Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
 
 
 
Журналы
TOP 10
Пыль Калиостро
Поэты Донецка
Из книги «Последнее лето Империи». Стихи
Поезд. Стихи
Стихи
Метафизика пыльных дней. Стихи
Кабы не холод. Стихи
Галина Крук. Женщины с просветлёнными лицами
Поэты Самары
ведьмынемы. Из романа


Инициативы
Антологии
Журналы
Газеты
Премии
Русофония
Фестивали

Литературные проекты

Воздух

2014, №1 напечатать
  предыдущий материал  .  к содержанию номера  .  следующий материал  
Переводы
Ничья земля

Снежана Минич (Снежана Минић)
Перевод с сербского Анна Ростокина

Вопрос из романа

Чего я на самом деле хочу?

— Говорить и вновь говорить,
как все перемещённые лица
без постоянного адреса,
с языком без костей,
с ООНовским паспортом или без него,
продлеваемым раз в два года,
как женщина, встреченная однажды в подземке,
которая обращалась к Богу через маленький телеэкран,
где крутились новости и реклама,
реклама и названия станций,
в вагоне подземного поезда,
реклама и названия станций,
а она исповедовалась сквозь слёзы, взывала к матери,
поочерёдно молитвы и брань, кажется, на испанском,
она была очень красива, и ничего не стоило представить,
что она вот только выбралась из тёплой постели любовника
или вышла из какого-нибудь салона эротического массажа,
и вообще у неё был букет обычных цветов из супермаркета
и сине-белый пакет «ALDI» с продуктами,
пока поезд мчался по подземным туннелям,
она непрерывно говорила, плакала, размахивала руками,
смотрела на волшебный маленький экран над сиденьями,
у неё были дивные чёрные волосы,
люди поглядывали на неё украдкой,
но никто не понимал, что и кому она говорила,
хотя она горько рыдала, исповедуясь электронному богу,
а он непрестанно слал ей рекламные ролики и картинки,
картинки и рекламные ролики...


Златомир говорит, о чём пишет

Когда я был у сестры
Я познакомился с одной простой женщиной
Она жила с каким-то сумасшедшим
И однажды в приступе безумия
Он забил ей гвоздь прямо в лоб

Настоящее чудо, что её мозг
Остался нетронут, а врачи
Не сочли нужным вытащить гвоздь

Гляжу и диву даюсь и не могу надивиться
Кругом разгуливают железные единороги
Сплошные железные единороги


Ничья земля

Проснулись в новой стране
Щебетали дрозды в кустах, летали чайки
Всё означало не то, что прежде
Голоса напоминали, что лево может быть слева
Право справа, посередине
В глубине дерева или в море
Люди были весьма растительны, как водоросли
Колыхались в пейзаже

Город, невидимый камень, зерно жемчуга
Повис в воздухе, на шее
Никому не хватало мудрости
Найти своё место
Обречённые на нехватку реальности
Мы парили над заливом
В машинах, комнатах и кроватях


Путешествие одного французского поэта

                                  А. Арто

Я был на Голгофе, много воды утекло с тех пор,
я вечно брёл по дорогам,
разбитым, грязным, без указателей,
порой мы видели людей, случайный обоз
за день ходу впереди или позади,
редкая церковь с ночлегом для захожих странников,
монахи в чёрных ризах, погружённые в свою веру,
крестьяне, сгребающие сено и поющие во весь голос,
зелёное море дубрав в окоёме,
я видел всё,
опершись о посох, весь в крови и пыли,
нигде я не мог найти родника, тени, покоя

Я не помню, что родился в Марселе...
Одной майской ночью меня бросили
в груду мусора с другими телами,
я родился в Челе-Куле*
и в ней же замурован,
над моей головой кружит ворон,
по весне на руках расцветает акация,
в печальном небе вьются горячие слёзы...


* Челе-Кула — башня в Нише (Сербия), построенная турками в 1809 году, после одного из сражений времён Первого сербского восстания против османского ига. В качестве мести турки вмуровали в стены башни черепа убитых сербских солдат. — Прим. пер.


О познании добра и зла

Облако большое, красивое, доброе
Трава, должно быть, ему сродни
Знавала я и другие облака
Видала другие травы
Ничто не есть вот такое — такое вот
Меч режет землю, по которой мы ступаем
Мы счастливы по ту, другую сторону
Как мой пленный дед,
Которому кто-то сунул буханку хлеба из жалости,
И ему не пришлось питаться собственным калом
Или калом собратьев по несчастью
В товарном вагоне, который вёз их в рабство,
Когда окурок был огромным богатством
И из него вылетали облака,
Большие, красивые, добрые.


  предыдущий материал  .  к содержанию номера  .  следующий материал  

Продавцы Воздуха

Москва

Фаланстер
Малый Гнездниковский пер., д.12/27

Порядок слов
Тверская ул., д.23, в фойе Электротеатра «Станиславский»

Санкт-Петербург

Порядок слов
набережная реки Фонтанки, д.15

Свои книги
1-я линия В.О., д.42

Борей
Литейный пр., д.58

Россия

www.vavilon.ru/order

Заграница

www.esterum.com

interbok.se

Контактная информация

E-mail: info@vavilon.ru




Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2019 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service