Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
 
 
 
Журналы
TOP 10
Пыль Калиостро
Поэты Донецка
Из книги «Последнее лето Империи». Стихи
Поезд. Стихи
Стихи
Метафизика пыльных дней. Стихи
Кабы не холод. Стихи
Галина Крук. Женщины с просветлёнными лицами
Поэты Самары
ведьмынемы. Из романа


Инициативы
Антологии
Журналы
Газеты
Премии
Русофония
Фестивали

Литературные проекты

Воздух

2013, №3-4 напечатать
  предыдущий материал  .  к содержанию номера  .  следующий материал  
Стихи
Полыхающий шиворот

Валентин Воронков

* * *

полыхающий шиворот, скорое детство джалаладдина,
приласкалась леса последней перепроверки.
у весны шерстяные края, кунжутная сердцевина,
лепестки или ногти — светлые маломерки.

по краям некрасивая
редкая ровная ягода кровяника.
и фонарик с дымом, кладбище с перекрёстком.
вынет гипсовый меч, как скульптурная украинка.
переспит с тобой, как с подростком.

этот ветер трогали пальцами, как подковой,
но полгода прошло — и звезда, и квиты.
обведи наугад её отсвет, почти лиловый:
путешествие в киновиты.

нефтяной цветок и гуашевый вертоград.
сторожи лицо, так пошла бы свистать машина.
это всё — впопыхах наброшенный маскхалат
из осколков и крепдешина.

не глотай железо, вращайся без волшебства;
оборотка вымокла — купчей? кормчей?
пожелай мне немаркого платья,
недлинного праздника, зычного рога, единого божества;
пелены покраше, слюны погорче.

(изнасилование и убийство впервые в мазанке
приманка на глиняных ангелов
преполовение скорой помощи
бледное слово аникси
и наш мышиный танец у всё менее тайной дверцы)


* * *

розовый ли флажок, масленая печать,
геометрический принт на пустой высотке —
суточный свет тянуть, мутным ручьём мельчать,
вспыхивать рубчиком скомканной пятисотки.

птичий, как будто, вольер, ловчий почти мешок.
если успеет оттепель подверстаться,
выдернет камешек, выточит корешок
цепкий левант с повадками пакистанца.

девичий сульфазин, радужка над щекой,
жёлтая выемка, поротая полоска —
всех закачает кладбище мирогой,
набережный сезам, на ключе бороздка.

кладка свечного тела в жёваные листы,
ровную жимолость, мыльные, там, обрезки.
двое неровно дышат у восковой черты
или друг дружке делают по-апрельски.

мокрые ленты отданы вперехлёст.
тешь меня линзой, расти во мне, как детёныш.
столько твоих деревянных мечетей, бумажных звёзд.
близко твоё корытце, а не утонешь.

а это я стою проливая, это я стою проливаю
тяну на верх лесов закопчённую стеклянную женщину
в день инициации оглинда вспыхнула трижды
и край небца горел-полыхал как какое-то какое-то афтепати


* * *

шевеленье постромок, милая толчея,
диск сплавляют по шахте, ладонь сдирая.
что ты треплешь в простенке, как девочка, как ничья.
прозвенит электричка — и немочь уже вторая.

не сверяя оскомин — чья тоньше, а чья пестрей, —
не меняясь слюной, + копытцам почти не вторя,
к шерстяному просвету прилаживают репей,
обмирают в бестраекторье.

трёхпетельный на пальцах сплетён ночлег.
с изразцовой прожелтью головня.
нерифмованной вспышкой пусти ночник.
поменяй меня на меня.

как я выгляжу сквозь стекло?
я порву тебе облака.
наливное сердце доброшу через ополье.
годовалым телёнком вылижусь у ворот:
провернись осколок, бля,
гексаграмма

вверх несла железная, и потому витая.
с окровавленным «о» пропускали через колосья,
с изумрудной насечкой на тёплом бедре валдая,
с отклонённой осью.

сколько можно ронять и ронять лицо,
шароёбиться с этим ведром моложавых яблок?
то, что здесь загадали, — уже загадали.


На Кинотавр

в пустой комнате гением локи птица-механика
монохромный забор семиполосной крови
но вот-вот получим путеводную репу и астролябию
поедем на нескончаемый кинотавр
в продуваемом номере лямочки к ляжкам
и чьим-то комплексам приторачивать
колесо вишнёвое поворачивать
шевелиться про полторы истерики

теперь решено: вылетаем из табельной увулы
из оловянной беретты из ломтевидной волости
падаем с лесосплавом прямиком в скудельницу
да уж — холодными выдались крестины ватного шарика
ничего не скажешь — простоволосо смотрятся наши буквы

у тебя шерстяной напиток и ногти красные
никуда я с тобой не поеду


* * *

источенность форм
особенно жалит в debut de siècle
поют корабли
чугунный пловец по пути в институт
неумолчная сага
плоскогрудая пятница

сцепка тыльных сторон в замо́к
пыльных тропинок в одну
розовеет апрельский рубец
несгораемый теремок
уносимый на глубину

аляповатая весточка
тоже мне сёстры вейн угасающего лесничества

и вприпрыжку по гелиопольской эннеаде


* * *

лола отхлёбывает чернила,
выпрастывает фиолетовый свой шнурок,
лиза затравленно верует в землянику.
лиза и лола через вертящийся труп иоанна павловича
наблюдают снижение звёзд, линованье дыма.

не бывать цыганской свадьбе,
не стоять стреноженным у крыльца,
не расти белоснежным змеистым пихтам.

получается так: красногробье и желтотравье.
только сквозь ветер теперь и снятся такие угодья.
два пустых озерца, полутораспальное шевелилово.
бесконечность нервов, но если, если, если.


* * *

и всю историю боится пойти с треф как пойти за калитку
гладит откормленную любовь неслучившуюся болонку
приглашает с собой за стол гиревое яблоко
отрубает чужим кладенцом своим мечтам головы как пеструшкам
достаёт из глаза медно-лунного пстронга
обмирает двоякодышаще

так всё и будет пока белоснежка не поторопится
и с маломерной башни не выкинут алый гудок
и оловянное колесо от радости не поедет по сердцу
ногти не отрастут без спросу
и икона в больном окладе не вздохнёт как заядлая верхоглядка
и соски́ под рубанком не запоют отложенным заревом

вот тогда и она слишком редкая девочка дисциплина


* * *

но если скажешь лебедь, опять плечо.
чёрной ключице — вдавленные хоромы.
лучше бы уж стеарином, впившимся горячо,
шатким квадратиком, ниткой и тетивой,
золотцем стрекозиным с аэродрома.

было дело — и брали друг друга за руки в темноте,
никчемушное время затягивали бинтами
с душами-хлебницами разве не нараспашку.
а потом как рвануло в светлые руки соломы,
сжатые челюсти повилики, в лопасти пижмы-вротыча,
но по коврам не такой весны. и надплавленные надгробья
и резинка вишнёвого цвета, но не по расчётам зюсмильха.

теперь друг на друга ходим как австрияки.
приготовишки слепого мира, сквозьглазые лесбиянки,
полосуй ладонь: вот тебе реверсивное торможение.
запрети ладонь — и живиживи себе под двойным наливным хитином.


* * *

гордая кровь в плохо скроенных проводах
гулкий обхват запястий пе́три
соломенные декорации разлетавшиеся плетьми
молодость в божьем саду выгорание слухового окошка
с разбежкой в человечьих лица полтора примерно
человечьих четыре часа

теперь уже знаешь никакой никакая не повторится
дымящиеся июньские солнца выжигают детей дигами
но дюзы не вступившего в права лета податливы и услужливы
каждый домик знает на какую ключицу накинуть верёвку
в шкафу поживает ни на чём не пойманная прислуга

ласковый лоскуток говорливая косоштрихая тарашкевица
необречённый птенец в полудельте смирной тверцы
немаркое чудо обратившееся в осколке

и молодость в божьем саду
молодость молодость молодость в божьем саду


* * *

лёд этот, ветер растят меня как телёнка.
робкая выдержка, жёлтая шевелёнка.

только будет ласкаться,
возникать на вольфрамовом кружеве нефтяная звезда,
провисать и рукав и нитянка.
на какую монету меняют моё «никогда»,
докупают шрапнель для подранка —

за двойной мараведи? за дымку и прорубь в груди?
(предстояние сна, псевдоним бодимода.)
на все нервы застёгнут, неверной рукой обведи
контур родинки-светодиода.

всё, что здесь происходит,
— дрожание пальцев, убийство барту́.
двухбазарная жопа, слуга двух господ,
наливная стекляшка, пурпурная жжёнка.
я иду не на свет и хочу пронести сквозь слюду
только меч и ребёнка.

возле линии насыпь, обугленный символ,
сквозные кусты. обещай этот снимок
и рай перевёрнутым вётлам.
повернись, нам опять прижигают кресты,
как апрельским и майским животным.


  предыдущий материал  .  к содержанию номера  .  следующий материал  

Продавцы Воздуха

Москва

Фаланстер
Малый Гнездниковский пер., д.12/27

Порядок слов
Тверская ул., д.23, в фойе Электротеатра «Станиславский»

Санкт-Петербург

Порядок слов
набережная реки Фонтанки, д.15

Свои книги
1-я линия В.О., д.42

Борей
Литейный пр., д.58

Россия

www.vavilon.ru/order

Заграница

www.esterum.com

interbok.se

Контактная информация

E-mail: info@vavilon.ru




Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2019 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service