Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
 
 
 
Журналы
TOP 10
Пыль Калиостро
Поэты Донецка
Из книги «Последнее лето Империи». Стихи
Поезд. Стихи
Стихи
Метафизика пыльных дней. Стихи
Кабы не холод. Стихи
Галина Крук. Женщины с просветлёнными лицами
Поэты Самары
ведьмынемы. Из романа


Инициативы
Антологии
Журналы
Газеты
Премии
Русофония
Фестивали

Литературные проекты

Воздух

2012, №3-4 напечатать
  предыдущий материал  .  к содержанию номера  .  следующий материал  
Архив и мемориал
Искусство лжёт

Михаил Лаптев
Публикация Андрей Урицкий

* * *

Эта большая звезда зовётся
Иоганн Гугенау. А та, слева, —
Франц Мёллер. А дальше, над
деревом, — Эрих Вайс.
Этих людей уже нет, но звёзды
взяли их имена.

1985, 1988


* * *

Купец печь вёз в извоз,
и вор рек: — Ворон рек!
Глубинный лес, подземный лес!
Восстань же, кожемятный бес!
Но беса нет. И пистолет
привязывал к бедру скелет,
любитель пива и котлет.

1988


* * *

И будет, будет белый дождь!
И ты войдёшь в комнату смеха
из цеха, из луны. Темны

её бетонные просторы,
её историй кутерьма,
её дома. И бьёт её

тяжёлым током. А с Востока
второй подходит. На подводе
его — бумажная трава.

1988


* * *

Босяк подошёл к деревеньке.
Гармошка играла вдали.
В басах местных аборигенов
торчало немножко смолы.
И курится кузница где-то,
и курица чешет в пыли.
Трактирщик, багровый, оплывший,
идёт, словно царь вечеров.

— Проходь, добрый странник, подале,
тут нет для тебя ни хрена.
Ночуй на вокзале, за лесом.
Ну на́ тебе гривенник, на!
Что слышно о турках, о немцах?
Как дышат святые места?
И, сидя под полночь за водкой,
наш странник сомлел. Наверху

ему постелили постелю —
всё старенькое бельецо.
А утром, колючим, дешёвым,
прогнали за дверь босяка.
И в плотных, болотистых дебрях
акулы загрызли его.
И школа о нём повествует
детишкам. И нету его.

1988


* * *

Живые ногти из земли растут
и колосятся, расцветая.
То — поросль кошмара золотая,
       то — Страшный Суд.

Огромный шестипалый серафим
с дубинкою стоит у рынка,
и из рядов торговых крынка крикнет:
       — Пощады, господин!

Но он не смилостивится над ней —
       ведь он при исполненьи.
И наслажденье сухомятных денег
       вещает Берендей.

В поникшем Центре — ангелы скупые
       с мечами наголо.
Они затылок выбрили России
за то, что в ней мне не было тепло.

И чёрный Бог сжимает в кулаке
       отпаренную марку
и говорит торжественно и жарко
       о бронзовой реке.

И вспучился весь Тихий океан,
и в Магадане мёртвые восстали...
...Затепли свечи, — ублажи киот! —
       он весь из стали.

1988


* * *

Очки берёз похожи на сома.
Дюраль жары всё бредит Калитою.
Брось, устарело это и пустое!
И Бальмонта читает Колыма.

Она не помнит, как он тут сидел
за революционные листовки,
застенчивый, неистовый, неловкий,
раскрывший грудь под град калёных стрел.

И лучникам Кучум велел кончать стрельбу,
и пил денатурат в шатре своём с поэтом,
и Библию они читали. И за это
им памятник поставлен. Но табу

приблизиться к нему и возложить цветы,
и прочитать стихи о том, как был замучен
поэт. И под песком, тяжёлым и зыбучим
               изменишь облик Ты...

1988


* * *

«9»? Сам Николай ер. Без хазы. Темно.
Он — собака Эвклида в крепком чае.
Он разливает детсадовцам сухое вино.
Он скользит по рыбьему жиру Арбата.

                  Ъ

Искусство лжёт. Джугашвили играет на рояле.
В Пале-Рояле назначают свидания.
Скажите мне, когда начнётся следующий виток,
я запасу хлеба и мяса.

Бездна. Купи мне трафальгарскую колонну.
Ивики полетят на ней в Космос.
Они не хотят молока. Их прогнали.

Бесы строят Магнитку в буран и мороз.
Режемчем! Вынимают еду из боярских спин.
Стандартное имя марсианской царевны — Эолла.

Засунь мне в рот грязные бинты.
У каждого свои сложности. Дворян нет.
Флакон. Хочу быть мещанином.

1988


* * *

Как ходил да по Руси бедолага,
голь кабацкая, калика перехожий.
Как входил он во богаты палаты,
как давали ему грошик в прихожей.
Да собрал он этих грошиков тыщу,
на лаптях да на жратве сберегая,
и до Киева добрёл. — Городище!
Кабаков одних здесь сотня-другая.

Как отсюда да до нового Афона,
от Афона до Иерусалима
корабли идут, уключины стонут,
корабли идут, да мимо, всё мимо!
Эх, калика ты, пропитое рыло!
Ко святым местам тебе не добраться.
В первой же корчме всё пропил он,
полстолицы угощал: «Пейте, братцы!»

А наутро встал с гудящей башкою
и обратною пошёл он дорогой,
чтоб соседям рассказать: «Там такое!
Плащаницу я Христову потрогал!
Во святых местах — молочные реки,
во святых местах богато живётся!
Там — жиды, да сарацины, да греки...
Чтобы пусто было им, инородцам!»

1989


  предыдущий материал  .  к содержанию номера  .  следующий материал  

Продавцы Воздуха

Москва

Фаланстер
Малый Гнездниковский пер., д.12/27

Порядок слов
Тверская ул., д.23, в фойе Электротеатра «Станиславский»

Санкт-Петербург

Порядок слов
набережная реки Фонтанки, д.15

Свои книги
1-я линия В.О., д.42

Борей
Литейный пр., д.58

Россия

www.vavilon.ru/order

Заграница

www.esterum.com

interbok.se

Контактная информация

E-mail: info@vavilon.ru




Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2019 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service