Потерянные ориентиры. In medias res мы начинаемся
И завершаемся: я родился, потом моё тело распустилось,
Будто иллюстрируя несколько мелких, но важных слов —
Но — вот это давон отсюда. Я всмотрелся
И остолбенел, глядя из кустов, как солнце
Садится за холмы. Пара голодных сов
Приветствовали паутинную тьму; роса
Сошла на ползучий папоротник. Сначала
Моя липкая кровь не хотела течь, собираясь
В восковые капли, в лужи; смешавшись с водой,
С глотком бесцветного алкоголя, она истончилась и
Неохотно угасла. Я лежу опустошённый, словно опавший
Лист, ещё не пробуждённый слепящей вспышкой
Сухой молнии, приступом ужасной жажды.

Вотчина

Поднимаемся! — мы слышали военный клич — Выше!
вздыхали снова дрожащие листья —
Выше! Разве Скорый Гарри покинул тропы
енотов и бобров? Почувствовал, как закружила
его сердце вверху чья-то рука или коготь: Нет,
больше никогда, — рассуждал он, — я не стану бороться
вслепую между просекой и поселеньем, над которыми
меланхоличный идиот смеётся. Прочь, снова
прочь, одежда из оленьей кожи! Как сверкает
моё ружьё на солнце, что закатывается
за озеро. Послушай — на каменистом пляже
пошёптывает рябь воды: Скорее,
скорее, Гарри, скорей, скорей, скорей...

In loco parentis*

были довольно жуткие персонажи — один
частенько ложился
на пол в комнате отдыха, хватал всех нас,
чтоб взгромоздить на себя, и была воспитательница
со взглядом василиска, в голубой униформе, с часами,
болтающимися
под правой её
ключицей. Топ-топ-
топ — идёт её глухой шаг,
содрогая асбестовые плитки потолка, и я
хочу спрятаться — или сбежать, как кролик
от пожара...
                  Всё, что мы потеряли, потеряно
навсегда. Младший
из чертей играл в шахматы
с нами, заставляя
фигуры взлетать
и парить в воздухе, салютуя клинками. Я схватил бы
их теперь — напыщенного слона, крадущегося
коня, все-
знающую королеву, —
но они рассыпаются
в моих ладонях, не желая
вернуться на доску, на свои клетки.


* Вместо родителей (лат.), юридическое обозначение представителей педагогических институций, которые отвечают за их воспитанников.

После Африки

После Африки — Сурбитон:
Дом без отопления, мощёные тротуары;
Нет ни мартышек, ни гепардов, рыскающих по равнинам.
Бородавками и мозолями искалечены наши ступни.

Дом без отопления, мощёные тротуары
И снег, сыплющий в нимбы уличных фонарей;
Бородавками и мозолями искалечены наши ступни;
Но стружка плотника нашего, Чиппи, мягкая, будто цветок бугенвиллеи

Или снег, сыплющий в нимбы уличных фонарей.
Каждый был бледен, бледен или сед, столь же бледен и сед,
Но стружка плотника нашего, Чиппи, мягкая, будто цветок бугенвиллеи...
Красная африканская пыль от колёс наших игрушечных грузовиков.

Каждый был бледен, бледен или сед, столь же бледен и сед,
Как поблёкший ковёр, на котором
Красная африканская пыль от колёс наших игрушечных грузовиков.
Рычат снаружи настоящие машины.

Поблёкший ковёр, на котором
Всё, казалось, было после Африки, в Сурбитоне
Рычат снаружи настоящие машины —
Нет ни мартышек, ни гепардов, рыскающих по равнинам.

Они водили

просто ужасно, но с юморком распевали
Останови свою тачку Джонатана Ричмена каждый раз,

когда машина шла юзом и визжали покрышки. При случае
обсудили все за и против секса

с Бобом Диланом — или его двойником — в Бьюике
под Из шестого Бьюика.

Чёрный дым вздымался от выхлопов, ради своеобразной
точной разметки маршрута они вносили в дорожный атлас

объезды, проколы шин, плюсы и минусы — всё
время задаваясь вопросом (как когда-то Ван Моррисон

пел), правда ли Упрямо гнать
по шоссе значит то же самое, что жить.


  предыдущий материал  .  к содержанию номера  .  следующий материал  

Продавцы Воздуха

Москва

Фаланстер
Малый Гнездниковский пер., д.12/27

Порядок слов
Тверская ул., д.23, в фойе Электротеатра «Станиславский»

Санкт-Петербург

Порядок слов
набережная реки Фонтанки, д.15

Свои книги
1-я линия В.О., д.42

Борей
Литейный пр., д.58

Россия

www.vavilon.ru/order

Заграница

www.esterum.com

interbok.se

Контактная информация

E-mail: info@vavilon.ru




Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2019 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service